СМИ и судебная система: пути взаимодействия

30 июля 2015
1
2701

(Продолжение. Начало в № 30)

Эффективность деятельности СМИ заключается в их способности позитивно влиять на общественные процессы, в том числе и на формирование нетерпимости к фактам проявления коррупционных правонарушений.

В системе «СМИ – государственные органы» судебная власть занимает наиболее сложную позицию, так как «журналисты должны понять, что суды не предоставляют информацию, которая часто оказывается личной или коммерческой тайной, но именно тайны как раз и интересуют журналистов».

Доступность сведений о личности, добытых в порядке судопроизводства, и их тиражирование в средствах массовой информации не всегда благо. Судебное решение, как правило, содержит сведения, являющиеся личной или семейной тайной участников процесса или других лиц, а обстоятельства, установленные судом, зачастую получены в принудительном порядке. Нетрудно заметить, что сосредоточенная в решении информация имеет особое свойство, которая вне судебного процесса вряд ли стала бы всеобщим достоянием. Следовательно, даже когда дело рассматривалось в открытом заседании, судебный акт может содержать личную тайну, право на сохранение которой гарантировано Конституцией, а ее разглашение, вне зависимости от формы, есть не что иное, как очевидное попирание прав человека.

Таким образом, мы можем констатировать наличие проблемы конфликта между правами одного субъекта искать и получать информацию (СМИ) с правами другого – охранять свою личную жизнь и частные интересы (человек, гражданин, юридические лица). Выяснение государством приоритета прав отдельного человека ведет в тупик: праву одного лица государство всегда может противопоставить право другого. Выходом из этой ситуации может стать прием обезличивания и фабулизации судебного решения, подлежащего распространению в СМИ. Это исключение из текста конкретных наименований судов (при этом сохраняется указание на уровень и характер процесса – первой или второй инстанции), фамилий судей и участников процесса (в равной мере это касается коллективных участников процесса – юридических лиц, общественных объединений); изложение именно фабулы дела с исключением деталей. В некоторых случаях целесообразно использовать приемы ограничительной публикации – опускать наиболее шокирующие, откровенные и др. элементы дела.

Такие дополнительные меры ограничения информации, отражающей правосудие, должны применяться и в отношении сведений, добытых в ходе судебного разбирательства. То, что оглашается на процессе, не всегда следует распространять в массы. Необходимо иметь в виду, что конфиденциальная информация может фигурировать не только на закрытых судебных заседаниях, но и на открытом, публичном слушании дела. Одно дело – опубликовать и показать по телевидению интервью с журналистом, на которое собеседник согласился добровольно и сказал перед камерой лишь то, что считал нужным, умолчав об обстоятельствах, огласки которых он не желает. И совершенно иное, когда журналист использует показания, данные в зале суда свидетелем и потерпевшим, предупрежденным об ответственности за уклонение, отказ от дачи показаний и за дачу ложных показаний, т.е. в силу обязанности и «под присягой».

Фабулизирование дела и ограничительная публикация, иное ограниченное оглашение в СМИ необходимы только в случаях массового распространения таких сведений (через массовые коммуникации), общим основанием которых выступают неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, защита чести и достоинства, предусмотренные Конституцией. К сожалению, в настоящий момент их содержание и пределы ни юридической наукой, ни практикой четко не определены и нуждаются в детальной разработке.

Наиболее активной составляющей процесса информирования гражданского общества о работе судебной системы является деятельность СМИ. По мнению президента Международного фонда защиты свободы слова «Әділсөз» Т. Калеевой, судебные очерки – самые читабельные в прессе. Через СМИ ведется пропаганда правовых знаний, укрепление имиджа судебной системы, что необходимо и судьям и населению в целом, для того, чтобы жить с верой в справедливость.

Проанализировав публикации таких газет, как «Казахстанская правда», «Егемен Қазақстан», «Юридическая газета», «Заңгазеті», «Известия», «Свобода слова», «Мегаполис», «Время», «Караван», «Злоба дня», «Республика», «Жас Алаш», «Око», «Начни с понедельника», «Инфо-Цес», «Панорама», «Айқын» «Литер», «Человек и закон», материалы, размещенные на сайтах «Хабар», «Навигатор», «31 канал», «Рахат», «Эра ТВ» «Номад-Казахстан» (всего более 1000 публикаций, сообщений и материалов), можно сделать вывод о том, что значительно сократились безадресные обвинения в коррумпированности, зависимости, недоступности, закрытости и равнодушии казахстанских судов к нуждам простых граждан. Конкретные институты судебной системы реже подвергаются критике, сама критика становится предметной, освещение деятельности, решений судебных органов осуществляется в конструктивном ключе.

Согласно социологическим исследованиям, проведенным Академией государственной службы и Центром исследований «Саидж», в списке наиболее коррумпированных органов значатся государственные вузы (49% опрошенных), таможня (39% опрошенных), школы, детские сады, пограничные службы, финансовая полиция, государственные больницы (по 37% опрошенных), полиция (33% опрошенных). Приведен следующий рейтинг коррумпированности госорганов (процент неофициального решения вопроса):

1. Дорожная полиция
2. Таможня
3. СЭС
4. Детсады
5. Государственные вузы
6. Архитектура
7. Регистрация земли
8. КУИС
9. Финполиция
10. Погранслужбы
11. Миграционная полиция
12. Военкоматы
13. Ж/д перевозки
14. Суды
15. Регистрация недвижимости
16. Полиция
17. Органы образования
18. Государственные больницы
19. Школы
20. Органы здравоохранения.

Серьезную информативно-разъяснительную функцию выполняли СМИ на разных этапах судебной реформы, актуальные проблемы освещались в прессе как с позитивной стороны, так и с негативной. Часто эта оценка не была адекватной, поскольку в переходный период казахстанские средства массовой информации, как правило, выступали посредником между народом и ветвями власти, политическими силами и гражданским обществом. СМИ не всегда занимали объективную позицию, ограничиваясь лишь передачей текущей оперативной информации.

Провозглашение Казахстана демократическим правовым государством предполагает открытость казахстанского общества и государства, доступность информации о механизме функционирования и результатах деятельности всех ветвей власти. Судебная власть в этом отношении не составляет и не может составлять исключение. Более того, поскольку судебная власть посредством осуществления правосудия призвана обеспечить права, свободы человека и гражданина, в том числе и в их споре с государством и его органами, должностными лицами, то гарантией должного функционирования правосудия и судебной системы, выполнения им своего назначения может быть только общественный контроль над деятельностью судов. А это не только предполагает, но и обуславливает необходимость обеспечения открытости судебной системы, общественной доступности информации о деятельности судов и судей, принимаемых ими решений.

Прозрачность судебной системы, информационная открытость деятельности судов может способствовать социальной и правовой активизации общества, общественных объединений, в том числе профессиональной активизации (юридической, журналистской и другой направленности), повышению интереса к правотворческой и правоприменительной деятельности государства и его органов, что является непроизвольным путем и способом формирования гражданского общества.

Открытость характеризует статическое состояние гласности, является решающей, необходимой ее предпосылкой, информирование же населения переносит акцент на динамический аспект гласности и свидетельствует о ее реализации на практике.

Посредством открытости судебной власти создаются условия не только для осуществления обществом действенного контроля над деятельностью государства в сфере обеспечения прав личности на доступное, независимое и справедливое правосудие, но и для дальнейшего совершенствования, качественного улучшения самой судебной деятельности, в том числе и в противодействии правонарушениям в её системе. О том, что уровень доверия граждан должен стать главным показателем работы правоохранительной и судебной систем, особо подчеркнул и Президент страны

Н.А. Назарбаев в своем выступлении на расширенной коллегии Генеральной Прокуратуры 25 января 2008 года.

И суд, и пресса существуют в одной социальной среде, в общем правовом пространстве, имея различную природу и выполняя различные функции; у них есть одно общее свойство – они решают в демократическом государстве единую задачу служения общественным интересам. При этом возникает множество аспектов соприкосновения, точек пересечения, а иногда и столкновения в их деятельности, что, тем не менее, исключает взаимоизоляцию, взаимоотчуждение, диктует необходимость их правомерного и продуманного сотрудничества. При этом Т. Калеева отмечала, что Верховный Суд и в целом вся судебная система страны являются образцом последовательной и принципиальной работы по обеспечению гласности и доступа к информации.

Однако нельзя отрицать, что и судебная система, и СМИ, будучи заинтересованными в сотрудничестве, имеют немало претензий друг к другу. Суды справедливо указывают на определенную правовую неграмотность журналистов, а в некоторых случаях и правовой нигилизм, а журналисты – на определенную закрытость судебной системы, недоступность судей для получения информации «из первых рук».

Судебная система, судейское сообщество планомерно и целенаправленно продвигаются по пути гласности, открытости своей деятельности. Постоянно ведется работа по совершенствованию правового регулирования предоставления информации о судах, создана и успешно работает система пресс-служб и пресс-секретарей в Верховном Суде и местных судах.

При этом среди журналистов правовой и судебной тематики до сих пор не изжита практика освещения только «жареных фактов», и уровень правовых знаний журналистов требует качественного улучшения. Жанр криминальной журналистики – особый жанр, требующий от авторов помимо прочего определенных правовых знаний. Зачастую представителями СМИ при освещении хода и результата рассмотрения конкретного судебного дела высказываются некомпетентные суждения и оценки, некорректные выпады в адрес судей, тем самым умаляется авторитет судебной власти. По нашему мнению, журналисты не вправе давать оценку законности или незаконности состоявшегося судебного акта, поскольку решение данного вопроса находится в компетенции вышестоящих судебных инстанций.

Однако публикации и репортажи журналистов привлекают внимание к имеющимся проблемам в органах судебной власти. Например, публикация Г. Выборновой в газете «Время»: «Целуйте меня, целуйте». Не осталось незамеченным и сообщение в телевизионной программе «Жаңалықтар» общественного телеканала «Айгак» от 19 января 2008 года о судье районного суда А., которая нарушила кодекс судейской этики, правила хранения служебного удостоверения. В газете «Айгак» опубликована статья, из которой видно, что судья А. также допустила процессуальные нарушения при рассмотрении гражданского дела по иску Ж. (дело находилось в производстве судьи по неуважительным причинам более 2 месяцев и копия решения по нему была выдана позже установленного срока). После проверки указанных фактов судья была привлечена к дисциплинарной ответственности.

Именно такие публикации и сообщения в СМИ способствуют профилактике, предупреждению правонарушений в судейском корпусе.

На текущий момент можно отметить, что критические публикации и сообщения СМИ являются существенным фактором сдержек и коррекции поведения как судей, так и сотрудников аппаратов судов. Фактически каждое сообщение о правонарушениях, допущенных судьями или сотрудниками судов, и содержащие конкретные факты, являются предметом тщательной проверки. Конструктивная критика недостатков в работе судов заостряет внимание и позволяет оптимизировать как процесс отправления правосудия, так и сопутствующие факторы.

Однако некоторые публикации и сообщения такого рода не отражают конкретные факты, по которым можно провести соответствующую проверку, а содержат только намеки на совершение судьей неправомерных действий. Другие же публикации наоборот преувеличивают имевшие место нарушения (как правило, процессуального и процедурного характера), при этом делаются некорректные выводы о коррумпированности всех судей. По этому поводу профессор Е. Абдрасулов отмечал, что следует сохранять разумное равновесие между высказываниями журналистов и компетенции органов государственной власти, поскольку СМИ Казахстана активно публикуют различные материалы о коррупции в органах судебной власти. Такие материалы появляются как в центральной, так и в местной прессе. В них нередко произвольно толкуются обстоятельства рассмотренных дел и принятые по ним судебные решения. При этом допускаются высказывания о коррупции судей, не основанные на фактических материалах и носящие предположительный характер. Такие предвзятые высказывания подрывают имидж судебной системы и в целом государственной власти.

В юридической науке неоднократно ставился вопрос освещения деятельности судов посредством массовых коммуникаций. Придание публичному правосудию качества социально-значимого процесса невозможно без использования средств массовой информации при освещении хода и результатов судебного разбирательства дел, кадровой политики и профилактики правонарушений, противодействию коррупции в судебной системе. Это означает необходимость предоставления населению информации относительно защищенности граждан государства в контексте реализации права на судебную защиту и определения качества судебного разбирательства по какому-либо конкретному делу, назначения и освобождения судей от занимаемой должности, о проблемных аспектах в судебной системе. Речь идет не о том, чтобы разрушить молчание большинства с целью побудить граждан к социальной активности по переустройству судебной системы, а о том, чтобы обеспечить возможность получения ими информации о качестве правосудия в обществе и использовать ее как в целях социальной критики, так и последующего устранения недостатков в этой публичной сфере общественной жизни.

(Окончание следует)

Автор: Касымхан Байгабылов,
заведующий канцелярией Специализированного
межрайонного суда по уголовным делам

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top