Тайны степных курганов

29 августа 2019
0
270

Работа археолога всегда считалась романтичной. Только они, настоящие исследователи времени, работают с египетскими саркофагами, степными курганами и средневековыми городищами, скрывающими под толщей земли тайну тысячелетней давности. Уходят месяцы, а может быть, и годы кропотливого труда под открытым небом, и все ради того, чтобы найти чудом сохранившуюся вещь, принадлежащую древней цивилизации. Правда, считается, что это сугубо мужская профессия, ведь только мужчины могут быть настоящими исследователями, и только сильный пол может выдержать все сложности, с которыми приходится сталкиваться при раскопках. А главное, именно они делают самые значимые в мировой археологии открытия. На самом деле это далеко не так. Женщины, хоть их и не так много в этой сфере, уступать пальму первенства не собираются. Это доказала и археолог, специалист Западно-Казахстанского центра истории и археологии Яна Лукпанова, которая открыла всему миру Золотую принцессу.

– Яна, женщины-археологи –действительно большая редкость?

– Женщин в археологии действительно мало, но все они преданы профессии. По Казахстану могу назвать несколько имен исследовательниц, ученых, которые успешно занимаются этим делом, среди них Марал Хабудуллина, Галия Базарбаева, Гульнара Джумабекова, Бахыт Хасенова, Эмма Усманова, Татьяна Лошакова. На счету каждой из них горы перелопаченной и просеянной через сито земли и свои открытия, о которых можно говорить часами. Их имена известны в мировой науке, изданы исследовательские работы.

– Расскажите о Вашем главном открытии.

– Моим главным и выстраданным, я бы так сказала, открытием стала Таксайская жрица, в народе еще известная как Золотая женщина, найденная в 2012 году. Хотя началось все гораздо раньше. В конце 50-х годов тракторист распахивал поле и нашел серебряный ритон, по-другому – красивую емкость, которую в свое время использовали для питья вина. При этом хорошо сохранившуюся, украшенную золотыми обкладками. Это все происходило в районе поселка Долинный. Сельчанин, за это ему огромное спасибо, находку сдал в музей. Что можно было сказать на тот момент об этой вещи? Что привезен сосуд, скорее всего, из Ирана. По своей исторической ценности – это уникальный предмет.

– На этом история с ритоном не заканчивается?

– В археологии случайностей не бывает. Лично мне он не давал покоя несколько лет. Моя бурная фантазия подсказывала, что это далеко не все, что можно было найти в том самом месте. Видно, я настолько увлеклась всем этим, что мне начала сниться красивая женщина с этим самым ритоном на плече. И вот я решилась. В 2012 году мы отмечали 10-летие центра истории и археологии. Я подошла к директору Мурату Наурызгалиевичу Сдыкову и сообщила, что хочу поработать в том месте. Он дал добро, и мы, вооружившись всем необходимым, отправились. Внутри было то самое ощущение чего-то важного, что-то подсказывало: мы на пороге открытия. Человека, который нашел ритон, уже не было в живых, но односельчане помнили это событие, они показали нам место. Мы обнаружили памятник (курганы), который в реестре не значился. Назвали его Таксай 1 (созвучно с названием близлежащей станции) и начали вести раскопки.

Со мной был коллега Уркен Утебаев, мы с ним много лет плечом к плечу работали. К сожалению, его уже нет с нами. Я помню, перед работой на памятнике мы присели и задумались: какая работа нам предстоит. Потом я его спросила: «Справимся?» – Он сказал: «Конечно!» С этого все и началось.

Нам определили ровно месяц. Уже потом мы поняли, курганы разновременные, между ними сотни лет, это элитные погребения. В одном из них, который мы начали исследовать в числе первых, IV-II веков до нашей эры, был похоронен элитный воин – сармат. Рядом с ним, как и положено, для человека того уровня – все виды оружия – клинковые, дальнего и ближнего боя, котелок дорожный. Его захоронили по правилам того времени, со всем обмундированием. У человека деформирован череп, он был удлинен. Тогда это было нормой, новорожденному ребенку лентами перевязывали череп, тем самым меняя его форму.

Курган, где находилась Золотая женщина, я помню, начали копать 15 июля. Сняли три слоя, а потом пошла бревенчатая конструкция. Это раннее захоронение VI-IV века до нашей эры, которое никто не грабил. Находка представляла собой огромную историческую ценность, она взбудоражила весь научный мир археологии. В стороне не остался никто. Я уже потом читала лекцию по Золотой женщине в Лондоне, Сеуле. Мне не нужно было долго объяснять, кто я и откуда, достаточно было сказать Таксай, Яна Лукпанова, и все понимали и сразу начинали расспрашивать про наши исследования. Таксай – уникальный памятник, который дал богатейшую информацию по ранним кочевникам VI-IV века до нашей эры.

– Расскажите, что именно Вы увидели?

– С западной или юго-западной стороны были разложены четыре конских снаряжения, символизируя квадригу (колесницу), которая уносила богоподобную женщину, жрицу вслед за солнцем, в загробный мир. Она лежала головой на запад. На ней был конусовидный головной убор с навершием барана. Копию одежды и украшений можно увидеть в музее.

Высокий головной убор символизировал модель мира, три уровня бытия, о которых имел представление человек того времени – небо, земля и подземный мир. Были височные подвески, шейное украшение – золотая гривна, две золотые бляшки, украшавших платье, в виде смотрящих друг на друга баранов и подвески – амулеты в виде зубов и клыков волка в золотой оправе. Мы можем представить, что камзол и платье, которые, конечно, не сохранились, полностью были расшиты квадратными бляшками в форме свастики. Это древнеарийский знак, означающий движение солнца. Его наличие говорит и о том, что женщина принадлежала к особому элитному роду. Ее уподобляли богу солнца Гелиосу. Она лежала с распростертыми в разные стороны руками. От руки до руки по спине на камзол нашиты бусы. На запястьях два браслета с изображением кошачьего хищника – барса с рогами барана, который схватил и поедает теленка. Все это тоже из золота. Проведено исследование, в результате которого специалист определил, что эти украшения изготовлены в Иране. Сюжет браслета символизировал конец и начало нового года. Сильный поглощает слабого, а после этого зарождается новая жизнь. Это своего рода кодовое письмо ранних кочевников, через которое они хотели донести свою культуру и понимание мира. Волчьи клыки тоже как символ силы и власти.

Рядом с женщиной положили ореховый футляр и в нем бронзовое зеркало. Если соединить нижнюю и верхнюю часть обрамления, получилась бы свастика.

Каждая вещь, которая находилась при ней, не была случайной, все тщательно подбиралось. Ансамбль предметов действительно сочетался между собой, при этом было видно, что все она носила при жизни. Например, бляшки на одежде со следами ремонта, браслеты с обратной стороны стерты. Южная стена ямы оформлена в виде деревянного полудиска с отходящими в разные стороны лучами солнца. За ним найдены золотые бляшки, а под лучами – кости лошади. Кочевники лошадь отождествляли с солнцем. В углу ямы ореховая шкатулка, в которой также хранились клыки волка, терочник, пест и деревянный гребень с изображением двух колесниц с наездниками.

– И потом было продолжение?

– Да. Изображены на гребне два перса на колесницах, которые несутся прямо на кочевника. Он стоит, подняв над собой руку. Было мнение, что он им противостоит, показывает свою силу, на самом деле – нет. Это знак проигрыша. И как выяснилось, на гребне не просто одиночный сюжет, это всего лишь реплика из крупного исторического события. Как мы это поняли? Есть такой исторический памятник в Турции – Татарли. Там археологами и был обнаружен саркофаг с изображением противостояния персов и кочевников – скифов. Я выехала в Лондон на конференцию, встретилась с учеными, и, сравнив два изображения, мы действительно пришли к такому выводу. Это один в один одинаковые изображения. Удивительно, какая территориальная отдаленность, но вещи связаны между собой. Еще найден котел в форме верблюда с оскалом. Есть посуда (жаровня), которой окуривали помещение.

Все образцы я отвозила в Москву, в Санкт-Петербург, где проводились уникальные анализы. Есть заключения специалистов, которые действительно определили породу дерева. Специалист по кремации Ольга Всеволодовна Добровольская, еще один крупный ученый из Москвы, изучала останки женщины и сделала заключение, что она, скорее всего, не могла ходить. У нее была врожденная патология суставов ног. На момент смерти ей примерно 28 лет. По тем временам это зрелая женщина. В момент захоронения были обезглавлены две женщины, скорее всего ее служанки, которые должны сопровождать ее в загробный мир. Одна юная, не старше 18 лет, вторая в возрасте 40 лет, видимо, она много работала, так как у нее деформированы кости. Генетические исследования проводились и в лучших лабораториях мира – в Японии, Швеции, но установить причину смерти жрицы не смогли. Помешало то, что обряд погребения проведен с применением огня, так что кости как исследовательский материал использовать не получилось. А вот о втором золотом человеке, которого мы нашли позже на раскопках памятника Таксай-2, можно было узнать больше. Раскопки проводились с 2015 года. Он старше нашей жрицы где-то на 150 лет. Череп его сохранился, кости тоже, но само погребение глубиной 6 метров разграблено. Видимо, грабители торопились, уронили много вещей, в частности золотые бляшки, фрагменты серебра, украшавшие его одежду и оружие. Сами же сарматы и грабили, знали, где захоронение, что в нем находится. Были и ритуальные ограбления.

(Окончание следует)

Фото Ярослава Кулика и Яны Лукпановой

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top