Снос памяти

9 января 2020
0
403

(Окончание. Начало в № 1)

Второе по своей значимости историческое здание Уральска, по мнению Геннадия Мухина, – областной акимат. Оно, согласно данным краеведов, построено в 1894 году (в отдельных материалах – в 1905 году) под руководством архитектора Бунькина. В 1905 году на постаментах перед зданием установлены фигуры казака-воина и казака-рыбака. После революции эти скульптуры сняли, их заменили сначала на фигуры тружеников сельского хозяйства, а позже – на фигуры львов, которых изготовил скульптор Калентьев. Эти львы охраняют вход более полувека. До революции здесь размещался Торгово-коммерческий банк – на втором этаже, на первом располагались парикмахерская, аптека, магазин купца Функа. После революции здание заняли руководящие партийные органы, позже – администрация города, позже – области.

На нем долгие годы висела мемориальная доска с благодарственной телеграммой от В. Ленина красноармейцам, защитникам города, находившимся в осаде белоказаков.

Геннадий Мухин рассказывает, что по первоначальной задумке архитектора на крыше Торгово-коммерческого банка была размещена оранжерея, но ее уничтожили в ходе последующих реконструкций.

Третье из самых самобытных и исторически значимых памятников города – дом купцов Ванюшиных. Это один из красивейших домов Уральска в те времена и до сих пор. Его глава купеческого семейства построил как доходное место в 70-х годах XIX века. Здание Ванюшины сдавали в аренду – в нем располагались офицерское собрание, Коммерческий клуб, восседал заместитель губернатора.

Находился дом в самом бойком месте – близ городского базара на Казанской площади.

После революции здесь располагались тыловые службы Уральской армии, в годы Великой Отечественной войны – военное училище, эвакуированное из Одессы.

Долгие года это здание с фигурными башенками, напоминавшее сказочный дворец, было Домом пионеров. Сейчас размещается школа-гимназия № 38.

Геннадий Мухин подчеркивает, что дом купцов Ванюшиных сохранился почти в первозданном виде – его не разрушили и не изуродовали реставрацией.

В городе есть еще много красивейших исторических зданий, украшенных лепниной, баллюстрадами и колоннами. Одно из таких – дом купца Карева, построенный в 1900 году как доходное место. С постройкой этой трехэтажной махины, возвышающейся над центральной малоэтажной частью города, связано множество легенд. Краевед рассказывает, что согласно одной из них, купец Карев поссорился с конепромышленником Овчинниковым, богатейшим человеком города, жившим на Большой Михайловской. Они пили чай на балконе, когда, вспылив, Карев выдохнул, что он выстроит дом, который загородит ему солнце. Напротив дома Овчинникова он купил здание, снес его и отстроил трехэтажный особняк. До революции в доме Карева располагались магазины, офицерское собрание, а на третьем этаже – самая лучшая в городе гостиница.

«Мы должны дрожать над каждым зданием, над каждым кирпичиком в старой части Уральска. Ведь большинство из них построены еще до революции, у нас есть целые кварталы таких зданий, но мы их не ценим. Они ветшают, мы их сносим. Потери для туризма – колоссальные, а государство равнодушно следит за процессом», – констатирует Геннадий Мухин.

«Уральск – старейший город Казахстана в плане архитектуры, – признает директор КГУ «Инспекция по охране памятников культурно-исторического наследия» Талгат Жусупкалиев. – Столько архитектурных памятников, сколько есть у нас, нет больше ни в одном казахстанском городе».

По его словам, исторически так сложилось, что Уральск застраивался известными архитекторами, которых местные купцы выписывали из Санкт-Петербурга. Часть центральной улицы города Большой Михайловской (сейчас – проспект Н. Назарбаева) – от района Курени и до проспекта Евразии представляет собой историко-архитектурный ансамбль конца XIX – начала ХХ века. Здесь сосредоточен 131 сохранившийся памятник истории и архитектуры местного и 10 памятников республиканского значения.

Часть находится в собственности государства, часть – в собственности коммерческих структур, еще часть – это порядка 20 зданий – в жилом фонде города. При этом все они находятся под охраной государства.

Что дает памятнику архитектуры статус охраняемого?

Жусупкалиев поясняет, что согласно Закону «Об охране памятников и использовании объектов историко-культурного наследия», собственник должен за свой счет содержать памятник архитектуры в надлежащем состоянии.

В отношении государства все просто. В доме купца Карева находятся областная филармония и областная библиотека, и ремонт исторического объекта осуществляется за счет облбюджета – сначала создается реставрационный проект, он утверждается госэкспертизой, и здание реставрируется. С коммерческими объектами, по словам руководителя инспекции, работать тоже несложно – их владельцы заинтересованы в том, чтобы их здания – памятники архитектуры – имели привлекательный вид для клиента, поэтому реставрируют их за свой счет.

В жилом фонде с сохранением внешнего вида исторических зданий – просто беда. Содержать их в надлежащем виде, и мало того, еще и реставрировать, владельцы квартир не хотят.

«Порядка 4-5 лет назад мы по линии ЖКХ встречались с жильцами домов – памятников архитектуры, предлагали им стать участниками программы модернизации жилья, убеждали сделать ремонт, но они наотрез отказывались, – вспоминает Талгат Жусупкалиев. – Но в большей части, как выяснилось, живут квартиранты. Ничего из этой затеи с реставрацией не получилось».

Он объясняет, что если 70% здания разрушено, то его исключают из списка историко-культурного наследия. И у специалистов инспекции, как и у краеведов, складывается впечатление, что люди сознательно не ремонтируют свои старинные особняки, чтобы они развалились, а им дали новые, современные квартиры.

«Нашей инспекции специально не выделяются деньги из бюджета на реставрацию, сохранение фонда историко-архитектурного наследия, – говорит собеседник. – Мы ежегодно совместно со специалистами делаем обследования зданий и на их основе пишем собственникам письма – что необходимо срочно провести реставрационные работы. Если это поликлиника, то деньги на реставрацию запрашивают в облздраве, если школа – то в гороо».

Он уточняет, что у инспекции есть только контролирующая функция – отслеживать ситуацию по памятникам архитектуры, и рекомендательная – указывать на то, какие недостатки нужно устранить, чтобы здание не потеряло своей исторической ценности и, хуже того, вообще не разрушилось. Никаких рычагов воздействия на нерадивых владельцев памятников архитектуры у них нет.

Получается, что сохранность памятников архитектуры города – целиком и полностью в руках тех, кто ими владеет. И страшно себе представить, что шедевры архитектурного искусства, творения рук Дельмедино или Теца, насчитывающие более чем 150 лет, могут запросто исчезнуть.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top