Таится во мне, как рана…

23 октября 2014
0
596

Четверо… Их только четверо осталось из шестидесяти девяти. Столько их было, когда начиналась эта история в 1989-м году. Уральский клуб «Фронтовичка» – первый клуб в Казахстане, объединивший женщин, которые воевали в Великую Отечественную войну.
…Я пыталась прожить их жизнью на просмотре фильма «Нерастраченная нежность», который был показан во время чествования 25-летия «Фронтовички». Фильм был снят десять лет назад. Кадр за кадром – отдельная жизнь каждой из них. Многие уже ушли из этого мира…
Я, ловила себя на мысли: смогла бы так? Честно – не знаю.
Светлана Бектенова, директор музея им. Маншук Маметовой говорит: «Это мои девчата, бабушками их назвать – язык не поворачивается…»

И правда, они – молодые. Несмотря на седину, болезни, они держатся. Галина Сергеевна Трофимова, Анна Касьяновна Плешакова, Лидия Игнатьевна Губанова и Алевтина Тимофеевна Митрохина – вот их имена.

– Я ими горжусь, – сказала Светлана Бектенова в приветственном слове. – Звоню им, судя по голосу понимаю, больные, наверное, не смогут и подняться, все-таки возраст… Но, когда их вижу – подтянутых, красивых, молодых, понимаю, эти люди несгибаемы.

О каждой из них можно снять отдельный фильм.

Галя. Скорая помощь

Окончив фельдшерско-акушерскую школу, Галина Трофимова работала в п. Урда, потом в Уральске на станции «скорой помощи», затем ее перевели в поликлинику №1.

В 1944-м году ее призвали в Красную Армию. Она попала в прифронтовой госпиталь 193 стрелкового полка Ленинградского фронта, потом в Прибалтийский полк. Здесь Галина получила боевое крещение – пригодились навыки фельдшера «скорой помощи». Она выносила раненых с поля сражения, служила ассистентом врачам при операциях, сопровождала тяжелораненых в медсанбат. Май 1945-го года Галина Трофимова встретила в составе 198 стрелковой дивизии. Она с гордостью показывает нам письмо, где читаем: «Вы – настоящий солдат, презирая смерть, шли на поле боя, оказывая бойцам медицинскую помощь. В эти трудные дни вы, медработники, не только возвращали людям здоровье, жизнь, но и несли милосердие, сострадание…»

Она вернулась в родной Уральск, в свою поликлинику №1, где проработала до самой пенсии.

Аня из Брянска

Когда пришло известие о начале войны, Анне Плешаковой едва исполнилось 17 лет. Война в их места пришла скоро. Фашисты прорвали оборону на реке Десна. Раненых было много, и Аня работала в Брянском районном госпитале. При этом медицинском учреждении создали группу самообороны, целью которой являлось сопровождение раненых в тыл. Анна Плешакова вошла в число медиков. Однажды группа медицинских работников была захвачена оккупантами. До Брянска они не дошли, пришлось повернуть на Смоленск, где формировались санитарные вагоны, вывозящие раненых в тыл. Так Анне пришлось покинуть родные края. Сначала она с поездом прибыла в Башкирию, где проработала в военном госпитале с 1941-го по 1943-й год медсестрой. Потом был 2-й Белорусский фронт, 3-я армия эвакогоспиталя.

– Ужас, что это! – рассказывает Анна Касьяновна. – Бесконечный поток окровавленных, корчащихся от боли солдат. Забыть невозможно. Война постоянно во мне…

Аня вышла замуж за уральца, так оказалась в наших краях.

Хорошая девочка Лида

Она перешла в 9-й класс школы №6, когда объявили о войне. В этот же год в Уральск были эвакуированы Ленинградское училище связи и Московская школа радиоспециалистов, куда и пришла Лидочка со своей сестрой Машей. Лида попала в формирование Степного фронта, боевое крещение этот полк получил под Сталинградом. Работать Лиде приходилось на радиостанции, которая держала связь дивизии с корпусом. Позже Степной был переименован в 1-й Украинский, и в его составе Лидочка двигалась вперед. Так были пройдены земли Польши, Чехословакии.

Вернувшись домой, Лидия Игнатьевна возглавила отдел по работе среди женщин, затем Бурлинский отдел культуры. Л. И. Губанова долгие годы заведовала городской библиотекой им. Горького.

Аля справедливая

Теперь речь об особенном для меня человеке – Алевтине Митрохиной. Она председатель клуба «Фронтовичка» со дня его основания, и она моя тетя. Горжусь этим. Знаю ее давно, и тому, что она делает, как поступает, что говорит, можно только следовать.

В 16 лет она ушла на фронт, приписав себе два года. И сразу эта девочка, тогда еще Аля Савченко, попала в самое кровопролитие – она защищала Сталинград. До сих пор не может забыть запах крови на снегу и трупы, трупы повсюду… О том, что ей довелось пережить, она писала в своих стихах. У меня есть любимые: «Глаза закрою, снова плащ-палатки, пятнисто-побуревшие бинты. Тугие из шинелей серых скатки, что тянут плечи словно хомуты. Настой хвои зачерпываю кружкой, и зябко зубы о края стучат… Зовут сестричкой, доченькой, подружкой… Через десятки лет зовут, кричат!»

В конце войны она встретила свою любовь по имени Леонид Митрохин, от этой любви родились три прекрасных дочери. Люди, которым довелось соприкоснуться с Алевтиной Тимофеевной, отзываются о ней как о самом справедливом, отзывчивом и мудром человеке.

Вся ее жизнь – это пример для нас, детей, внуков, племянников. Мы в семье зовем ее тетя Лива. И она для нас – закон. В самом лучшем, справедливом его проявлении.

 

Не люблю выражение: «У войны не женское лицо» за шаблонность. Как сказал Хамза Сафин, ветеран Великой Отечественной войны, если бы их не было, этих сестричек, телефонисток, санинструкторов, войну бы не выиграли. Так слава вам девочки, женщины Великой Отечественной войны. И память тем, кого уже нет. Вспоминаются строки Юлии Друниной: «Живу я жизнью обыкновенной, Живу невидимой жизнью, странной – Война гудит в напряженных венах, Война таится во мне, как рана…» Я спросила у тети Ливы: «Что ты помнишь о войне?» Она ответила: «Хочу забыть все, но не могу…» Значит, рана на всю жизнь.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top