Связист

16 января 2014
0
331

(Окончание. Начало в №12)

С дочерью Натальей Петровной СилантьевойПосле двух-трех дней работы в медсанбате Петру Еремееву и другим военно-служащим, получившим не очень значительные ранения и контузии на передовой, предложили своим ходом добраться до эвакогоспиталя: «Это тут, неподалеку, на железной дороге». Таковых – ходячих набралось человек двенадцать-пятнадцать, из самых разных подразделений полка.

Эвакогоспиталь представлял собой большую беспокойно-шевелящуюся массу людей под открытым небом, вдоль железнодорожных путей. Бесконечные ряды носилок с ранеными, суетливо бегающие между ними медики – одному солдатику подадут кружку с водой, у другого сменят потемневшие от крови бинты… Жуткая была картина, даже для Петра Еремеева, всякого насмотревшегося в своем медсанбате.

– Ждите, – сказали вновь прибывшим, – сейчас подойдет санитарный поезд, и мы отправим вас в тыл.

Однако вместо санитарного прибыл эшелон с большим количеством танков на платформах. При виде этого огромного скопления людей и боевой техники к сердцу бойца подступила какая-то смутная тревога. Он вспомнил, как они попали под бомбежку вражеской авиации на станции Грязи, на пути из Москвы к Сталинграду. Поговаривали, что тогда фашистов навел на станцию, заполненную нашими войсками, лазутчик. Еремеев своими опасениями поделился с товарищами, прибывшими с ним из медсанбата.

– Надо поскорее уходить отсюда, – говорил он. – От беды подальше. Вернусь лучше в свою часть. Рана моя не слишком чтобы опасная, винтовку в руках держать смогу. Ну, а долечиваться… долечиваться буду в медсанбате.

С ним решили возвращаться в свои подразделения еще пятеро раненых.

Буквально через несколько минут, как только они немного углубились в лесок, позади стало все грохотать и взрываться. Однако и в лесу было небезопасно. Бойцы это поняли, когда увидели вблизи себя среди деревьев много ящиков с артиллерийскими снарядами. Боеприпасы были брошены немцами при отступлении. И чтобы не испытывать судьбу, пришлось как можно скорее выбираться из этого опасного района.

С супругой Зоей Александровной, ныне покойной

Фото из архива П.П. Еремеева

 

В медсанбате немало удивились возвращению своего бывшего пациента, но оставили его у себя еще на неделю, чтобы долечился. Отсюда он попал уже в роту связи при штабе полка. Двигались с боями неуклонно в сторону запада, освобождая один за другим регионы Украины от оккупантов. И как-то уже за Днепром подошли к долине, которую солдаты потом окрестят долиной смерти. Поступило распоряжение: закопать в землю документы, у кого какие при себе имелись. Мало ли что произойдет впереди. Петр Еремеев все время неотлучно находился при командире полка подполковнике Гончарове. Когда начался сильный бой, Еремееву позвонил командир роты и сообщил, что убит его друг из Приднестровья. Он каким-то образом оказался на нейтральной полосе, где его и срезал фашистский снайпер. Боец должен был корректировать огонь нашей артиллерии. Надо, прозвучал приказ, немедленно заменить погибшего. Где перебежками, где почти ползком по проводу, протянутому до этого его боевым товарищем, он бросился вперед. По пути наткнулся на пулемет, который почему-то молчал. Петр приподнял сидевшего возле него красноармейца, тот был мертв – осколок от разорвавшегося снаряда попал ему прямо в сердце. Еще несколько десятков метров опасного пути – и Еремеев услышал грубый оклик: «Стой! Куда прешь! Дальше – немцы. Уже убили одного связиста. Вон там лежит, метрах в пятидесяти». Спустился в окоп к пулеметчикам – это они сейчас ему кричали, чтобы он поберегся, – и стал корректировать огонь артиллеристов. Указал он им и место в рощице, где засел немецкий снайпер. И тут началось такое… Высокая густая стена из огня и дыма поднялась на противоположной стороне долины. Минут десять или пятнадцать пушки и минометы с сокрушительной силой молотили позиции врага, а затем вперед ринулась пехота. Когда Петр Еремеев очутился там, где еще недавно находился противник, его сильно впечатлило, что он тут увидел. Куда ни брось взгляд – трупы, трупы, трупы солдат вермахта… Еще не одну «долину смерти» повстречает на своем боевом пути до конца войны Петр Еремеев, долину, где немецко-фашистские захватчики найдут свой бесславный конец. Одна из «долин» походила на огромнейший склад разнообразной техники и орудий, поспешно брошенных отходящим врагом. Перед этим прошли дожди, дороги сильно раскисли, и трактора с пушками, бронетранспортеры, зенитки, легковые машины стояли целехонькими, словно на какой-то немыслимой фантастической выставке.

Чем ближе к западным границам страны, тем чаще Петр вспоминал своего погибшего друга. Тот был родом из города Бендеры, еврей по национальности, то и дело, особенно незадолго до смерти, мысленно переносился в свои родные края, говорил, что еще «два-три перехода» – и он будет дома.

Под Одессой наш земляк получил серьезное ранение в правую руку. Отправили на излечение в Киев. Уже на операционном столе в госпитале он из разговора врачей узнает, что у него будут отнимать руку, и первой же мыслью было – бежать отсюда, из госпитальной палаты, как можно быстрее. Но твердую позицию в этом непростом вопросе занял один уже немолодой хирург: «Нет, этому парню нужно обязательно сохранить руку». Он же сам и провел операцию, провел успешно – только рваный шрам напоминал потом много лет о ранении в конце 1943 года.

Трудной и опасной была у него впоследствии служба в войсках, охранявших железную дорогу, туннели и виадуки на освобожденных территориях Западной Украины. Дело приходилось иметь с коварным, жестоким и вероломным врагом. Бандеровцы похищали часовых прямо с боевых постов, стреляли из-за угла в военных, да и не только в них, а когда чувствовали свое превосходство в силе – навязывали открытый бой. Как-то штаб полка, в котором служил наш земляк, в полном составе погрузили в вагон и повезли куда-то в горы. Высадили возле деревни – и с ходу бойцы вступили в кровопролитный бой с фашистскими пособниками. Долго не удавалось овладеть населенным пунктом, откуда военных поливали пулеметным и автоматным огнем, даже стреляли из пушки. Пришлось вызывать на подмогу бронепоезд, и лишь тогда село удалось окончательно очистить от бандитской группировки. Заглянули в подвал одного из домов, а там какая-то большая радиопередающая установка, мерцающая разными огоньками. Видимо, она еще совсем недавно была в работе. Бросили туда противотанковую гранату – все вдребезги! В окрестном лесном массиве обнаружили также тайники с оружием, базу по подготовке бандитов.

На краю деревни встретились со славным партизанским командиром С.А. Ковпаком. Уже тогда в войсках немало были наслышаны об этом удивительном, наводившим страх на гитлеровцев человеке. Короткое знакомство с ним не разочаровало – волевое, суровое лицо, и в то же время подкупающая простота в общении с людьми, открытость. Ковпак оказался тут не случайно. Он со своими боевыми соратниками тоже освобождал деревню от банды, только наступал с другого её конца.

Войну закончили в городке Стрий Львовской области. И здесь у него произошла долгожданная встреча с братом-близнецом Павлом. Старший лейтенант Павел Еремеев воевал с немцами в артиллерийских частях, дошел до Венгрии, и уже оттуда, после победных залпов, их полк неожиданно перебросили на постоянное место дислокации в Казахстан, в Уральск. Путь пролегал как раз через Стрий, и братьям удалось даже посидеть за бутылкой вина в местном ресторанчике. Оба тогда не имели никакого понятия об Уральске , но договорились, что Павел будет подробно рассказывать брату в письмах о том, как у него в дальнейшем будет складываться жизнь. Уже устроившись в Уральске, тот перевезет к себе мать из Туркестана, и женщина на новом месте станет заведовать офицерской гостиницей.

Ну, а Петр попробует ещё раз осуществить свою юношескую мечту, которая его не покидала все годы войны. Он ведь со своими сверстниками в Туркестане сначала очень хотел быть летчиком, потом, как уже писалось, вдруг загорелся желанием поступить в бронетанковое училище. Не вышло. Может быть, снова попробовать с авиацией? Сдал документы в Казанский авиационный институт. Проучился всего один курс, на большее просто не хватило ни сил, ни здоровья. Из-за скверного питания, когда порой целыми днями вообще нечего было есть, открылись старые фронтовые раны, стало даже невмоготу ходить на лекции.

Петр Еремеев приехал в Уральск к маме, Анне Семеновне. Здесь он окончит бухгалтерские курсы. Будет работать бухгалтером в сельхоз-опытной станции, затем в местных партийных органах. Большой временной пласт в его жизни займет плодотворный труд в системе хлебозаготовок области – он более четверти века, вплоть до ухода на пенсию в первой половине восьмидесятых годов, будет возглавлять Уральское хлебоприемное предприятие. Удостоился целого ряда высоких правительственных наград – двух орденов Трудового Красного Знамени, ордена «Знак Почета».

В настоящее время Петр Петрович Еремеев живет в нашем городе, давно ставшем для него второй родиной. Ветерану войны и труда 92 года.

Вспоминая годы фронтовые...

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top