Татарский расклад

24 апреля 2014
0
575

(Окончание. Начало в №14-16)

Миликеев Шарафутдин ЛалыевичМногие звались черкесами

Имеются сведения и о других татарах, воевавших в казачьих войсках: Ахмет Хаметьев в 1804 году служил «в киргизской степи», а в 1811 – «противу турок». «В сражениях противу турок» был и Апкеш Утяпов. Искандер Чубеков, Утяп Юсупов и Ариста Наиптиев «были в азиатской степи», «были в резервных командах за Уралом», «за Уралом при учреждении пикетов неоднократно находились».

– В сражениях под Иканом в декабре 1864 года уральцы проявили несравненный пример героизма, отражая в течение трех дней атаки десяти тысяч кокандцев силами одной сотни. Многие умерли от ран, среди них Насыр Фаткуллин, выжили немногие, к примеру, Шаргай Токмаев.

Казаки-мусульмане продолжали верно служить Отечеству и в последующих кампаниях. Среди уральских казаков, награжденных «за дело с бухарцами 5 апреля 1866 года», были сотник Курбан Баукаев и урядник Бухар Хусаинов, – Марат Багаутдинов продолжает рассказывать о татарах-казаках. – Однако среди командиров шести льготных уральских полков, участвовавших в 1891 году в параде по случаю 300-летия служения России уральского казачества и приезда наследника престола в Уральск, нет ни одной нерусской фамилии. Среди 32-х фамилий сотников тех же полков таких оказалось лишь две – Искаков и Нуралин, оба офицеры, командиры.

О расселении «инородцев» по регионам войска свидетельствуют данные Бородина за 1885 год. В то время в Уральске проживали 279 татар войскового сословия, а 1 600 татар были невойсковых сословий. В Гурьеве соответственно – 38 и 372 человека, в Илецке – 42 и 818. На первый взгляд, большинство татар как бы не имели отношения к войску, но это не совсем так. Из 10 079 живших в войске татар, казаками были 5 378 (53,4%), иногородними – 4 701 (46,6%). Дело в том, что среди городских татар к казакам относилась сравнительно небольшая их часть, в станицах же картина существенно отличалась.

Так, в станицах уральского отдела проживало около трех тысяч татар казачьего сословия и примерно 1,2 тысячи – иногородних. В Калмыковском отделе в казачью общину входили около двух тысяч татар и не входил 471 человек. В Гурьевском отделе насчитывалось соответственно 83 и 141.

В то же время надо учитывать емкость этнонима татарин. В русских источниках XVI-XIX веков татарами называли многие тюркоязычные и некоторые другие народности, жившие на окраинах России. В данном случае наглядны материалы переписи яицких казаков 1723 го-да. К примеру, дед и отец татарина Балты Асапкина – горские черкесы, дед и отец татарина Мункея Калмыкова – калмыки, дед и отец татарина Джумая Богданова – башкиры.

Быт

Татары-казаки были одной из самых многочисленных тюрко-язычных групп в составе яицкого казачества, поэтому наряду с русскоязычными школами в казачьих регионах создавались школы для детей татар, башкир, ногайцев и так далее. Открытие таких заведений диктовалось тем, что казаки-мусульмане, входившие в войска, держались своих обычаев и не знали русского языка, что затрудняло их общение в казачьей среде. Тем не менее в казачье сословие включали многих иноверцев в силу их профессиональной пригодности. В 1840 году представителям мусульманской аристократии (Джаншуриным, Урусовым, Тинбаевым и др.) было разрешено занимать командные должности в войске.

В 1855 году Военный совет Российской империи принял документ, регулирующий религиозный быт казаков-мусульман, «Правила устройства духовной жизни магометан казачьего сословия». Согласно документу, 18 599 мусульман состояли в штате Донского, Черноморского, Кавказского, Уральского, Оренбургского, Сибирского линейных казачьих войск и Тобольского полка. Их духовные нужды обслуживали 114 мечетей и 169 мусульманских духовных лиц, поскольку для создания прихода требовалось наличие не менее двухсот мусульман-мужчин.

Штат служителей соборной мечети мог включать в себя три лица: имама, хатиба и мудзина; при обычной мечети – только два. Эти служители сначала избирались на местах в присутствии станичных начальников, а затем проходили «духовные испытания» в Оренбургском или Таврическом муфтиятах. В первую очередь учитывалась «политическая благонадежность», поэтому кандидат утверждался в том числе и местной военной администрацией.

Тому, что казаки-татары сохранили свой язык и традиционную веру – ислам, способствовала веротерпимость яицких казаков. На Яике издавна принято было крестить лишь плененных иноверцев, те же, кто пришел по своей воле, могли сохранять свою веру. В Уральске было две Татарские слободы – Старая и Новая, и, как уже говорилось, населенные пункты, где проживали исключительно татары.

Формирование фамилий и что с ними стало потом

– В XVI веке у яицких казаков-татар, по всей видимости, фамилий не было, раз нередко в документах того периода они упоминаются лишь по имени, например, Катлыбай, Кудиберда, Бальта и так далее. Позднее появляются двухчленные именования, – говорит Марат Рафаильевич. – Из ставших известными нам казаков-татар, согласно переписи, Кизек Кичкинеев, Узбек Тюленбетов, Идеркей Баймеков и других, вторая часть именований вряд ли является фамилией. Это скорее всего, именования по отцу, отчества.

Кроме того, второй компонент мог восходить к имени человека, с которым именуемый был связан отношениями родства или свойства. Так, в документах 1716 года упоминаются яицкие казаки Сюлемейкин брат, Аднагул Яшменеева зять. То, что второй компонент двучленных именований являлся в основном отчеством, видно на примере именования Идеркея Баймекова и его приемного сына из туркмен Балтая Идеркеева, живших во второй половине XVIII века. Поскольку, если бы компонент Баймеков был фамилией, то он повторился бы у сына, однако у последнего в качестве второго члена именования выступает антропоним, образованный от личного имени приемного отца – Идеркеев.

Затем появляется потребность в более четкой идентификации лица, и стремление к унификации именований лиц казачьего сословия становится нормой. Дополнительным толчком к началу формирования фамилий у яицких татар-казаков могло явиться появление фамилий в среде других групп татар, с которыми яицкие (уральские) казаки-татары поддерживали связи, например, с казанскими татарами, поскольку Новая Татарская слобода в Яицком городке, возникшая в первой половине XVIII века, была заселена выходцами из Казанской губернии.

В книге А. Назарова «Очерки фамилий уральских-яицких казаков» описаны 311 фамилий казаков-мусульман с 1750 по 1918 годы. Из них 27% восходит к заимствованиям из арабского, персидского языков или гибридным именам. А вот у казаков-русских и у крещеных казаков-тюрков именования уже были трехчленны: Леонтий Алексеев Харитонов, Иван Иванов Емуранов.

Завершение становления фамилий казаков-татар произошло, по-видимому, к концу XIХ – началу
ХХ веков. Об этом свидетельствуют письменные источники, например, Гупар Газиев Сагитов, Султан Жангаев Ибраев и т.д.

…– При большевиках, которые никогда не забывали своих классовых врагов, казаки пострадали особенно жестоко, практически все они были уничтожены «как сословие», – добавляет Максут Утепов, докладчик конференции «Уральские казаки-татары». – Людей разделили на национальности, дав им паспорта, как русским, татарам, киргизам. Здесь и началась путаница в фамилиях и национальностях: ногаи и калмыки частично записывались казахами, ибо надо было скрыть свое казачье прошлое, срабатывал инстинкт самосохранения. Поменял одну букву в фамилии, изменил национальность и ты уже как бы другой человек. А если ещё и переехал в другой район, область, то можно жить спокойно. Бабки и деды прятали по сундукам старые фотографии бравых казаков, увешанных крестами и медалями.

Вместо эпилога

– Полиэтничность и поликонфессиональность была характерной чертой не только яицкой казачьей общины, но и казачьих общин других регионов в период их зарождения и становления. Однако коснемся и других – невойсковых дел того времени.., – Марат Рафаильевич делает паузу. – При переселении из Заказанья и иных мест компактного проживания татар на земли Уральского (яицкого) казачьего войска, татары попадали в окружение людей, близких по вероисповеданию, культуре, традициям и языку.

Уральск находился в удобном с экономической точки зрения месте, что позволяло татарским купцам развивать свою торговлю, накапливать капитал. Город был одним из важных и значимых центров татар в Российской империи, находившимся за пределами Татарстана. Здесь действовало четыре медресе, татарские классы. Немало мектебов было и в области, при мечетях детей обучали грамоте, впоследствии отправляя в город к таким учителям, как Мутыгулла Тухватуллин. Недаром в наш город приезжала учиться молодежь из ближайших городов России: Самары, Саратова, Оренбурга, Астрахани и даже Казани.

– Здесь были воспитаны и получили хорошее образование Габдулла Тукай, Камиль Тухватуллин, Габдулла Кариев, Назиб Жиганов, Галия Кайбицкая, принесшие славу не только Уральску, – с гордостью говорит директор музея татарского поэта и просветителя Тукая Марат Рафаильевич. – В начале XX века в Уральске выходили газеты и журналы на татарском языке, распространявшиеся по всей России, работал театр, в котором начинали свою карьеру Агдам и Галия Кайбицкие-Тухватуллины, Сара Зарова.

– Еще раз повторюсь, мы не собираемся навешивать ярлыки на те или иные события, трактовки исследователей, историков, у каждого есть своя точка зрения и интерпретация происходившего много лет назад, – подчеркивает он. – Но пролить свет на прошлое наших предков, сохранить и передать это потомкам – наша обязанность. Планируем привлечь специалиста для исследования метрических книг и других архивных материалов.

Наталья Жукова
По материалам конференции
«Уральские казаки-татары»

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top