Танковый просчёт

31 января 2019
0
44

«Отлично. Первым же выстрелом! Снаряд, выпущенный из русского танка, пробивает лобовую броню «Тигра»… Я не могу начинать наступление. Вернуть все танки на заводы и поставить дополнительную броню». Так оценил «готовность» вермахта к битве под Курском в июле 1943 года Адольф Гитлер в киноэпопее Юрия Озерова «Освобождение». Так оно, скорее всего, происходило и в действительности. В школьные и студенческие годы мы порой задавали преподавателям напрашивающиеся вопросы: гитлеровцы знали, что нападут на СССР, но почему с танками «пролетели»? Почему «Тигры» и «Пантеры» начали в страшной спешке появляться только в ходе войны?

В СССР на «фольксвагене»

Ответить на такие вопросы тогда оказалось не так-то просто. Лишь в конце 1980-х годов появились публикации, позволяющие объяснить причины очевидного провала «танковой стратегии» фашистской Германии.

В. Орлов в сборнике «Тайны веков» (Москва, «Молодая гвардия», 1980 год) обратил внимание на любопытное обстоятельство. Конструктор Фердинанд Порше и его сын Ферри создали очень удачный легковой автомобиль «фольксваген» и вдруг переключились на «бронированные чудовища из крупповской стали» (стр. 239). Что за чудеса? Специалистов концерна Круппа не назовешь дилетантами…

По мнению В. Орлова, именно авантюризм фашистских правителей привёл к просчётам в танковых вопросах в период Великой Отечественной войны.

И это прекрасно согласуется с фактами, о которых почему-то у нас не принято было упоминать. Поэтому и возникали вопросы у студентов и школьников! Дело в том, что главная установка фашистских планов агрессии хорошо известна: блицкриг, молниеносная война. В соответствии с
такой доктриной готовилась и военная машина.

Зачем напрягаться с какими-то танками, когда вермахт победно проехал по Европе на лёгком танке Т-2 и 20-тонных средних Т-2 и Т-4?! Их броня не превышала 30 миллиметров, основным вооружением была скорострельная пушка калибром 37 миллиметров.

В расчёте на блицкриг выбрали ведущее качество этих машин – высокую скорость, до 55 километров в час. Однако НА ГРЯЗЬ И ТРУДНОПРОХОДИМУЮ МЕСТНОСТЬ НЕМЕЦКИЕ КОНСТРУКТОРЫ НЕ РАССЧИТЫВАЛИ. В такое трудно поверить, но стратеги вермахта, по Орлову, убедили конструкторов в том, что главные боевые действия будут вестись… вдоль основных магистралей (!). Ещё труднее поверить в то, что плохо работала германская разведка. Наверняка она предупреждала о разработках СССР в этой области, как и о том, что советская военная промышленность росла на 39% в год, создавалась новая боевая техника…

Тем не менее, оккупация Франции и других стран Европы, лучшие ходовые и боевые качества немецких танков успокаивающе подействовали на фюрера и его окружение. Вот и выходит летом 1940 года приказ: прекратить в области вооружения все исследовательские и конструкторские работы, которые нельзя закончить в течение одного года.

Начавшееся проектирование танковых пушек повышенной мощности и модели тяжёлого танка приостановились. Все силы бросили на то, чтобы заменить в войсках устаревшие танки новыми Т-3 и Т-4. Перед нападением на Советский Союз фашисты сосредоточили на нашей границе около 4 000 танков.

Боязнь с ведром

Ещё удивительнее выглядят успокоительные сообщения военного атташе из Москвы. О принятых ещё в 1939 году (а не в 1941-м, как писали учебники) на вооружение советских танках Т-34 и КВ с противоснарядным бронированием, дизель-моторами и 76-миллиметровой пушкой гитлеровцы не имели ясного представления. Появление на боевых позициях этих машин стало для противника полной неожиданностью.

Немецкий генерал Г. Блюментрит вспоминал:

«В районе Вереи танки Т-34 как ни в чём не бывало прошли через порядки 7-й пехотной дивизии, достигли артиллерийских позиций и буквально раздавили находившиеся там орудия. Понятно, какое влияние оказал этот факт на моральное состояние пехотинцев. Началась так называемая «танкобоязнь».

Генерал фон Клейст издал особый приказ, запрещавший при объявлении тревоги панические крики «Русские танки прорвались!»

Т-3 и Т-4 могли поражать наши танки с расстояния не более 500 метров, да и то в бортовую и кормовую части. Тяжелый КВ вообще оказался противнику не по зубам. Борьбу с советскими танками пришлось возложить на зенитную артиллерию и авиацию, ибо немецкая 37-миллиметровая пушка оказалась для этого непригодной.

Оказавшись без эффективных средств поражения танков противника, гитлеровское командование пошло и на вовсе беспрецедентный шаг: появилась инструкция – к Т-34 подползать со связкой гранат, а в атаку на КВ идти… с ведром бензина в руке, облить его горючим и поджечь. За такой поступок полагался внеочередной отпуск в Германию, однако охотников бежать с ведром под ураганным огнём не находилось.

Удивительно, что о таких показательных фактах наши историки и пропагандисты даже не упоминают! А ведь они многое объясняют в вопросах тактики не только в начале, но и в ходе всей Великой Отечественной войны!

В августе 1941 года первым проснулся Гудериан, который сам видел, как тают его механизированные дивизии. Он предложил срочно изменить конструкцию немецких танков. Для изучения Т-34 на фронт выехала группа специалистов. Решили просто СКОПИРОВАТЬ этот танк, используя образцы захваченных машин. Но Гитлер посчитал это оскорбительным. К тому же производство дизеля наладить в такой короткий срок невозможно. Фюрер устроил хорошую взбучку своим генералам и предложил сделать упор на другом: увеличить пробивную силу снаряда, применив длинноствольную пушку и одновременно нарастить броню.

Так в ужасной спешке появился «Тигр» весом 55 тонн. Такой вес исключал его выпуск в больших количествах, поэтому отец и сын Порше произвели «средний» танк «Пантера». Почему в кавычках? Его заковали в броню до такой степени, что машина почти догнала по гигантизму «Тигр». Однако качественно превзойти Т-34 новым немецким танкам так и не удалось, что и показало легендарное сражение под Прохоровкой.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top