Соль на все времена

7 января 2021
0
223

Иоганн ГлауберОднажды в руки историков попала объёмистая тетрадь. По виду – дневник, записи научных экспериментов какого-то учёного. Но попадались фрагменты странные, как будто из сказки или фантастического романа.

Чудесное исцеление

«Во время путешествий моей юности, – писал автор дневника, – я подхватил в Вене жестокую малярию, именуемую в этой стране венгерской болезнью, которая не щадит в этой стране ни одного иностранца. Мой расстроенный желудок отвергал всякую пищу. По совету некоторых лиц, выказавших мне жалость, я потащился к источнику, расположенному возле одной деревни. Я захватил с собой кусок хлеба, вовсе не рассчитывая, что смогу его съесть.

Придя к источнику, я вынимаю этот хлеб из кармана и, сделавши в нём дыру, обнимаю его наподобие кубка. По мере того, как я пью эту воду, я чувствую, как возвращается ко мне аппетит, и я заканчиваю тем, что проглатываю импровизированный кубок. Я несколько раз возобновлял это путешествие и освободился от своей малярии. Изумлённый этим чудесным исцелением, я спросил, какова природа этой воды; мне ответили, что то – селитряная вода».

Написавший эти строки в своём дневнике, чудесно исцелившийся человек, оказался, по странному совпадению, врачом, химиком и аптекарем. Он вернулся к источнику, набрал чудесной воды и выпарил её в чаше.

«Я увидел, – сообщает он далее, – образование прекрасных ледяных кристаллов, которые поверхностный наблюдатель мог бы принять за кристаллы селитры, но эти кристаллы не плавились на огне».

Автором дневника оказался Иоганн Рудольф Глаубер, опытный исследователь из Амстердама. Он много сделал для того, чтобы химия стала наукой. Правда, он меньше всего думал об этом: талантливый, трудолюбивый и настойчивый сын баварского парикмахера старался лишь получить в максимально чистом виде разные вещества. Именно он получил таким способом многие кислоты, в том числе азотную и соляную.

Глаубер предложил новый способ изготовления этих кислот и, к великому своему удивлению, увидел, что при выпаривании оставшегося после реакции раствора образуются уже знакомые кристаллы.

Отдавая дань поразительному исцелению, Глаубер назвал полученную соль чудесной солью – «сал мирабили». Химики сократили название до «мирабилит» – «чудесный». А медики присвоили открытой Глаубером соли его имя. Знаменитая глауберова соль (десятиводный кристаллогидрат сульфата натрия) уже более 300 лет прочно занимает место на полках аптек.

Крупнейшим в мире месторождением мирабилита стал Кара-Богаз-Гол – залив Каспийского моря. В 1847 году лейтенант Иван Жеребцов на пароходе «Волга» проник в залив, обошёл его вдоль берегов, сделав промеры глубин залива и одноимённого пролива, по пути в Астрахань зашёл в Гурьев, где жил известный исследователь Средней Азии Григорий Силыч Карелин.

В повести Константина Паустовского «Кара Бугаз» именно Карелин говорит Жеребцову: «Буде же в заливе осаждается глауберова соль, то уничтожение залива – преступление. Соль сия обладает многими редчайшими свойствами…»

В 1895 году Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона утверждал, что на дне залива «образуется пласт поваренной соли неопределённой мощности» и что «Абих, единственное лицо, видевшее эту соль, определил, что это гипс с небольшой примесью поваренной соли». Но причём здесь гипс? По этому поводу Иосиф Нехамкин в предисловии к своей повести «Тайны Чёрной пасти» (Москва, «Мысль», 1970 г.) верно заметил:

«… Время легенд и загадок близилось к концу. Исследованные несколькими экспедициями в 1894, 1897, 1909 годах образцы воды и грунта Кара-Богаз-Гола позволили уверенно утверждать: в тяжёлом и тёмном рассоле, заполняющем громадную котловину, содержится фантастическое количество солей» (стр. 28). Зимой, когда залив охлаждался, из него выпадала соль.

Залив («Чёрная пасть») оказался отлично отлаженной ХИМИЧЕСКОЙ ЛАБОРАТОРИЕЙ Каспия! В первые же годы Советской власти В.И. Ленин призывал беречь залив как народное достояние. Ведь соли здесь – на все времена. Берегли, организовали масштабную добычу глауберовой и других солей, но потом ленинский завет нарушили.

Взрыв

2 марта 1980 года пролив Кара-Богаз-Гол перегородили глухой дамбой. Мол, Каспий мелеет, надо его спасать. А уровень Каспийского моря уже ТРЕТИЙ год ПОВЫШАЛСЯ. Но механизм давно запустили, и пролив засыпали. Прибавка к уровню составила всего 17 миллиметров – чуть больше ширины ленты в тогдашних пишущих машинках. Зато залив стал стремительно высыхать. А Каспий с 1978 по 2005 гг. ПОДНЯЛСЯ на 2 м 38 см.

Добыча солей в заливе прекратилась, государство несло миллионные убытки. Рассказывали, что по дамбе ходил главный проектировщик и плакал…

Спохватились. В дамбе пробили 11 отверстий, а после развала Союза её и вовсе ВЗОРВАЛИ. Мощный поток каспийских вод (две реки Урал!) хлынул в залив. Сегодня в Кара-Богазе снова ведётся добыча, правда, в куда более скромных объёмах… Дай Бог, чтобы урок пошёл впрок и никто больше не поднял руку на народное достояние. Правильно пел Игорь Тальков: «Природа не дура, а Бог не калека, а вы его в шею – ну так же нельзя!»

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top