Старое фото. 7 ноября 1989 г. Речники

5 ноября 2020
0
295

Этот снимок, запечатлевший одну из последних в Уральске демонстраций, посвящённых очередной годовщине Октябрьской революции, впервые опубликован в книге автора этих строк «Река нашей жизни» (2000 г.). Перестройка в разгаре. Но в конце 1980-х Уральское речное пароходство ещё представляло из себя одно из ведущих транспортных предприятий не только Уральской области, но и всего Казахстана. Даже после сокращения в 1981 г. по «экологическим соображениям» половины самого производительного флота по настоянию союзных и республиканских инстанций.

Главное богатство – люди

Никто уже не собирался вообще ликвидировать пароходство, как это предполагал сделать сам председатель Совета Министров СССР Николай Рыжков. Напротив, наметилась тенденция оптимизации режима судоходства. А в «Приуралье» даже появилась статья «Флот Урала: перспективы развития». Но самое главное – пароходство сохранило КАДРЫ. Обеспечить работу УРП в новых условиях должны были люди, запечатлённые на снимке.

Василий Александрович Рук (первый слева, возглавлял пароходство с 1977 по 1989 гг.) родился в 1929 г. в Каховке, на Украине, в семье агронома. Учился в Семипалатинском ремесленном училище. Работал на Иртыше капитаном. Видел первый ядерный взрыв в СССР. В 1950-м репрессирован. Четыре года отсидел в Комсомольске-на Амуре, на водном отделении Амурлага. В 1966-м с отличием закончил заочное отделение Новосибирского института инженеров водного транспорта. Работал первым заместителем начальника Павлодарского речного порта. В 1977 г. по согласованию с ЦК Компартии Казахстана назначен начальником Уральского речного пароходства.
Василий Александрович проявил потрясающие упорство и характер, спасая предприятие от разгрома. «Мы сократились до предела, – писали речники в президиум XIX Всесоюзной партконференции, – сдерживаем энтузиазм и энергию людей, привыкших работать с полной ответственностью и нагрузкой…»

Вот какой «крутой замес» сделан в советское время усилиями И. Филичева, Сергея Балдычева и других предшественников Рука: пароходство пережило гонения, а сама жизнь развеяла миф о якобы невостребованности речных перевозок. Телефон в кабинете Рука по-прежнему накалялся от звонков: «Василий Александрович, давай флот: хлеб, ПГС, топливо для сельчан перевозить надо!..» А природоохранные органы лимит установили – баржа в сутки. Но перевозили, выкручивались. Доводилось готовить репортажи о грузоперевозках и собственными глазами видеть, как это происходило. И не верилось, что совсем скоро придётся «сдерживать энтузиазм и энергию».

Однажды, в августе 1988-го, был очень показательный звонок из Приуральной рыбинспекции. Речники, помогите: Рубёжка обмелела, рыбы в ней нет. Нужна расчистка. Помогли, расчистили плавкраном, заслужив благодарность местных жителей в областной прессе.

В промозглый осенний день 1988-го встречаю Рука невероятно окрылённого и радостного: «Покупаем вторую «Москву»! Одной мало: вон сколько заявок от предприятий и организаций на экскурсии, дискотеки и выезды на природу! А ещё дачников перевозить надо». Начальник пассажирского причала В. Гаан в интервью «Приуралью» рассказал о планах покупки для Уральска комфортабельных пассажирских теплоходов типа «Фонтанка» и «Московский» (озёрного типа с высокими бортами). Эти покупки сорвались из-за резкого повышения цен судоверфями.

В такой обстановке пароходство решает построить серию пассажирских судов типа «Речной» на судоремонтно-судостроительном заводе им. В. Чапаева, который возглавлял замечательный человек, профессионал Евгений Васильевич Шукуров (на снимке второй слева).

Он родился 26 ноября 1932 г. в посёлке Лебедок Тайпакского района в крестьянской семье. В 1952-1954 гг. работал в Уральских судоремонтных мастерских плотником и нормировщиком, в 1962-м назначен на должность старшего инспектора по кадрам.

Шукуров проявил себя талантливым организатором в самый ответственный для завода период, когда здесь начинали осваивать МОРСКОЕ судостроение. На предприятие поступило 10 единиц сложного технического оборудования общей стоимостью 700 000 рублей. Шукуров и другие руководители завода смогли мобилизовать коллектив на его оперативный монтаж, установку и введение в эксплуатацию.

Построили и теплоход «Речной-1», который начал ходить на дачи ТЭЦ с остановкой «Тополёк». Продолжались высокотарифицированные перевозки боратовой руды на участке Индер-Гурьев, перевозки кормовой ракушки, ракушеблоков с Мангышлака по Каспийскому морю до Гурьева (переименован в 1992 г. в Атырау). Поэтому регулярно ремонтировались старые баржи и строились новые, в том числе морские проекта 1736.

Грузоперевозками заведовал Николай Струков, за отдел эксплуатации отвечал Анатолий Сосновский (на фото третий слева).

Ещё не вечер?

Справа от Сосновского – преемник Рука на должности начальника УРП Владимир Григорьевич Мясников. Он родился 1 сентября 1938 г. в Уральске. Со школьной скамьи мечтал связать свою жизнь с театром. Почти два года проработал актёром в Уральском драматическом театре им. А.Н. Островского.

После армейской службы закончил 29-е ПТУ по специальности «мастер по ремонту радио- и электробытовых приборов». По распределению в 1965 г. начал трудиться в Уральском речном пароходстве, в отделе связи электромехаником. Был председателем месткома УРП. После окончания Высшей школы профсоюзов в Москве 15 лет работал председателем Бассейнового комитета профсоюзов работников морского и речного флота (Баскомфлота). В 1989 г. ВЫБРАН (такая внедрялась практика) 95% против 5% начальником Уральского пароходства.

В 2008 г. на даче Мясникова в Учужном затоне автор этого материала брал у него интервью. Уже тогда Владимир Григорьевич предсказал маловодье и другие нынешние беды Урала. С болью говорил, что умирает река, гибнет уникальная пойма, а на Урале продолжают строить водохранилища. Что гибнет некогда мощный потенциал пароходства, создаваемый десятилетиями. Ведь к нам ехали работать специалисты со всего СССР! Отчаянно боролись Мясников и другие речники за сохранение пароходства, но пришло другое, «рыночное» время…

«Так жить нельзя», «Мы ждём перемен» – били нам по мозгам лозунги горе-перестройщиков. А перевозить сегодня людей на допотопных колымагах и вёсельных лодках, месяцами не платить речникам зарплату – можно? Погубить ЦЕЛУЮ ОТРАСЛЬ хозяйства Казахстана – речной транспорт (самый дешёвый вид перевозок – доказано МИРОВОЙ ПРАКТИКОЙ) – это разумно? Под шумные пиар-кампании и «конференции» равнодушно взирать, как гибнет наш Урал, рыба, притоки, пойменные озёра, затоны, садоводство с ЭКОЛОГИЧЕСКИ ЧИСТОЙ продукцией – это и есть ваша «перестройка», господа «демократы»?

Рука и Шукурова уже нет с нами. Они и другие покойные производственники Уральска смотрят на нас со старых фотографий. Смотрят в глаза. И, наверное, спрашивают: как ТАКОЕ могло произойти? Может, что-то ещё удастся восстановить на благо нашей страны, всех казахстанцев? Вернуть к жизни Урал? Хочется думать, что ещё не вечер…

Фото автора

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top