Собиратели пустынь

21 июля 2022
0
1895

Александр Синельник – путешественник, автор нескольких книг, член творческого союза художников России, человек, тонко чувствующий окружающий мир, размышляющий о смысле жизни, о месте и предназначении человека в этом мире, чутко слышащий «голос природы». Вместе с братом Сергеем на мотоциклах, под парусом и пешком они побывали в пустынях Средней Азии, Ближнего Востока, Африки, Австралии, преодолели тысячи миль морей и океанов, десятки тысяч километров труднодоступных и экзотических мест Земного шара.

Неисправимые бродяги и романтики

2001-й год – Северная Африка, Тунис, Алжир. Потом на целых два года – кругосветное путешествие на мотоциклах «Урал». Пересекли четыре материка – Евразию, Африку, Австралию, Америку – от Аляски до Новой земли. В Африке совершили восхождение на гору Калиманджаро. В Австралии преодолели четыре пустыни: Налларбор, Виктория, Гибсона и Большая Песчаная.

Пустыни буквально их заворожили, особенно Александра. В 2006-м году братья на мотоциклах «Иж» прошли семь пустынь: Кызылкум, Сирийская, Нубийская, Восточная Сахара, Чалби, Калахари, Намиб. Проехали по дну Аральского моря, рискуя – наверх мотоциклы бы не вытащили.

В пустыню хотелось всмотреться, вслушаться, почувствовать, померяться с ней силами. Для этого надо было по ней пройти – не спеша, наблюдая. Сначала попробовали на той, что поближе – Рын или Нарын-пески. Пешком прошли от Новой Казанки до Каспия, а это двести километров. Через два года пешком совершили тысячекило-метровый пеший переход по Западной Сахаре.

У Александра страсть – пустыни. У его брата-близнеца Сергея – моря и океаны.

На ладье «Русич», построенной в Карелии по древнеславянским чертежам IX века, они прошли по Волге, Дону, по Чёрному, Средиземному, Мраморному, Красному морям и по Индийскому океану, преодолели бурный Бассов пролив и вышли к берегам Австралии. В Хобарте – столице австралийского штата Тасмания – в тот год проходил фестиваль старинных судов и лодок. «Русич» ждали на этом фестивале, и он из двухсот кораблей и лодок стал самым почетным судном.

Путешествия это не только впечатления от природы, испытание своих сил и возможностей. Это встречи с новыми интересными людьми. Когда «Русич» уже последние дни стоял в Хобарте, на его борт пришли гости – потомки русских эмигрантов Морозовых. Глава семьи – православный священник отец Георгий, его жена и сыновья. Так завязалась эта дружба. Позже Синельники с командой «Русича» посетили их ферму, где жила вдали от мирской суеты их мать. Там, среди эвкалиптового леса, известный путешественник Федор Конюхов заложил православный храм, и команда приняла решение принять участие в его строительстве. Снова вернулись сюда через полгода, а в 2016-м году уже возводили купола, и устанавливали кресты.

Тасмания манила их, и в 2017-м году они приехали сюда уже в четвертый раз. Помогали в отделке храма Воскресения Господня, заготавливали хозяйке фермы дрова, вели с ней задушевные беседы. Лидии Петровне Морозовой в то время было уже 82 года, и ровно столько же гектаров занимает сама ферма, поросшая эвкалиптовым лесом. Ее навещают в этом уединенном месте сын и внуки, приезжают знакомые, ставшие друзьями нашим путешественникам. И приезд соотечественников из далекого Казахстана для нее праздник.

А они продолжали познавать и исследовать этот удивительный край. Исходили все 130 километров острова от фермы: покрытых хребтами, холмами, с горными ручьями, реками, озерами с чистейшей прозрачной водой.

За год до этого братья Синельники прошли по тропам дикого южного побережья Тасмании.

«Наш путь преграждали стремительные речки, впадающие в океан – мы их преодолевали вплавь с рюкзаками в руках, на пути у нас вставали горы, мы восходили на них, а когда лили дожди, то мы их пережидали под отвесными скалами, в просторных дуплах гигантских эвкалиптов или под их пышными кронами. А рядом южный океан то неистово рокотал, то шептал нам свои чарующие сказки. Мы собирали моллюски, выброшенные прибоем, и дополняли ими свой нехитрый рацион. За четыре дня блужданий по побережью нам повстречались только три человека, это были такие же неисправимые бродяги и романтики», – пишет Александр Синельник в книге «Песчаные замки или Собиратели пустынь», вышедшей в этом году в издательстве «Полиграфсервис».

Презентация пятой по счету книги Синельника состоялась в музее «Старый Уральскъ», где открыта выставка его картин и поделок, изображающих быт африканских аборигенов. Трудно представить, как такие большие сильные руки могли выполнить эту тонкую работу. Но в насыщенной событиями биографии Александра есть и такой факт: он какое-то время работал у «глиняных дел мастера» в городе Калязине, а заодно учился у мастера искусству лепки и вырезания из дерева.

Как на презентации, так и в многочисленных интервью, чаще всего Александра спрашивают: зачем они идут в пустыни, что их туда влечет?

Ответы на эти вопросы – в его книге.

Как на ладони у Бога

«Порой я и сам не знаю, какая сила влечет меня в пустыни. Пустыни обладают особыми свойствами, и кто хоть раз подпадет по-настоящему под их чары, будет всегда к ним возвращаться снова и снова. Если сказать, что это мечты детства, то это будет лишь маленькая толика того света, который поможет ответить на этот непростой вопрос. Возможно, нами движет ненасытная жажда познания изолированных, сокровенных миров, желание погрузиться в тишину и раствориться в безмолвном пути, и в этой пустоте и тиши попробовать заглянуть в себя самого, в глубины своей души… В пустынях совсем по-другому ощущаешь, как идет время. Здесь нет места фальши и лицемерию. Пустыня оголит каждого до глубины души».

– Но пустыни – это только песок и дюны, они все одинаковые, – говорят ему.

«Пустыни все разные, – возражает Александр, – и каждая имеет присущий ей характер, свои природные особенности и отличительные краски. У каждой пустыни, несмотря на суровость, имеется свое определенное очарование. Но почти в любой пустыне царит спокойствие. Заглядывать в сокровенные глубины пустыня позволяет не каждому, и далеко не каждого пропускает. Люди, не готовые к абсолютной тишине, сами не захотят сделать хоть один шаг в пространство пустынь… Здесь все по-честному. Человек здесь – как на ладони у Бога».

А еще – только в пустыне можно испытать счастье, встретив деревце, дающее тень, ощутить в полной мере вкус воды или услышав, как она журчит в ручье.

Велико счастье – весь день шагать под палящим солнцем по горячему песку, тащить на себе тяжелую поклажу, считать каждый глоток выпитой воды, сбивать в кровь ноги, спать под вой диких собак Динго, рискуя быть укушенным каким-нибудь ползучим гадом, пауком или летучей нечистью! Нет, не понять этого нам, непосвященным…

«Если вдруг пустыня вас примет и позволит вглядеться в ее великолепие, то враз сделает вас богачами. Затраченные усилия и трудности, вставшие на пути в забытый и таинственный край, окупают себя во сто крат, но это не для всех».

130 километров пустыни Налларбор до станции Кук они преодолели за несколько дней, по очереди волоча за собой тележку с водой и провиантом. Когда-то здесь была жизнь – по пути встречаются остатки брошенных ферм. Но нет воды – нет жизни. Похоже, что засуха все сильнее по всему земному шару.

От Кука – маленькой железнодорожной станции – предстоял путь в пустыню Виктория.

Непостижимое

Во время своих странствий по пустыням путешественники не раз сталкивались с непонятными явлениями. Неслучайно путешествующие по Сахаре на автомобилях по асфальтовой дороге, опасаются вглядываться в песчаные эрги, «словно им предстоит соприкоснуться с потусторонним миром». «Пески живые и обладают гипнотическими свойствами, способны как очаровать, так и одурачить, вселить в сердце восторг, а порой щемящую тревогу».

Мираж в пустыне способен заставить путника нырнуть головой в песок, как в воду. Но «энергетика азиатских пустынь по своей тяжести и обилию обитающих в них духов, пожалуй, превосходит все остальные пустыни мира» – такой вывод делает автор, исходя из своего опыта.

Однажды братья заблудились в саксауловом лесу Кызылкума – стрелки приборов вращались, «словно сошли с ума». «Мы, как завороженные, несколько часов ходили по кругу», – пишет Александр. А на безводном и безлюдном плато Устюрт за ночь куда-то испарился весь запас воды. В Рын-песках за ними «увязался призрак женщины в белом» и преследовал несколько километров.

Когда ехали на мотоциклах по пересохшему дну Арала, за ними наблюдал какой-то седой мужичок на тонких ножках. «Он странно перемещался от кочки к кочке… прытко, вприпрыжку», а ночью они видели в темноте его горящие глаза. Местные жители потом объяснили – это Конаяк, злой дух, у которого вместо ног – дубленые ремни.

Но больше всего в наших степных краях красивых легенд о чудесных местах. И когда-нибудь Саша Синельник отыщет в пустыне тот вечноцветущий тамариск, прикоснувшись к которому познаешь тайны мироздания и обретешь счастье, найдет затерянное в казахских прериях священное и загадочное Жетикше, догонит в пустыне Аккум чудесное блуждающее озеро Жумбак Кол, омывшись в котором никогда не будешь знать усталости.

Объездив, исходив чуть ли не весь свет, он признается, что нет на Земле места лучше, чем твоя родина. «Степь – нет для меня краше пейзажа! И где бы нас ни гоняла нелегкая по всему свету, степной магнит всегда заклинает вернуться».

В промежутках между своими дальними странствиями, Александр Синельник уходит в степь, в лес, в пустыни. Пешком обошел вокруг Шалкара. И об этом тоже есть в его книге, написанной неравнодушным, думающим, ищущим человеком, наделенным даром тонко воспринимать окружающий мир, красоту природы, душой болеющим за ее сохранение. «Природа – великолепный храм Божий – нерукотворный, просторный, чистый. Как же осторожно, благоговейно и внимательно мы должны вести себя в этом храме», – призывает Александр Синельник. Книга добрая, романтичная, философская. Приобрести ее можно в музее «Старый Уральскъ».

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top