Смело мы в бой пойдём

10 октября 2019
0
47

(Продолжение. Начало в №№ 39, 40)

М. В. ФрунзеОсаждённые оказывали упорное сопротивление и не сдавали Уральск врагу, но положение гарнизона становилось тяжёлым. В. Ленин, внимательно следивший за событиями на Восточном фронте, 16 июня прислал М. Фрунзе телеграмму:
«Прошу передать уральским товарищам мой горячий привет героям пятидесятидневной обороны осаждённого Уральска просьбу не падать духом, продержаться ещё немного недель. Геройское дело защиты Уральска увенчается успехом» (В.И. Ленин, Полное собрание сочинений, Москва, издательство политической литературы, 1975 год, т. 50, стр. 351).

Михаил Фрунзе немедленно даёт приказ о переброске в район осаждённого Уральска 25-й Чапаевской дивизии. Легендарный начдив В. Чапаев и его бойцы двинулись на помощь уральцам. Особого накала бои достигли в первых числах июня. На подступах к городу находились части Красной Армии, но их для прорыва кольца осады явно не хватало, поэтому все надеялись на удар чапаевцев. Подтягивались к Уральску и другие части. Пишет об этом в своих мемуарах и участник ожесточённых боёв в Приуралье маршал Георгий Жуков:

«Наша 1-я Московская кавалерийская дивизия, где я тогда служил, находилась в подчинении М.В. Фрунзе. Выйдя в район станции Шипово, мы узнали, что чапаевцы уже подошли к Уральску. У наших бойцов было приподнятое настроение. Все были уверены в том, что уральские белоказаки будут разбиты. Первое сражение наш полк завязал на подступах к станции Шипово. Враг упорно сопротивлялся, то сдавая, то вновь захватывая позиции. Белые превосходили нас численностью войск. Помню отчаянную рубку недалеко от самой станции…» (Г. Жуков, «Воспоминания и размышления», Москва, издательство Агентства печати Новости, 1971 год, стр. 49).

В той рубке красные показали умелое взаимодействие кавалеристов и артиллерии. Их атаковали казаки численностью примерно 800 сабель. Когда они подошли совсем близко, из-за насыпи выскочил скрытый там эскадрон с пушкой. Артиллеристы, как вспоминает Г. Жуков, метким огнём нанесли противнику большие потери, обратив его в бегство. Однако «части нашей дивизии дрались мужественно, но продвигались вперёд к Уральску медленно» (стр. 49).

Наконец войска облетела весть: чапаевцы, разгромив белых, заняли город и соединились с героическим гарнизоном Уральска.

Во время боёв за наш город в его окрестности прибыл Михаил Фрунзе. Он лично руководил всей операцией. После прорыва блокады Уральска он так оценил обстановку:

– Теперь наши дела пошли неплохо. Белых уральских казаков разгромили и обязательно скоро добьём остальную контрреволюцию. Добьём Колчака. Освободим Урал, Сибирь и другие районы от интервентов и белых. Будем тогда восстанавливать нашу Родину!

Попытка реванша

Однако после разгрома Колчака и отхода остатков его армии в Сибирь Антанта не отказалась от борьбы с Советской республикой. Теперь все надежды возлагались на Деникина. В его войска с Запада непрерывным потоком шли поставки вооружения снаряжения и продовольствия.

Французское и английское правительства сформировали несколько отрядов из числа бежавших белогвардейских офицеров, русских солдат-военнопленных, содержавшихся в германских лагерях. Причём германские власти непременным условием возвращения русских военнослужащих на родину ставили вступление в добровольческие отряды для борьбы с Красной Армией.

Но ничего из этой затеи не получилось. Большинство «добровольцев» при первом же удобном случае переходили на сторону красных. Дрались только те, кто ненавидел Советскую власть и
считал борьбу с ней своим кровным делом. Но таких оказалось немного.

Летом 1919 года армии Деникина представляли большую и опасную силу. Некоторые части состояли сплошь из офицеров. Делая главную ставку на Деникина, Антанта ещё питала иллюзии насчёт войск Колчака, пытаясь привести их в себя и в удобный момент бросить против Красной Армии с востока.

А что же север? Здесь готовилась к походу белая армия Миллера. Ей также доставлялись многочисленные военные грузы. На обратном пути в страны Антанты шли корабли, гружёные пушниной, рыбой, лесом и другими богатствами Севера.

На северо-западе к наступлению на Петроград готовились белофинны и армия Юденича. К участию в новом антисоветском походе Антанта надеялась привлечь все малые страны, граничащие с Советской страной.

Через контрреволюционные организации меньшевиков, эсеров, буржуазных националистов в тылу страны организовывались мятежи, диверсии и саботаж. Срывались железнодорожные перевозки войск фронтам, перевозки продовольствия, вооружения и других важнейших грузов, необходимых фронту и тылу страны.

В тылу Красной Армии активизировалась агентурная сеть. Распространением слухов, клеветой она стремилась подорвать доверие народа к партии и правительству, к командованию войсками Красной Армии. И это ей в первое время удавалось. Особенно там, где дошедшая до пределов экономическая разруха и грубые нарушения советских законов выводили из равновесия менее устойчивую часть населения…

Впоследствии агитационная работа красных и успехи на фронте практически сняли эту проблему.

В. И. Чапаев в центре

Беречь военспецов!

Но тут обострилась другой вопрос: привлечения в Красную Армию так называемых военспецов, прошедших школу старой царской армии. Некоторые горячие головы настаивали на запрете. Мол, все военспецы – предатели, обойдёмся своими силами. Но сил-то не хватало. Кадровых! В том числе в армии и правоохранительных органах. А ведь всё больше высококлассных военных специалистов бывшей царской армии переходили на сторону Советской власти.

Этот и другие вопросы обсудил пленум ЦК РКП (б), прошедший 3-4 июля. Он уделил главное внимание вопросам обороны страны и положению на Южном фронте, объявленном главным фронтом республики. Важнейшие итоги этого пленума отражены в письме ЦК «Все на борьбу с Деникиным!», написанном В. Лениным.

Он выступил и на объединённом заседании ВЦИК, Московского Совета рабочих и красноармейских депутатов, Всероссийского Совета профессиональных союзов и представителей заводских комитетов Москвы с докладом «О современном положении и ближайших задачах Советской власти». Тогда же вновь обсуждался вопрос о привлечении в Красную Армию старых военных специалистов и о более бережном отношении к ним.

«Нам изменяют и будут изменять сотни и сотни военспецов… – говорилось в письме ЦК РКП (б), – но у нас работают систематически и подолгу тысячи и десятки тысяч военспецов, без коих не могла создаться та Красная Армия, которая выросла из проклятой памяти партизанщины и сумела одержать блестящие победы на востоке. Люди опытные и стоящие во главе нашего военного ведомства справедливо указывают на то, что там, где строже всего проведена партийная политика насчёт военспецов и насчёт искоренения партизанщины, там, где твёрже всего дисциплина, где наиболее заботливо проводится политработа в войсках и работа комиссаров… там нет расхлябанности в армии, там лучше её строй и её дух, там больше побед» (В.И. Ленин, ПСС, изд. 4, т. 29, стр. 413).

Повоевавший на фронтах Первой мировой Георгий Жуков также благожелательно относился к военспецам. Он прямо пишет в упомянутой книге: «… В большинстве своём то были честные, добросовестные и преданные Родине сыны нашего народа. Когда приходилось отдавать жизнь в боях с врагами, они падали, не дрогнув, с достоинством и боевой доблестью. Одного у них не хватало – это умелого подхода к бойцам…» (стр. 55).

Дело в том, что держались военспецы как-то особняком, не находили общего языка с красноармейцами, и лишь немногим из них удавалось стать командирами, начальниками и одновременно старшими товарищами солдату.

Конечно, и среди коммунистов находились крикуны, разделявшие точку зрения так называемой «военной оппозиции»: мол, бывшее офицерство в своей массе – белогвардейцы, что оно не способно сродниться с советским строем, а твёрдый уставный порядок и дисциплину эти люди отождествляют с крепостническими порядками. Но точку зрения «военной оппозиции» прошедший в марте 1919 года VIII съезд РКП (б) отверг подавляющим большинством голосов.

Военные специалисты, внимательно наблюдавшие за работой съезда, поняли, что партия доверяет им, ценит и заботится о них. Командный состав из офицеров бывшей царской армии стал ещё требовательнее в вопросах дисциплины и службы войск, что усилило их боевую готовность и боеспособность.

(Продолжение следует)

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top