Талант добро творить

29 мая 2014
0
859

Н. ЛисицынаВ Уральске появился Мамин дом. Здесь могут найти приют женщины, родившие ребенка, но не имеющие жилья и оставшиеся без всякой поддержки. Проект общественного фонда «Ана үйі» был создан с целью сокращения количества сирот при живых матерях. Спонсорами являются предприниматели Казахстана. Хозяйка (официально координатор) Дома мамы – Надия Лисицына.

У Надии Лисицыной талантов – великое множество. Она и статью напишет, и картину нарисует (окончила худграф), и мозаику выложит, и платье сошьет, и пироги напечет. Она одинаково ловко обходится и с кухонной поварешкой, и со столярным рубанком (отец научил), и с мастерком, и со швейной иглой. Но главный ее талант – это доброта и удивительная способность моментально настроится на волну собеседника, желание тут же прийти на помощь – ребенку, старику, бездомной собаке.

Надию Лисицыну знают десятки матерей, чьи дети нуждались в операциях за границей и которые приходили в редакцию местной газеты, где она работала, с последней надеждой на помощь. Надия связывалась с клиниками в Москве, Петербурге, в других городах России, искала спонсоров, договаривалась о сроках операций. Она часто повторяла: «Я каждого ребенка через сердце пропускаю».

Порой доходило почти до мистики. Было три случая, когда детям нужна была срочная операция, а денег не хватало. Надия сильно переживала. И каждый раз ей звонили незнакомые люди и предлагали недостающие деньги – наличными. И все трое объясняли это тем, что им приснился этот ребенок. Иначе, как влиянием высших сил, она это объясить не могла. Врачи потом говорили, что еще несколько дней промедления, и этих детей было бы не спасти. Каждый раз она повторяла: «Сколько все-таки у нас добрых людей!»

В другой раз она обратила внимание на мальчика, у которого была сильная косолапость. Ортопеды удивились: где родные были раньше, это давно можно было исправить. Оказалось, что у него пьющие родители, которым было не до ребенка. Надия договорилась насчет операции, нашла спонсоров и отправила мальчика в сопровождении социального педагога школы, где он учится, на операцию.

– Он ведь на щиколотках ходит, превозмогая боль, – рассказывала она. – И совсем немного времени оставалось, чтобы это исправить.

Однажды она развозила одежду по малообеспеченным семьям и наткнулась на двух мальчиков девяти и одиннадцати лет, мерзнувших во дворе, куда их выпроводила мать, проводившая время в компании собутыльников.

– Был ноябрь, они сидели и дрожали. У меня одежда в багажнике была, я их прямо там и одела,– рассказывает она. – А потом нашла их бабушку и уговорила ее взять внуков к себе.

Потом подключились социальные службы, хорошо знающие эту семью, пригрозили матери лишением родительских прав: Надия никогда не оставляет тех, кого однажды взяла под опеку.

Когда редакция проводила акцию «Соберем ребенка в школу», Надия не просто раздавала собранную одежду и портфели, но подбирала все индивидуально и даже возила детей на примерку в магазины спонсоров и на рынок.

К любому делу она относится творчески и с душой. Помню, как скептически отнеслись все к идее «Письма Деду Морозу» с просьбой о подарке. Мол, современные дети будут просить смартфоны и планшеты, где таких спонсоров найдешь? Действительно, были пожелания и планшетов, и сотовых телефонов, но она все равно сумела как настоящий Дед Мороз найти неравнодушных людей и выполнить все просьбы. Каждый ребенок получил то, что просил – даже планшет и телефон.

Своим желанием доставить радость она умеет заразить окружающих. Кажется, все предприниматели города искали для подарка одной девочке голубого зайца, для другой – шоколадного. Предлагали белых, серых, даже красных, но она твердо отвечала: «Нет, нужен голубой». И он нашелся. А большого зайца из белого и черного шоколада принесли прямо перед Новым годом.

– Посмотрите, какой красавец в белых штанишках! – как ребенок радовалась Надя.

На елку она отправилась, нарядившись в костюм Снегурочки.

Лучшей кандидатуры на должность «хозяйки» Дома мам общественному фонду «Ана үйі» было не найти. Новая работа на ниве благотворительности во многом отличается от прежней.

– Если до этого я видела, как матери готовы были отдать последнее, чтобы только спасти, вылечить своего ребенка, то здесь все наоборот: от этих девчонок, попавших в трудную ситуацию, отворачиваются самые близкие люди – их родные матери, – говорит Надия. – Чаще всего это студентки, приехавшие в город из отдаленных аулов. Здесь им хочется скорее начать взрослую жизнь, о которой ничего не знают. Забеременев, они боятся возвращаться домой, потому что ребенок без отца – это позор семье. Некоторым матери так и говорят: «Нагуляешь – домой не возвращайся». Куда им идти? Если больных детей можно вылечить, то эта проблема всегда остается в тени, такие вещи не афишируют. А сколько трагедий, сколько изломанных судеб, сколько брошенных детей и матерей, которые потом будут горько сожалеть о своем решении оставить ребенка? Они ко мне обращаются с разными вопросами, и я понимаю, что никто никогда не говорил с ними по душам.

Но зачем было открывать в стране эти Дома, если в каждом городе есть Дома ребенка, открыты Кризисные центры?

– Между Маминым домом и Домом ребенка большая разница, – объясняет Надия. – В Дом ребенка матери отдают своих малышей под опеку государственных нянь, а у нас мамы остаются с детьми. Из детдома молодые мамы потом могут ребенка и не забрать, отвыкнуть от него, написать отказ, ведь оправдания этому всегда найдутся: нет жилья, нет работы, нет мужа. У нас они имеют право жить, пока ребенку не исполнится полтора года. «Детские» деньги они копят, потому что находятся на полном обеспечении. Чтобы попасть в Кризисный центр, нужно кучу справок собрать. А к нам – достаточно просто позвонить.

В коттедже, рассчитанном на двенадцать женщин с детьми, пока только три мамы. Все они собирались оставить своих детей, а сейчас не могут на них нарадоваться.

– Недавно одному малышу отметили сорок дней – обряд провели в мечети, – улыбается Надия. И тут же огорченно добавляет: – А шестерых девушек, решивших отказаться от своих детей, не могла уговорить.

Она уже сейчас думает о том, что будут делать эти мамы, когда закончится срок их пребывания в Доме. Культивировать у своих подопечных иждивенческие настроения не собирается.

– Планируем открыть швейный цех (Надия сама прекрасно шьет – Н.С.). У нас 13 соток земли, рассадили цветы, посадим фруктовые деревья, огород – будут свои овощи, а со временем ягоды и фрукты. Саженцами обещало помочь КХ «Улановы». Общественный фонд «Нұр» сделает нам детскую площадку. Сейчас спонсорами нашего Дома являются два уральских предпринимателя. Но мы с благодарностью примем любую помощь: нужны детские коляски, памперсы, детское питание, гладильные доски, рассада для огорода. Ну, в общем, все что нужно для дома.

У самой Надии прекрасная семья: муж, две дочери, трехлетняя внучка, собака породы боксер, попугай и пять кошек. Для маленькой Алисы во дворе своего дома она сделала уголок для игр – выложила стенку мозаикой из разноцветной битой плитки: дом, деревья, облака, солнышко. И всем своим щедрым любящим сердцем она хочет, чтобы такой дом под теплым солнышком был у каждого ребенка и каждой женщины.

– Если вы попали в трудную ситуацию, не делайте необдуманных поступков, – просит Надия. – Позвоните мне по телефонам: + 7 777 195 68 94 или + 7 747 311 40 47.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top