Тот, кому больше всех надо

19 июня 2014
0
616

Кто-то, подводя итог прожитой жизни, считает, сколько нажил добра, а Александр Яковлевич Витяков перечисляет свои добрые дела.

Мы же – люди…

В Подстепном его знает каждый старожил: все свои 76 лет он прожил здесь, а некоторым подстепнинцам даже помог появиться на свет. Нет, он не акушер и не гинеколог. Основная его профессия – шофер. И когда-то его полуторка была почти единственным транспортным средством в селе, так что приходилось односельчанок в роддом возить, а дважды даже самому в дороге принимать роды.

– В 1957 году прибежал ко мне сосед Митька. «Дядь Саш, жена рожает, отвези в роддом». А тогда моста через Урал еще не было, на барже переправлялись. Подъезжаем мы с ней, а баржи нет. А она рожает. Так и родила у меня в кабине. Я ребеночка в рубашку свою завернул и – обратно. «Вот, говорю, Митька, сыночек тебе». А он говорит: «Санек будет. В честь тебя, дядь Саш». Сашка взрослый давно, но до сих пор меня крестным называет, – рассказывая эту историю Александр Яковлевич вытирает слезы. – А осенью того же года прибегает Лука Семенович Логвиненко, участник войны, и просит Зою, жену, в роддом отвезти. И тоже не доехали – девочка родилась. В честь супруги моей Любашей назвали. А с Зоей через три года несчастье случилось: в поле затянуло ее в косилку, привезли в село на лошади. Врачи в городе ее спасли, только она после этого недолго прожила.
Водительский стаж у Витякова без малого 60 лет и – ни одного нарушения. А скольких людей он выручил на дороге, подвез, он не считал. Помогать людям для него в порядке вещей. Жена, бывает, ворчит: «Тебе что – больше всех надо?». А он говорит, что по-другому просто не может: «Мы же люди, должны друг другу помогать». Случай с местным пьяницей запомнил, пожалуй, благодаря фильму.

– Шел я зимой из клуба, индийский фильм «Бродяга» показывали. Кажется, это 59-й год был. Смотрю, наш местный «бродяга» в канаве пьяный валяется. Поднять его не смог – здоровый. Пошел за санками. Погрузил, привез домой, растер, чаем напоил. А так ведь, замерз бы или отморозил руки-ноги. Он, правда, потом все-таки спился…

Еще Александр Яковлевич гордится тем, что потушил в Подстепном четыре пожара, а в одном случае предотвратил взрыв газового баллона. Это было в 2011 году.

– Пожарные приехали, удивились. Говорят: «Как ты, дед, не побоялся?» А я говорю: «Чего мне бояться, старый уже, пожил».

К пожарному делу у Витякова отношение почти профессиональное. В 80-е годы работал он в аэропорту водителем на пожарной машине. Самолетов тогда в аэропорту приземлялось много.
– Каждый водитель с машиной, заправленной водой и пеной, и тремя бойцами за смену встречал восемнадцать самолетов, – рассказывает он. – В тот раз встречали ТУ-154. Когда самолет коснулся земли, я сразу по тормозному пути понял – что-то не так. Он на горящих шасси пролетел выезд на рулевку и остановился у самого конца взлетной полосы – огонь до брюха самолета добирался. Мы за 25 секунд были на месте – самолет стоял, качался, шасси горели, могли взорваться бензобаки, а в самолете люди. Когда затушили, вышел пилот – белый, как его рубашка. Поблагодарил нас за оперативность.

Про погибших летчиков знал с детства

Александр Яковлевич гордится своей причастностью к самолетам и летчикам. Тем более, что с детства знал: в Подстепном похоронены два летчика, погибших в годы войны.

– Уральск был прифронтовой зоной. В Подстепное было эвакуировано Батайское летное училище, и располагался секретный военный аэродром, – рассказывает он. – В подвале церкви был склад боеприпасов, наши старики об этом помнили. Отсюда самолеты летали на Сталинград. В 1943 году недалеко от поселка упал горящий самолет. Люди побежали спасать летчиков, вытащили их из кабины обгоревших. На документах только фамилии смогли прочитать: один Шилов, другой Григорьев. Они были совсем молодые, курсанты. Похоронили их на нашем сельском кладбище, над самой рекой. На могиле поставили винт того самого самолета.

Все эти годы подстепнинцы ухаживали за могилой летчиков, а потом всё изменилось. Сначала вокруг могилы пропала ограда, а потом и винт самолета с могилы летчиков пошел на металлолом. Витяков решил во что бы то ни стало восстановить памятник на могиле летчиков. Помог директор аэро-
порта генерал-майор авиации Хайретдин Рыскалиев, а директор гражданского летного училища Равхат Насыров подарил винт от настоящего АН-2. Летчика Ивана Лазовского, считает Витяков, ему сам Бог послал.

– Иван – летчик первого класса, работал в нашем аэропорту. Я его встретил и рассказал о нашей проблеме. Он говорит – только покажите, куда привезти ограду – сделаем и поставим. И не только ограду сделал, но и самолетик сверху на винт приварил – точную копию АН-2.

Самолетик этот вандалы вскоре снова отломали, но Иван Иосифович его снова поставил.

Александр Яковлевич часто приходит на эту могилу, а девятого мая – обязательно. Его отец погиб на фронте и где похоронен, неизвестно. В годы войны умерли от голода два его младших брата. И здесь он вспоминает всех – погибших, умерших, не вернувшихся.

«Как можно – память в подвал?!»

Такие пришли времена, что пришлось Витякову и другим ветеранам Подстепного бороться еще за один памятник – погибшим на фронте землякам. Его подстепнинцы поставили напротив акимата в честь 30-летнего юбилея Победы. На нем были высечены имена 27 погибших земляков. Первым шел Герой Советского Союза… Когда в здании акимата открыли гимназию, обнесли ее забором, то памятник оказался за оградой. А потом и вовсе исчез. Возмущенные ветераны обнаружили его… в подвале акимата.

– Деньги на этот памятник мы собирали всем селом, – возмущается Витяков. – А они его – в погреб. Аким сказал, что он старый, некрасивый и его надо заменить. Но ведь это – память! Там фамилии погибших, а их – в погреб?! Мы втроем пошли, заставили две эти плиты с фамилиями вытащить и вымыть от грязи. Так и стоят они в акимате, прикрытые тряпками.

На каждом сходе Витяков поднимал вопрос о памятнике.

– Аким обещал поставить новый. Из района выделили на него четыре миллиона тенге. А потом долго решали, где его поставить.

– Поставили его почему-то напротив дома Юрьева (директор местного училища – ред.). Другого места не нашлось, – говорит Витяков. – Надпись – только на казахском, фамилии – по алфавиту, причем там не только наши, подстепнинские. Но почему по алфавиту, если Героя нужно – первым? Надпись, правда, потом на русском добавили: «Никто не забыт, ничто не забыто». Но никто теперь туда, к этому памятнику, не ходит… А я хотел Вечный огонь возле него сделать, я ведь и газовик тоже, у меня допуск есть к таким работам.

Дети войны

Много лет ветеран борется за то, чтобы им, детям войны, присвоили этот статус. Инициативная группа, которую возглавляет Витяков, обращалась к депутатам Мажилиса, в Министерство соцзащиты, Президенту.

«Наше поколение все детство голодало, многие умирали, нам приходилось кормиться корнями водорослей, лебедой. Мы работали подносчиками на военном заводе имени Ворошилова, в селах на плантациях, собирали колоски. Наши отцы воевали, и многие не вернулись с фронта. От нас, кто остался в живых, сейчас требуют справку, что мы шесть месяцев проработали во время войны. В настоящее время подтвердить тот факт очень сложно, так как очевидцев этих событий в живых остались единицы. Мы отработали по 63 года, но не получаем ничего, кроме мизерной пенсии».

Обращения, как правило, пересылались в местные исполнительные органы: «Учитывая, что поднимаемые вопросы являются прерогативой местных исполнительных органов, просим вас рассмотреть возможность оказания содействия в решении вопросов и о результатах сообщить заявителю», – ответили из Комитета по контролю и социальной защите населения, как бы не заметив, что заявители просят решить этот вопрос на государственном уровне, законодательно закрепив их статус.

– Восемнадцать лет мы добиваемся статуса «дети войны», и каждый раз одни отписки. А сколько нам осталось жить? Сейчас многие пенсионеры получают минимальную пенсию, особенно в сельской местности. Если бы узаконили наш статус, тогда бы не было этой неразберихи, когда одним дают это пособие, а другим, родившимся в том же году, – нет, – говорит Витяков. – А ведь мы просим, чтобы все, кто родился перед войной и во время войны, получили этот статус и соответствующие льготы.

Обнадеживающий ответ ветераны получили недавно от депутата от КНПК в мажилисе В. Косырева:

«В 2006 году наша партия поддержала инициативу карагандинских коммунистов о включении в число льготников граждан, родившихся перед Великой Отечественной войной и в годы войны. Таких людей тогда насчитывалось более двухсот тысяч человек. Тем не менее депутаты включили в проект Закона «О ветеранах» статью, приравнивающую «Детей войны» к работникам тыла. Однако Правительство отозвало этот проект из Мажилиса. Ваши пожелания усиливают нашу убежденность в том, что такую социальную норму нужно вводить. Война сказалась на детях, они остались без отцов, выросли в неполных семьях, не получили достойного образования, подорвано их здоровье, многим не удалось заработать хорошей пенсии. В Парламенте эта тема не закрыта. Мы найдем возможность возобновить рассмотрение этого вопроса при первой возможности».

– В 2006-м нас, детей войны, было двести тысяч, сейчас, наверное, половина осталась, – вздыхает Александр Яковлевич. – Дождутся, когда, как ветеранов, единицы останутся…

В его списке «детей войны» или «детей тыла» – 45 жителей Подстепного.

– Кто из наших уехал в Германию или Израиль, их там к участникам вой-
ны приравняли, пенсии платят такие, что хватает по миру поездить. А наше правительство для нас копеечной доплаты не может дать. Когда деньги меняли на тенге, у нас три тысячи рублей было сбережений – хотели «Москвич» купить, а жена говорит: «оставим на похороны». Поменяли нам три тысячи рублей на полторы тенге! – восклицает Витяков.

Выручает подсобное хозяйство и золотые руки. Еще 18 лет назад собрал Александр Яковлевич из разных деталей машину, которую назвал «Сельский труженик». Она и грядки окучивает, и сено косит, и зерно молотит, и скорость может развить до 60 километров в час. К тому же Александр Яковлевич еще и пчеловод – как его отец, которого он почти не помнит.

Накануне 76-летия его поздравили односельчане, друзья, знакомые. Ветераны Н.И. Димура, В.Л. Ченцов, Н.А. Чиндневич, И.Г. Челов и другие желают ему доброго здоровья и долгих лет жизни.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top