Старое фото. «Авроры» на параде

2 января 2020
0
1419

Такой заголовок наверняка многих удивит: неужели на Урале были свои «крейсеры революции»? Почему бы и нет?! После Великой Отечественной войны на речном флоте Советского Союза грянула революция – техническая. И «крейсеры», речные, у нас тоже появились.

1 сентября 1947 года выходит постановление Совета министров СССР «О мероприятиях по восстановлению и дальнейшему развитию речного транспорта». Утверждена масштабная программа пополнения речного флота и улучшения его технико-эксплуатационных характеристик.

В начале 1950-х годов Центральное транспортное конструкторское бюро (ЦТКБ) разработало документацию для строительства в Румынии двухвинтовых буксирных пароходов типа «Бор» мощностью 200 и 400 л.с. Они оказались последними в СССР паровыми судами. «Боры» построили значительной серией, эксплуатировались они до начала 90-х годов прошлого века.

Однако руководители Уральского речного пароходства одними из первых в Союзе сразу приняли правильное решение, сделав ставку не на пароходы, пусть даже модернизированные, а на дизельные теплоходы.

Большими партиями речники получают новые, более манёвренные и производительные 300- и 150-сильные буксиры-толкачи «Дзержинский», «Киров», «Свердлов», «Обь», «Дон», «Ангара» и другие. Такие суда поставляли различные города: Калач-на-Дону, Котлас, Гомель, Красноярск, Астрахань…

Настоящий фурор на Урале произвело появление двухпалубных пассажирских теплоходов типа «Москвич»: «Громова», «Марфино» (переименован в 1967 году в «50 лет ВЛКСМ»), «Агитатора», «Можайского», трёх глиссирующих судов типа «Заря» и теплохода на подводных крыльях «Беларусь» мощностью 1000 л.с., развивавшего скорость 60 км/ч. Это судно работало на линии Индер – Гурьев.

Но тогда никто и предположить не мог, что пассажирский флот в 70-годах пополнится ещё одним судном, «неправильным», не того проекта, но ставшим родным многим нашим дачникам. Когда автор этих строк показал публикуемое фото одному из них, он радостно воскликнул: «Так это же наша «Аврора»! Да не одна, а целых три!» «Авророй» мой собеседник назвал теплоход «СПВ-1», много лет ходивший от Уральска до Учужного затона.

В середине 1960-х в Уральское пароходство из Калача-на-Дону пришли водомётные мелкосидящие сухогрузы проекта 101М грузоподъёмностью 60 тонн: «Россия», «Казахстан», «Украина», «Азербайджан». От Александра Стариченкова, работавшего капитаном на «Казахстане», и некоторых других ветеранов-речников доводилось слышать, что всего таких судов было шесть. Использовались они на перевозках зерна и других грузов.

Затем «Азербайджан» переделали под пассажирский теплоход и пустили до Учужного затона. Это оказалось кстати: в 1974-1976 годах «Громов» и «50 лет ВЛКСМ» (они ходили на Учужный и на Старые ямы) списали, а «СПВ-1» стал им неплохой заменой. При осадке 65 см судно обладало хорошей устойчивостью и брало на борт до 400-500 пассажиров.

Именно этот теплоход делал в день 10-12 рейсов до Учужного затона. Причём рейсы на 8.30, 12.30, 18.00 осуществлялись от дебаркадера, главной уральской пристани около мемориала Победы, с остановкой в Куренях. Много лет капитаном «СПВ-1» работал Пётр Фёдорович Неусыпов. Затем его сменил Николай Петрович Сиротин.

Однажды воскресным вечером на пристани в Учужном затоне скопилось очень много народа. «Всех ли возьмёт? Уедем ли вовремя?» – волновались садоводы. А тут кто-то пустил слух, будто «СПВ-1» сломался. Но вот из-за поворота показались знакомые очертания.

– Идёт, идёт, наша «Аврора»! – раздались радостные крики. Все уместились, все уехали вовремя. НИКАКИХ ЛОДОК, ЗАБАСТОВОК, УНИЗИТЕЛЬНЫХ ЗАДЕРЖЕК ЗАРПЛАТЫ ЭКИПАЖАМ и ВЫПРАШИВАНИЯ ДОТАЦИИ. Стоимость проезда – 10 копеек. До Козинского – 30 копеек, до Барбастау на «Зарнице» – 80 копеек. Надо заправиться – пожалуйста: выше устья Учужного затона стояла специальная баржа.

Вслед за «Азербайджаном» переоборудовали и «Казахстан», под плавмагазин. Называться он стал «ПМ-1». Ходил по Уралу от Уральска до Гурьева – снабжал экипажи судов продуктами. Часто пользовались услугами плавмагазина и жители прибрежных сёл.

На втором плане, за сухогрузами-«аврорами», запечатлен буксир-толкач «Свердлов». На такой сложной для судовождения реке, как Урал, не могло обойтись без аварий. По рациям нередко звучали такие фразы: «У «Свердлова» полетел винт», «Калинин» сел на мель», «Ленин» перевернулся по тем временам аполитично.

Новые суда решили срочно переименовать. «Ленин» стал «Востоком», «Свердлов» – «Севером», «Дзержинский» – «Западом», «Орджоникидзе» – «Югом», «Киров» – «Экватором», «Калинин» – «Полюсом».

Остаётся добавить, что это уникальное фото сделал капитан «Агитатора» Пётр Хворостянко, уехавший в конце 1980-х на Дальний Восток. Сегодня ценность таких фотодокументов многократно возрастает. По ним мы можем судить, каким был в то время Урал, как жили и работали на нём люди. Спасибо, капитан.

Фото: Петр Хворостянко

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top