Тайная вечеря из Старого Собора

3 февраля 2022
0
1940

Эта большая икона, изображающая известный библейский сюжет Тайной вечери, находилась в Старом Соборе. Сейчас ее отдали на реставрацию. Попорчена основательно: доска, на которой она написана, почти расколота пополам, изображения в трещинах, покрыты грязью и копотью, видны грубые наслоения красок в неумелой попытке ее обновить. Но стоит упасть на икону лучу света, как она наливается теплым солнечным светом.

– Первым делом нужно отреставрировать доску, а в эту расщелину придется вставить шпон, – показывает реставратор Дмитрий Волкогонов самую большую «рану» иконы и объясняет, с чего начнется непростая работа по ее восстановлению.

«Деревянная» часть работы – это его прерогатива, ведь Дмитрий Владимирович – профессиональный резчик по дереву, окончил Ленинградское художественно-реставрационное училище.

– Потом нужно закрепить изображение – пропитать специальным клеем тканевую основу, левкасный слой, очистить верхний слой краски от грязи и копоти, восстановить утраченное изображение, – продолжает его дочь Мария, показывая эти самые слои на поврежденной поверхности и грубые наслоения краски там, где икону обновляли.

Эта часть работы лежит на ней, студентке факультета реставрации Самарского Технического университета и супруге Дмитрия – Екатерине Марковой.

Собственно говоря, с Маши и началось увлечение семьи Волкогоновых реставрацией старых икон. Она взяла себе это темой дипломной работы, начала писать иконы, увлеклась сама и заразила этим родителей.

С тех пор это увлечение превратилось, можно сказать, в семейную профессию. Тем более, что все члены семьи – люди творческие, имеют соответствующее образование и уже испытали себя в живописи, написании портретов, а также в архитектурных проектах.

К кропотливому делу реставрации икон Волкогоновы относятся ответственно, по науке – читают специальную литературу, изучают современные технологии ведущих реставрационных центров России, ведут научные дневники, составляют паспорт реставрируемого предмета.

Прежде чем приступить к работе икону исследуют, чтобы определить степень повреждений. Для диагностики используют ультракрасный и ультрафиолетовый излучатель, это позволяет рассмотреть невидимые шероховатости и наслоения на изображении. А порой икону просвечивают рентгеном.

Учитывая, что расчищать и восстанавливать иконы приходится медленно, аккуратно, тщательно и бережно, на Тайную вечерю из Старого собора размером 180 на 120 сантиметров и весом в несколько десятков килограммов, уйдет значительное количество времени.

– Возможно, что от полугода до года, – сказал реставратор. – Там очень много мест отслоившихся от грунта, причем тех, что покрыты золотом. А через них почти невозможно пропитать клеем нижние слои.

Тайная вечеря – излюбленный сюжет художников эпохи Возрождения. Это последняя земная трапеза Христа с учениками, когда он произносит горькую фразу: «Один из вас предаст меня». Эти страшные слова потрясают апостолов, каждый выражает это по-разному: жестом, возгласом: «Кто?». Этот эмоциональный момент – большой простор для фантазии художника. Самое известное изображение этого драматического момента – фреска Леонардо да Винчи, написанная на стене трапезной монастыря Санта-Мария-делле-Грацие в конце XV века.

Икона из Старого Собора, скорее всего, была написана в конце XIV – начале XX века.

– Изображения на иконе объемны, что характерно для более поздней иконописи, – сказал Дмитрий Волкогонов.

В чем разница между картиной художника и иконой?

Художник не ограничен в своей фантазии, он передает через нее собственное мироощущение. Иконописец не имеет права на самовыражение, он должен следовать определенным канонам и передавать церковное мировоззрение. Картина может быть эмоциональна, икона бесстрастна, она имеет отношение к миру духовному, в ней нет ничего личного. Картиной можно любоваться, перед иконой молятся.

Настоятель собора Михаила Архангела отец Феодосий уточнил, что для средневековых иконописцев характерна была плоскостность изображения, объемность появилась позже.

История этой иконы неизвестна.

– Когда я в 90-е годы приехал в Уральск, она находилась в алтаре Старого Собора, а как она попала в храм, я не знаю, – сказал отец Феодосий.

– Мы вместе стали рассуждать, из какого храма она могла попасть в Собор, и пришли к выводу, что, скорее всего, эта икона была частью иконостаса кафедрального Александро-Невского собора,– дополнил эту информацию Владимир Волкогонов.

Идея строительства собора во имя святого князя Александра Невского возникла еще в 1814-м году, но только в 1832-м году Синод дал разрешение на возведение собора. И лишь через четыре года во время визита в Уральск наследника престола Александра Второго, положившего первый камень в здание собора, было официально объявлено о начале его строительства.

В книге «Уральск православный» Н.И. Фокин пишет, что возведение храма проходило медленно и долго (в течение 12 лет). В первые годы строительными работами руководил архитектор Гоппиус. Но потом он уехал, и «все повседневные заботы и тяготы строительства легли на плечи выпускника петербургского архитектурного училища, местного казака В. Кондрахина».

Фокин отмечает, что казаки неохотно жертвовали на православный храм, несмотря на то, что «наследник явил пример заинтересованности и бескорыстия, подарив собору 1000 рублей». Крупные суммы пожертвовали самарский купец Горбунов и московский Рассохин.

Возведение собора завершилось к лету 1849-го года, в августе 1850-го он был освящен. В конце 50-х годов «стараниями атамана Столыпина» и уральских купцов в соборе построен новый иконостас. Он «состоял из четырех ярусов и поражал уральцев размерами и обилием икон, созданных, в основном, безымянными местными и московскими богомазами».

По свидетельству современников, большинство произведений не «отличались художественным исполнением», представляя собой «смесь современной церковной живописи со стариною». Сюжеты и персонажи – традиционные для русского храма. Никита Савичев в очерке об Уральске отметил «замечательный образ Христа Спасителя, молящегося в Гефсиманском саду со спящими около него апостолами».

Эта икона – единственная, автор которой известен – художник Безобразов, пишет Николай Фокин. Накануне 300-летия Войска наследник престола передал собору икону Николая Чудотворца «роскошной отделки: риза из серебра, покрыта золотом». В 1903-м году приход приобрел большую копию старой иконы преподобного Сергия Радонежского, написанную в мастерской Троице-Сергиевой лавры.

По свидетельству современников, в соборе находилось около ста икон. Так что вполне возможно, что Тайная вечеря, которая нашлась в Старом соборе и сейчас отдана на реставрацию, когда-то украшала собор Александра Невского.

Александро-Невский собор взорвали в 30-е годы прошлого века. Наверное, его колокола пошли на переплавку. Самый большой отливали прямо у стен храма. Над печью строители установили помост, с которого, по преданию, для «пущей звучности» горожане бросали в сплав олова и меди серебряные монеты.

Собор Александра Невского, чтобы уничтожить, пришлось взрывать. На этом месте рассадили сквер, который горожане называли Чапаевским (в центре стоял бюст комдива) или Сиреневым садиком. Сейчас этот сквер носит имя казахского поэта Жубана Молдагалиева.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top