Созидать, не уставая

12 февраля 2015
0
3543

Известный в области строитель Александр Потиченко – украинец по национальности, но по убеждениям, как он говорит о себе сам, – казахстанец. Волей судьбы выпало так, что этот человек не смог с детства впитать в себя дух вольнолюбивой Украины, зато усвоил одно – быть добрым, открытым, трудолюбивым может каждый, независимо от национальности.

Семейство Потиченко переселилось в Оренбургскую область из Запорожья ещё в начале 20 века. Сюда ехали за лучшей долей, считая, что в местных степях и хлеб хороший родится, и скот стадами плодится, а в реках рыбы полным-полно.

Жили бедно, но дружно

– Мой отец Андрей Моисеевич рассказывал, что кочевали они на лошадиных подводах, в дороге простужались, болели, а когда приехали в Оренбуржье, то оказались просто в голой степи, без жилья и еды, – вспоминает Александр Потиченко. – Чтобы не замёрзнуть в зиму, люди начали рыть землянки. От голода и болезней некоторые даже сознание теряли, но никто не жаловался и в бессильи своём не признавался. Одежонка плохонькая, еды нет, а работали, не покладая рук. Сам удивляюсь, какой выносливый и упрямый был народ!

Родители Александра встретились и поженились в станице Таловой, а чуть позже молодая семья обосновалась уже в другом оренбургском посёлке – Озёрном. Ксения Яловая – супруга Андрея Моисеевича – тоже была из семьи запорожских казаков-переселенцев.

Один за другим в семье родились пятеро ребятишек, а потом грянула война. Андрей Моисеевич ушёл на фронт. Одному богу известно, сколько сил и труда стоило Ксении Потиченко, чтобы успевать и дом содержать, и детей растить, и трудиться в поле, на сенокосе, на току – для фронта, для Победы…

Уже после окончания Великой Отечественной войны у Потиченко родились ещё шестеро детей.

– Жили дружно, хоть и бедно, – рассказывает Александр Андреевич. – Детство у нас было полуголодное – шутка ли – в семье 11 детей? Всех нас надо было одеть, обуть, накормить. Вот ты спрашиваешь, какие украинские обычаи в нашей семье чтили? А разве родителям нашим до того было?! Сказки нам мама рассказывала на украинском языке, помню, с папой они песни украинские пели, он хорошо на баяне играл, душевно. Только мы их речь совсем не понимали, некогда им было нас научить по-украински говорить…

Всегда жалел тех, кому плохо

Беда нагрянула в семью нашего героя в 1955 году – умерла мама Ксения Федотовна.Саше Потиченко тогда было всего 8 лет. Его самому старшему брату исполнилось в тот год 20 лет, а самой младшей сестричке Любе – всего два года.

– Я всегда жалею детдомовских ребят, наверное, потому что в детстве сам испытал боль от утраты мамы, – откровенно признаётся Александр Потиченко. – Когда у меня уже появилась своя фирма, я всегда старался найти повод, чтобы поехать в областной детдом, оказать помощь, поддержать ребятишек, которым не хватает родительской любви, заботы…

– Есть история, что вы помогли одной детдомовской девочке получить квартиру и устроили к себе на работу. Это правда?– спрашиваю своего собеседника.

– Да, правда, только, может, не стоит об этом писать? – нехотя отвечает мой собеседник, но, увидев немой вопрос в моих глазах, продолжает. – Эту девочку зовут Тая, хотя теперь она уже взрослая женщина, недавно родила сынишку, вышла замуж. Когда я познакомился с ней, был поражён её историей: у девочки умерли родители и она какое-то время жила в детдоме. Потом её на воспитание взяла семья. Но когда Тая подросла, эти люди переехали в Россию, а девчонку-подростка просто оставили в городе. Она жила на вокзале, под омеговским мостом, а потом поступила в институт, получила общежитие. Я удивился, какая в ней была твёрдость характера, внутренняя сила, и решил помочь. Я несколько раз был на приёме у тогдашнего акима области Измухамбетова, просил, убеждал дать девочке жильё и… доконал его – ей дали однокомнатную квартиру.

Фирма Потиченко тогда сделала в квартире Таи ремонт, закупила всю мебель, даже продукты в новый холодильник. А самой девушке Александр Андреевич сделал предложение… работать бухгалтером материального стола на его предприятии, откуда молодая мама и ушла совсем недавно в декрет.

Возвращаясь к истории детства нашего героя, спешу сказать, что мама, а не мачеха, у ребятишек Потиченко появилась в тот же год, когда не стало их родной мамы. Раиса Никифоровна Графкина действительно стала для детей второй мамой – она смогла заполнить ту душевную пустоту в ребячьих душах, что возникла после утраты самого близкого для них человека. Сначала младшие, а потом и старшие дети потянулись к ней, привязались, а она стала хранительницей семейного очага, любящей и заботливой…

Вначале были носилки с песком…

Когда дети чуть подросли, Потиченко перебрались в Уральск – детей в училищах и техникумах учить – сначала в район Куреней, а позже – на улицу Карбышева.

Уже после окончания семилетней школы Саша пошёл работать на стройку, занимался он по вечерам – в обычной вечёрке да в школе мастеров-строителей.

– Сначала просто носилки с песком пришлось потаскать в тресте «Промстрой», – вспоминает Александр Андреевич. – А когда уже из армии пришёл в 1969 году (служить пришлось в Латвии, в городе Риге), меня приняли мастером в строительное управление «Химмашстрой».

Помнит ли он первые объекты, что были построены в Уральске при его, потиченковском участии?

– Конечно, помню, – говорит наш герой. – Мы строили пожарное депо на 17-м Почтовом, газораздаточную станцию в районе Селекционного, валяльно-войлочную фабрику, швейную фабрику имени Клары Цеткин. Я принимал участие в постройке банно-прачечного комбината возле механического завода.

Молодому специалисту довелось принять участие и в реконструкции Уральской ТЭЦ.

В 1975 году Потиченко перевели работать в домостроительный комбинат (ДСК). Заочно тогда же он начал обучение в Московском инженерно-строительном университете.

– В ДСК я стал уже начальником участка – мы строили крупнопанельные дома – в год примерно по 10, – вспоминает он.

За пять лет работы на предприятии Потиченко построил свыше 50 домов – в микрорайонах «Строитель», «Северо-Восток», имени Д. Кунаева.

Уже в 1979 году перспективного строителя назначили начальником управления механизированных работ. И всего за год предприятие из убыточного превратилось в прибыльное. Сразу после этого на областном уровне было принято решение – назначить Потиченко директором ДСК.

– Всего за год работы мы завоевали Знамя ЦК Компартии Казахстана, – с гордостью вспоминает Александр Андреевич…

Через пару лет Потиченко как опытного специалиста приглашают поработать в Актюбинск – здесь начинается обустройство Чилисайского фосфоритового рудника.

Ещё через три года – новое назначение. В этот раз – в Кульсары.

Трудностей не боялся

– Вместе с моим другом и коллегой Нариманом Бегишевым нас вызвали в Министерство, и министр Николай Макиевский сообщил, что нас перебрасывают на строительство городка, где будут жить специалисты, которые начнут строить нефтеперерабатывающий завод на Тенгизе, – рассказывает он. – Кульсары мы начинали отстраивать буквально с колышка в степи. Я три года проработал замом управляющего «Кульсарынефтестрой», и ещё полтора года – начальником треста. Строили жилье, детсады, школы, магазины, производственные базы, железную дорогу.

Как вспоминает наш собеседник, на тот момент Кульсары был одним из сложнейших регионов – здесь не было ни дорог, ни воды, ни света – вообще ничего…

– Поначалу мы восприняли это назначение как наказание: два квалифицированных специалиста – и вдруг нас посылают в такую дыру, – делится Александр Андреевич. – Но мы не могли отказать министру. Приехали и оказались в пустыне с двумя ручками в руках и блокнотами в карманах. Был март 1985 года. А там уже стояла жара, пылища кругом и… голодные верблюды. Нам поставили вагончик, но спать ночью в нём было невозможно: днём температура была 40-45 градусов, и он накалялся от зноя. Мы ставили вёдра с водой возле кроватей, мочили в них простыни и укрывались ими, чтобы не свариться. Но уже через час-два всё высыхало…

Однако, несмотря на тяжёлые условия, стройка всё же шла. Работали с семи утра и до 11 часов ночи, ни суббот, ни выходных не было. Вахтовики приезжали сюда на работу буквально из разных уголков Советского Союза, их возил специальный поезд «Кульсары – Волгоград – Киев». Именно в это время, как говорит сам Потиченко, он начал лучше разбираться в людях и в чём-то стал даже психологом.


– Я никогда не стеснялся учиться, искать что-то новое, – откровенничает Потиченко. – Когда я езжу за границу, всегда лазаю по стройкам, смотрю, как организуют рабочий процесс. Думаю, что на стороне всегда есть чему поучиться.


– Народ приезжал разношерстный, хватало и хулиганья, и аферистов, хотя и хороших специалистов тоже было много, – объясняет он. – С кем-то по-доброму получалось ладить, кто-то только кнут понимал. Кульсары стал для меня проверкой на прочность, много там всякого пришлось пережить – и вспышки гнева были, и радость такая, особенно когда очередной объект сдавали, что и не объяснишь…

Когда в 1991 году начался развал Советского Союза, Потиченко вернулся в Уральск, открыл свою строительную фирму «Альтаир».

– Сложно поначалу было, крупных объектов не строили, за любое дело брались – дачу перестроить, дом обложить, – вспоминает он. – Лишь бы держаться на плаву…

(Окончание следует)

Автор: Людмила Калашникова
Фото Ярослава Кулика
и из альбома А. Потиченко

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top