Судьба разведчика

27 февраля 2020
0
12112

Николай КузнецовВойну с памятниками потомки бандеровцев на Украине, можно сказать, выиграли: почти во всех городах снесли фигуры советских солдат, генералов, барельефы маршалов. Недавно с Одесского университета сбили барельеф маршала Жукова, освобождавшего город, а после войны победившего там армию бандитов и уголовников. Наверное, это их потомки топтали барельеф ногами. Полиция вмешалась только тогда, когда группа одесситов попыталась защитить барельеф, но варварство не остановила. Как объяснили украинские правоохранители, разрешение на этот беспредел дал сам ректор университета.

Вандалы XXI века

Не знаю, насколько это в его праве, но сам факт того, что руководитель высшего учебного заведения дает разрешение творить вандализм, говорит о многом.

Мне это особенно больно, потому что юридический факультет Одесского университета много лет назад закончил мой муж, и я помню этот барельеф Жукову и то, как гордились юрфаковцы тем, что маршал фактически был и их коллегой тоже – боролся в Одессе с преступностью (фильм «Ликвидация» как раз про это). И могли ли мы тогда представить, что с барельефом Жукова могут поступить так в городе-герое Одессе?

Уж если в Одессе творится такое, то что говорить о западных городах. Там все памятники порушили и добрались уже до могил. Надругательства и осквернения могилы легендарного разведчика Николая Кузнецова во Львове продолжаются годами. В прошлом году с надгробной плиты украли бронзовый барельеф, замазали краской надписи.

Племянница Николая Кузнецова просила перенести прах разведчика на родину, в Екатеринбург, но мэр города Львова отказал, а потом решил поторговаться.

На памятнике и могиле Кузнецова вандалы пишут «Ворог УПА». И это верно: Николай Кузнецов был врагом украинской повстанческой армии Бандеры. Человек, лично уничтоживший гитлеровских высокопоставленных военных – рейхкомиссаров Украины Функа, Гелля, его секретаря Винтера, вице-губернатора Галиции Бауэра, предотвративший покушение на Сталина, Черчилля и Рузвельта в Тегеране, передавший множество ценнейших сведений – погиб от рук бандеровцев в 1944 году. И вот теперь их потомки торгуют его прахом.

Наверное, перенести прах Героя на его родину надо было раньше. Но кто знал…

Николай Кузнецов родом с Урала. Удивительно, как этот паренек из простой семьи уральских старообрядцев, проявил такие потрясающие способности к языкам, что мог говорить на любом диалекте немецкого! И знал в совершенстве еще несколько языков, в том числе местный – коми-пермяцкий. Собственно тогда на его способности к языкам и обратили внимание. Учился он в сельскохозяйственном институте в Тюмени, одновременно работал на «Уралмаше». И был оперативным сотрудником НКВД – много разных иностранцев крутились вокруг Уральского промышленного гиганта.

Настоящий «ариец»

В институте немецким языком с Николаем Кузнецовым занималась Ольга Веселкина, бывшая фрейлина императрицы Александры Федоровны, родственница Михаила Лермонтова и Петра Столыпина. Разговаривал с местными немцами, знакомился с диалектами. Впоследствии многие немецкие военные признавали его за своего земляка – он свободно владел шестью диалектами немецкого, мог говорить, как уроженец Баварии или Пруссии, а если нужно – изобразить русского немца, то есть говорить на русском с немецким акцентом. Но если боялся быть пойманным на незнании каких-то местных особенностей, переходил моментально на диалект другого немецкого региона.

Заместитель начальника советской контрразведки Леонид Райхман, проверяя знания Кузнецова, попросил знакомого немца поговорить с ним на родном языке. Тот поразился: говорит, как коренной берлинец!

«Потрясающие языковые способности Кузнецова до сих пор делают его человеком-загадкой. Они порождают слухи о том, что молодой человек мог быть не тем, за кого себя выдавал. Однако на самом деле речь, скорее всего, идёт о сочетании блестящего природного дара и способности работать над собой», – сказал полковник Академии военных наук Кошкин.

«Мы, сотрудники контрразведки, имели дело с настоящими, а не выдуманными шпионами, и как профессионалы прекрасно понимали, что они работали по Советскому Союзу, как по реальному противнику в будущей и уже близкой войне, – рассказывает Леонид Райхман. – Поэтому нам остро нужны были люди, способные противостоять немецкой агентуре, прежде всего, в Москве».

Кузнецов становится немецким инженером Рудольфом Шмидтом (Шмидт по-немецки – кузнец). Он знакомится с немецкими дипломатами, их друзьями и любовницами. Все они – большие поклонники Большого театра и балерин, и Кузнецов обрастает театральными связями. Благодаря его знакомству с военным атташе Германии в Москве, удается установить прослушку, вскрыть сейф в его кабинете и переснять секретные документы.

К началу войны Николай Кузнецов – настоящий советский суперагент. Голубоглазый блондин с арийской внешностью, безупречным немецким и аристократическими манерами, владеющий всеми приемами шпионажа, Кузнецов идеально подходил для внедрения в логово фашистов, которое обустроено было на западе Украины.

В 1941 году его помещают в лагерь для немецких военнопленных, где он, разговаривая с солдатами вермахта, знакомится с порядками в немецкой армии. В 1942 году он приземляется на парашюте на оккупированной немцами Западной Украине, где вместе с немецкими нацистами зверствуют бандеровцы. Кузнецов, кроме немецкого, также великолепно говорил на украинском и польском языках.

«А 18 сентября по Дойчештрассе – главной улице оккупированного Ровно, превращённого немцами в столицу рейхскомиссариата Украины, размеренным шагом неторопливо шагал пехотный обер-лейтенант с Железным крестом 1-го класса и «Золотым знаком отличия за ранения» на груди, ленточкой Железного креста 2-го класса, продёрнутой во вторую петлю ордена, в лихо сдвинутой набекрень пилотке. На безымянном пальце левой руки поблёскивал золотой перстень с монограммой на печатке. Приветствовал старших по званию, чётко, но с достоинством, чуть небрежно козыряя в ответ солдатам. Самоуверенный, спокойный хозяин оккупированного украинского города, само живое олицетворение доселе победоносного вермахта – обер-лейтенант Пауль Вильгельм Зиберт. Он же Пух. Он же Николай Васильевич Грачёв. Он же Рудольф Вильгельмович Шмидт. Он же Колонист», – так описывает первое появление Николая Кузнецова в Ровно писатель Теодор Гладков. Настоящее имя суперагента знали всего несколько человек в контрразведке.

Свой среди чужих

Задача Кузнецова – ликвидировать гауляйтера Восточной Пруссии и рейхкомиссара Украины, личного друга Гитлера Эриха Коха. Кузнецов знакомится сначала с его секретарем, а потом и с самим Кохом. Он разговаривает с ним на прусском диалекте – о, они земляки!

Пауль Зиберт так расположил к себе Коха, что они стали друзьями, и однажды Кох поведал ему о готовящемся наступлении под Курском. Информация тут же ушла в Центр.

Кроме того, что Кузнецов лично уничтожил нескольких высокопоставленных и жестоких немецких оккупантов, он предупредил Сталина, что в Тегеране, где должна была состояться встреча Большой тройки, готовится покушение на них. Покушение, которое помогла потом предотвратить «Легкая кавалерия» Вартаняна. Захватив секретную карту, Кузнецов раскрыл местонахождение бункера Гитлера под Винницей. Он одновременно был разведчиком и ликвидатором гитлеровских и бандеровских палачей.

После стольких терактов против нацистов Пауль Зиберт попал в поле зрения немецкой разведки. Его имя и фотографии были разосланы по всем постам. Он уходил от преследования. Оторвавшись от немцев, его группа попала в засаду бандеровцев. Все трое были убиты.

Взяли в плен останки

Алексей Ботян – легендарный «майор Вихрь» – встречался с Кузнецовым. Он умер совсем недавно, на 104-м году жизни. В одном из последних интервью он сказал, что в гибели Кузнецова виноват руководитель партизанского отряда «Победители», в котором состоял Кузнецов – дал ему в сопровождение всего двух человек.

Долгое время после войны почему-то скрывалось, что Кузнецов был сотрудником органов госбезопасности – его называли партизаном. Звание Героя Советского Союза Кузнецову присвоили в 1944 году – посмертно. Представление подписал Павел Судоплатов.

«Это Хрущев их потом засадил, негодяй! – сказал в этом интервью Алексей Ботян о Судоплатове и других контрразведчиках. – Какие толковые люди были, сколько сделали для страны – ведь все партизанские отряды под ними были. Отстояли страну, не дали уничтожить, а сколько врагов было – и внутри, и снаружи».

Ботян не дожил до 75-летия Победы трех месяцев.

А над могилой Кузнецова во Львове продолжаются надругательства. И чем ближе день Победы, тем они изощреннее. Вернуть прах разведчика власти Львова отказываются.

«Живым взять Кузнецова не смогли, взяли в плен останки», – написал в соцсетях бывший премьер-министр Украины Николай Азаров, назвав мэра Львова «моральным уродом».

Глумление над прахом у любой нации и любого народа считается самым гнусным и позорным преступлением. Только у фашистов это в порядке вещей.

Фото из Интернета
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top