Стереотипам вопреки

21 января 2021
0
2116

Еще пару месяцев назад Марсель Кулбараков был уверен: из дома не выйдет никогда, его жизнь поломана. Разъезжать на инвалидной коляске или ковылять на костылях, как говорил он сам, не хотел.

Серьезную травму получил на производстве. В результате – ампутация ноги. В этот сложный период жизни помогла семья и друзья, которые убеждали, что он сможет жить полноценно, главное, не сдаваться.

Но радикальные изменения с ним произошли в Алматы, куда он приехал на протезирование. В реабилитационном центре познакомился с параспортсменами. Такие же, как он, ребята без рук и ног, личным примером доказывали: можно не просто достойно жить, но еще быть победителями, завоевывать награды и медали на международных соревнованиях. Там же встретился с Азоном Нурмухановичем Шаймардановым, главным тренером спортивного клуба для инвалидов Уральска. Он предложил молодому человеку заняться спортом, в частности волейболом сидя. Марсель согласился. Сегодня он приезжает на тренировки в город из поселка Барбастау, где живет с семьей.

– Марсель, как произошла трагедия?

– В прошлом году, в начале марта, я еще был здоровым человеком. Не задумывался ни о болезнях, ни об инвалидности. У меня молодая красивая жена Ардак, двое сыновей Мансур и Алинур, которых я должен был кормить. Поэтому, когда вышел в отпуск, решил не сидеть дома, а подработать в другом месте. В один из трудовых будней и произошла трагедия, моя нога попала под пресс, ее в буквальном смысле «зажевало». Шансов ее спасти, как потом мне объяснили, не было. До приезда «скорой помощи» я находился в сознании, дальше темнота. Очнулся уже после операции. То есть за эти пару часов произошло разделение моей жизни на «до» и «после». Меня потом спрашивали: что самое сложное? Отвечаю: осознание. Вот ты лежишь на больничной койке, все по-прежнему – светит солнце, шумят проезжающие мимо машины, но ты сам уже другой. И как раньше не будет. Слово «калека» пульсирует в голове, и нет желания жить. А потом вторая мысль: «Как и где я буду работать, чем смогу заниматься? Реакция друзей какая будет?». А домой приехал, многие стали меня навещать, говорить слова поддержки. Конечно, сначала было непривычно – и мне, и им, но в итоге все встало на свои места.

– Чему пришлось научиться?

– Скорее всего, не учиться, а наоборот, нужно было разучиваться. Я просыпался, вставал с постели и хотел по привычке идти умываться, чистить зубы. Но сделать шаг не получалось, иногда падал. Была обида, злость, которая выжигала изнутри. Потом собирался и говорил себе – ничего, есть люди, которым намного хуже, а ходить можно научиться. На костылях или протезах, но передвигаться я буду. Прошло относительно немного времени, я привык. Не зря говорят, человек такое существо, которое ко всему приспособится. Учился управлять автомобилем. Сейчас езжу по поселку, получается.

– Кто больше всех поддержал тебя в тот момент?

– Родители, жена, дети. Все вместе они не дали опустить руки. Поэтому самое дорогое в жизни – это семья, близкие и родные люди. Я еще в больнице лежал, а они уже звонили мне и строили планы на будущее. Объясняли, как я буду жить.

– Расскажи о своем знакомстве с Азоном Шаймардановым.

– Он глыба, сильный не только физически, но и духовно. И той энергии, которая в нем, хватает на всех. Встретились в Алматы. Он уверенно говорил мне, каким спортом я должен заняться, каких успехов добьюсь, как меня будут уважать окружающие. Я был несколько растерян от такого напора, но поверил. Реально представлял себе картинку, как буду участвовать в соревнованиях. До травмы я был спортивный человек, играл в волейбол, футбол, бегал на лыжах. Мне, правда, непонятно поначалу было, о каком виде спорта говорит он, если я без ноги. Но, глядя на него, понимал, это не просто слова, Азон Нурмуханович знает о чем говорит, ведь он сам без ноги. В итоге пришел на первую тренировку, сел скромно на лавочку, стал смотреть. Азон Нурмуханович играл под номером один. Видно было, что он не просто игрок, а организатор и вдохновитель команды. Уже потом все члены клуба рассказывали мне о нем исключительно восторженно. Он действительно крушит все сложившиеся стереотипы о людях на костылях и в инвалидных колясках. Внушает всем, кто рядом, уверенность, убеждает, что они такие же, как все, значит должны жить полноценно. Его негласный девиз – чтобы мир принял нас, мы должны в первую очередь принять себя сами.

– Какой у тебя сейчас график тренировок?

– Сначала тренировался каждый день. Для этого приезжаю из Барбастау. Преодолеваю расстояние на двух такси. Но для меня это уже не проблема. Мне хочется примкнуть к людям, которые справляются с трудностями, поддерживая друг друга. Сейчас тренируемся два раза в неделю – вторник и четверг.

В волейбол сидя играть могут все. Особенного спортивного таланта здесь не требуется, если позволяет здоровье. Но жаловаться на жизнь среди параспортсменов не принято, каждый прошел через свои испытания и боль. Мне теперь уже кажется, что у инвалидов спортивный дух более выражен. Они преодолели себя. Закалились. Поэтому мотивации чуть-чуть больше.

– Что такое спортивный дух?

– Настрой на победу.

– Почему многие стараются не замечать инвалидов?

– Просто есть стереотип: инвалид – это нытик. И где-то так и есть. Когда настигает инвалидность, у некоторых опускаются руки. Думая, что жизнь закончилась, сидят дома, кто-то спивается… Так что инвалиды сами во многом породили этот стереотип. Общество лишь отреагировало. На самом деле, жизнь продолжается. Нужно лишь верить в себя.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top