Смело мы в бой пойдём

17 октября 2019
0
52

М. Тухачевский(Продолжение. Начало в №№ 3941)

После захвата армиями Деникина Царицына, Борисоглебска, Балашова, Краснограда и других важнейших пунктов Антанта стала торопить его с походом на Москву. Узнав через свою агентуру о подготовке Красной Армией контрнаступления, Деникин, чтобы сорвать его, решил нанести удар первым и захватить стратегическую инициативу.
В августе 1919 года конный корпус Мамонтова прорвал фронт 8-й армии в районе Новохопёрска и, выйдя в тыл Южному фронту, двинулся на Тамбов, где располагались крупные базы. Тогда же Деникин бросил в дело армейский корпус Кутепова. Но Деникину не удалось сорвать контрнаступление. В сентябре развернулись ожесточённые бои за Царицын. Из войны с Советской Россией летом 1920 года вышла ослабевшая буржуазно-помещичья Польша.

Битая ставка

В то время численность Красной Армии намного превысила 3 миллиона человек. Тогда руководители Антанты договорились об организации ещё одного – третьего антисоветского похода, опираясь в основном на войска барона Врангеля, формируемые в Крыму.

Врангелю обещали мощнейшую поддержку. Он, в свою очередь, дал официальные обязательства оплатить все затраты Антанты и полностью рассчитаться за царские долги.

К маю 1920 года в армии Врангеля насчитывалось около 130 тысяч штыков и 4,5 тысячи сабель. Но этого не хватало для возобновления широких действий против Советского государства. В Крыму Врангель не мог получить никакого пополнения, и он решил вторгнуться в Северную Таврию. Но и здесь Врангеля подстерегала неудача: он не смог прорваться в Донбасс и на Дон.

«Единственным источником пополнения армии, – писал Врангель в своих мемуарах, – могла быть ещё казачья земля… При развале армии генерала Деникина десятки тысяч казаков разошлись по домам с конями, оружием и снаряжением. Огромные боевые запасы были оставлены на Северном Кавказе и на Дону… Эти края были богаты ещё местными ресурсами. Всё это заставляло склоняться к перенесению нашей борьбы в казачьи районы».

И здесь Врангель допустил крупный стратегический просчёт. Он полагал, что на Кубани разрослось белое движение, и делал ставку на так называемую «армию возрождения России» под командованием генерала Фостикова. Но барон явно переоценил эти силы. Принимая желаемое за действительное, Врангель ошибался в расчётах на казачество, рассматривая кулацкое движение на Кубани как народное движение против Советской власти.

А. АнтоновНо к тому времени кубанское казачество уже разобралось в том, что ему несёт белое движение и «верховное правительство», субсидируемое Антантой. Самое время обратиться к другим мемуарам ещё одного участника событий – маршала Г. Жукова «Воспоминания и размышления», вышедшим в Москве в 1971 году в издательстве Агентства печати Новости.

Жуков пишет: «… Оказывалась большая разносторонняя помощь беднейшему казачеству и красноармейским семьям. Эта часть работы среди населения была особенно важна, так как белые до прихода частей Красной Армии притесняли бедняков, зачастую отбирая последний кусок хлеба и всячески глумились над ними. Помню, как-то вечером в наш эскадрон пришёл комиссар полка и предложил поработать несколько дней по ремонту жилищ, надворных построек и сельскохозяйственного инвентаря бедняков и семей красноармейцев. Все мы охотно согласились» (стр. 58).

Комиссар части, в которой служил Георгий Жуков, взялся за самое трудное – очистку общественного колодца, который белые завалили разным хламом. Колодец оказался глубокий, и, когда он спустился на дно, то чуть не задохнулся. Комиссара вытянули вверх еле живого. Отдышавшись, он вновь приказал спустить его в колодец.

Через некоторое время его снова пришлось поднять наверх и так продолжалось до тех пор, пока колодец не удалось очистить. К вечеру всё село только и говорило о мужестве комиссара.

«Когда все работы были закончены, казаки пригласили нас всех на товарищеский обед. За обедом было много душевных разговоров, нас благодарили за помощь. Не обошлось и без курьёзов. Оказалось, группа курсантов, которой было дано задание отремонтировать сарай и сбрую у одной вдовы-казачки, провела эту работу у однофамильцев – кулацкой семьи. Это происшествие всех рассмешило, но «виновники» были явно расстроены» (стр. 59).

К чему приведены эти цитаты? К тому, что такие детали, не имеющие прямого отношения к военным действиям, часто недооцениваются. А ведь они раскрывают настроения широких слоёв населения, их отношение к власти, противоборствующим армиям. Все подобные «мелочи» по крупицам формировали более объективное («непропагандистское») представление о том, кто есть кто, и помогали людям определиться, кого им поддерживать.

Разгром антоновщины

В конце декабря 1920 года в Воронежской губернии ликвидировали так называемую банду Колесникова. Её остатки бежали в Тамбовскую губернию на соединение с кулацко-эсеровскими бандами Антонова.

Г. КотовскийСам Антонов происходил из мещан города Кирсанова Тамбовской губернии. Учился в реальном училище, но за плохое поведение и хулиганские выходки его исключили. Антонов уехал из Кирсанова, примкнул к шайке уголовных преступников и занялся грабежами, нередко сопровождающимися убийствами. В 1906 году вступил в партию эсеров. Впоследствии за уголовные преступления сослан в Сибирь на каторгу.

В Тамбовской губернии Антонов вновь появился в 1917 году в период Февральской революции и вскоре занял должность начальника кирсановской уездной милиции. Всюду расставлял своих людей – Баженова, Махневича, Зоева, Лощинина…

К августу 1920 года Антонов имел крупную банду. Заняв какой-либо крупный населённый пункт антоновцы сразу же приступали к созданию нового отряда. Отряды постепенно сводились в полки численностью до тысячи человек. Главную ударную силу Антонова составляли кавалерийские полки общей численностью от 1,5 тысячи до 5 тысяч человек.

В конце 1920 года банды Антонова объединились в «армию». В главный оперативный штаб этой «армии» вошли старые эсеры: Богуславский, Гусаров, Токмаков. Возглавил штаб Антонов. Командующим избрали Токмакова. На вооружении антоновцев состояли пулемёты, винтовки, револьверы, шашки. Они не только уничтожали коммунистов и красноармейцев и разоружали их отряды, но также разрушали железные дороги, склады и базы.

В декабре 1920 года Советское правительство создало штаб войск Тамбовской губернии для ликвидации бандитизма. К 1 марта 1921 года силы тамбовского командования доведены до 32,5 тысяч штыков, 7948 сабель, 463 пулемёта и 63 орудия. К 1 мая 1921 года они возросли ещё на 5 тысяч штыков и 2 тысячи сабель. Однако тамбовское военное командование из-за неорганизованности и нерешительности не смогло ликвидировать банды Антонова.

Между тем антоновцы начали теснить красноармейские части, всё чаще нападая на них. В начале апреля 1921 года отряд в 5 тысяч антоновцев разгромили гарнизон, занимавший Рассказово. При этом целый батальон красноармейцев попал в плен.

Вскоре командующим войсками по борьбе с Антоновым назначили Михаила Тухачевского, бывшего поручика, вступившего в апреле 1918 года в РКП(б).

В конце мая 1921 года началась операция по ликвидации «армии» Антонова. В ней, кроме прочих частей, участвовали кавалерийская бригада Григория Котовского и 14-я отдельная кавалерийская бригада, в которой служил Георгий Жуков.

Основное поражение антоновцам нанесено в районе Сердобска, Бакуры и Елани, где боевые действия возглавлял заместитель Тухачевского – И. Уборевич. Остатки разгромленной банды бросились врассыпную в общем направлении на Пензу. В Саратовской губернии их почти полностью ликвидировали крестьяне, ненавидевшие бандитов.

Большое значение в достижении общей победы в Гражданской войне имела ликвидация крымской группировки барона Врангеля.

(Окончание следует)

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top