Сговор во зло

13 марта 2014
0
428

Олег Н. только что вернулся с работы. Не успел даже переодеться, как в дверь позвонили. На пороге стояла незнакомая женщина, сказала, что она курьер из суда и вручила повестку. Олег вглядывался в текст небольшого белого листочка и долго не мог вникнуть в содержание: их с матерью Марией Н. обязывают явиться на судебное заседание о выселении из собственной квартиры.

Сын едва дождался возвращения матери. Как только она переступила порог, рассказал о неожиданном визите представителя суда и спросил, может, она понимает, в чем дело? И мама поведала жуткую историю… Несколько месяцев назад она повстречала во дворе Анжелу С., которая проживает в соседнем подъезде. Разговорились, и в порыве откровенности (от давления житейских забот) Мария поделилась с Анжелой, что переживает не лучшие времена: работу найти не может, сын перебивается случайными заработками, за коммунальные услуги выросли огромные долги, на квартиру наложен арест. Выслушав горестный рассказ соседки, Анжела сказала, что работает в одной из столовых и туда требуются повара, пообещала помочь в трудоустройстве.

И вскоре Мария стала исполнять обязанности помощника повара.

Анжела, спустя несколько дней, сказав, что нужно поговорить, предложила Марии оплатить накопившиеся долги за отопление и тем самым снять квартиру с ареста. Каким образом? У нее, дескать, есть хорошая знакомая, зовут Юлией, которая дает деньги взаймы под проценты. Но для этого квартиру придется заложить, ненадолго – месяца на три, потому как Юля без залога не согласится оформить сделку.

Мария засомневалась, сказала, что подумает. Анжела стала настаивать, каждый день напоминать, обещая, что договор в ЦОНе регистрироваться не будет. А через три месяца она, Анжела, сама возвратит долг Юлии, и квартира снимется с залога.

Вечером к ней домой заявилась Анжела, с ней была, как она сказала, «ее подруга Лариса, сильный юрист, в квартирных делах просто «ас». Лариса посоветовала Маше оформить договор займа.

На следующий день все вместе подъехали к нотариальной конторе, расположенной неподалеку от ТД «Астана», где их уже ждала Юлия.

У нотариуса оформили договор займа между Марией Н. и Юлией П. на сумму 1 200 000 тенге (в долларовом эквиваленте). После сделки Юля обменяла на рынке доллары на тенге и передала Анжеле. Мария и Лариса при передаче денег не присутствовали – стояли в сторонке.

Через несколько дней коммунальный долг за жилье был оплачен и арест снят. Спустя еще какое-то время Анжела с Ларисой вновь навестили Машу. Они стали настойчиво внушать, что теперь она просто обязана заключить договор купли-продажи с их знакомым Бахтияром, потому как Юлия отдала только половину займа, заявив, что остальные деньги предоставит только после такой сделки.

Вот тут Мария поняла: ловушка захлопнулась. Она ответила женщинам, что квартиру вовсе не собирается продавать, здесь и сын прописан, жить им больше негде. И вообще, почему Анжела заняла у Юлии 1 200 000 тенге, тогда как ее долг за отопление составляет всего лишь 176 000?

Анжела затараторила, что это только на три месяца, она в данное время продает земельный участок с домиком у парка Кирова. Как только недвижимость реализуется, она сразу же полностью рассчитается с Юлией, а та вернет документы на квартиру – договор в ЦОНе по-прежнему оформляться не будет, мол, в накладе никто не останется.

Они убеждали Марию, давили на нее, дескать, выхода другого уже нет. Женщине деваться некуда – в тот же день она оформила у того же нотариуса квартиру на Бахтияра Б. Анжела предупредила, в случае ее несогласия деньги Юлии она будет возвращать сама.

Они обговорили при этом, что договор купли-продажи в органах юстиции оформлять не стоит – он будет расторгнут после возврата денег.

В присутствии нотариуса Бахтияр отсчитал 1 000 000 тенге (в договор же была вписана сумма в 1 200 000, в счет процентов за пользование наличными).

Деньги он передал в руки Анжелы. Но за два отведенных месяца обговоренная сумма назад не вернулась. Бахтияр позвонил Анжеле, на встречу та пришла с Марией. Он предупредил их, чтобы деньги отдали немедленно, в противном случае квартиру оформит на себя и продаст.

Анжела слезно просила подождать еще немного, клятвенно обещая вернуть долг с процентами.

Спустя несколько дней по той же схеме она велела Марии оформить договор займа с некой Татьяной М. на сумму 1 030 000 тенге, хотя Маша никаких наличных и в глаза не видела.

Соседка пояснила, что немедленно деньги нужно отдать Юлии П., тем самым вернуть документы на ее квартиру, а у Татьяны есть дом и участок, которые она, Анжела, оформит на себя и продаст.

Прошло три месяца. Мария стала требовать у Анжелы документы на свое жилье. Но у той вновь нашлись причины: дом с участком не уходит за поставленную цену, поэтому будет резоннее расторгнуть договор купли-продажи с Бахтияром и оформить на саму Юлию П.

Мария уже не знала, не понимала, как лучше, поэтому повиновалась.

Анжела позвонила Бахтияру и сообщила, что ему они с Марией долг возвратят, только нужно подъехать вновь в нотариальную контору. Переоформив договор, он получил от Юлии 1 200 000 тенге. Эту сумму Бахтияр посчитал недостаточной – проценты оплачены всего лишь за два месяца, тогда как одолженные деньги находились на руках более четырех. Но Анжела осталась равнодушной к возмущениям своего «хорошего знакомого».

С Юлией договор купли-продажи Мария составила на сумму 2 860 000 тенге.

При выходе Анжела забрала у нее из этих денег 500 000, сказав, что за «услуги». Какие? Маша спрашивать не стала, лишь попросила Юлию пожить в проданной квартире какое-то время. Та согласилась.

Спустя два месяца, Мария пришла к Анжеле и потребовала вернуть документы на ее квартиру в конце концов. Но та отговаривалась, «кормила завтраками», а потом заявила однажды: «Юлька, гадина, не сдержала слово, оформила в ЦОНе квартиру на себя. Так что все ранние договора фиктивные…»

А вскоре к Марие пришли покупательница и риэлтор, которая представилась Жанной. Она сообщила, что Юлия П. намерена квартиру продать, обратилась в их агентство, вот нашелся клиент, который хочет осмотреть квадратные метры. Покупательница же пояснила, в эту квартиру она пришла по наводке своих приятельниц Анжелы и Ларисы. Это они сказали, что жилье продается недорого, проживает там пока «квартирантка».

На следующий день Мария обратилась в полицию, заявив гражданский иск на 6 100 000 тенге и моральный ущерб на 500 000 тенге.

Ну а пока Мария оплакивала свою судьбу-злодейку, хищницы-аферистки Анжела и Лариса напали на след новой жертвы.

…Юрий В. после смерти бабушки Тамары попал в психиатрическую больницу. Он прожил с ней всю свою жизнь, она была ему единственным близким человеком, горевал страшно. Замкнулся, не выходил на улицу больше полугода.

Пройдя курс лечения, решил оформить документы на наследство. Он пришел в ужас, когда узнал, что их с бабушкой квартира продана!

Причем, судя по дате составленного договора купли-продажи, жилье продала сама… бабушка. Но на тот момент ее несколько месяцев уже не было в живых! Каким образом такое произошло, кто за этим стоит?

Прояснила суть положения новоиспеченная хозяйка недвижимости, которая рассказала, что некоторое время назад к ней обратился зять, сказав, что его знакомый (можно сказать, друг – в армии вместе служили) просит деньги под проценты для своих друзей – 10 000 долларов США на три месяца. Друзьями оказались две женщины, назвались Анжелой и Ларисой. Они заверили, что деньги отдадут в срок, с процентами – по 1000 долларов за месяц, пояснив при этом, что в качестве залога могут предложить квартиру. Сделку оформят у нотариуса.

Нина Ивановна согласилась. Через два дня все встретились в офисе у нотариуса, в районе магазина «Школьник». С Ларисой и Анжелой была женщина, которую представили как Галию Т., и она, дескать, выступает по доверенности от Тамары В., потому как та больна и сама прийти не в состоянии.

Деньги, при заключении сделки, Нина Ивановна передала Галие, спросив у нотариуса, действителен ли составленный договор, не оформленный в ЦОНе? На что он ответил, что при таком раскладе по истечении 6 месяцев договор будет автоматически аннулирован. Но Анжела с Ларисой твердо обещали, что беспокоиться не стоит.

Три месяца минули, а должницы не давали о себе знать. Тогда Нина Ивановна, не дождавшись своих кровных, оформила квартиру на себя уже в ЦОНе.

А потом от сотрудников финансовой полиции она узнала, что квартира ей досталась обманным путем, документы изъяли.

Аферисток задержали скоро. Вину свою они признали частично. Так, утверждали, что Мария Н. сама просила найти ей займ под залог квартиры, чтобы решить финансовые проблемы. Все сделки совершались ею лично, без давления и напора.

По эпизоду, касающемуся квартиры Юрия В. показали, что документы на нее предоставила знакомая Ларисы Айслу (ранее она сожительствовала с Юрием) с предложением найти людей, способных одолжить деньги под проценты, не осматривая саму квартиру. Они пошли ей навстречу. Их общий друг познакомил с Ниной Ивановной. А приятельница Галия по их просьбе выступила в роли доверенного лица, пояснив, что жилье принадлежит родственнице Ларисы, которая сама не может ходить по нотариусам.

Женщину, похожую на умершую бабушку Юрия, они случайно повстречали у Старого Собора, попросили за 20 000 тенге съездить к нотариусу, составить доверенность.

Нина Ивановна обещала, что «дело до ЦОНа не дойдет», но нарушила устный договор.

Действия подсудимых Анжелы С. и Ларисы У. суд квалифицировал по ст. 177 ч.3 п. «б» УК РК по признакам мошенничества, т.е. хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, неоднократно, в крупном размере, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

По поводу требования Марией Н. о взыскании стоимости квартиры в сумме 6 101 000 тенге. Суд нашел данный иск необоснованным по ряду причин: ее доводы, что она не намеревалась продавать квартиру, опровергаются договором купли-продажи с Бахтияром Б., затем расторжением с ним договора и заключением с Юлией П. На судебном заседании Мария не отрицала, что вместе с Анжелой для снятия квартиры с ареста они погасили долги в сумме 176 000 тенге, что свидетельствует о добровольных действиях Марии.

Проанализировав показания свидетелей Бахтияра Б., Юлии П., суд пришел к выводу, что предметом преступления, т.е. мошеннических действий Анжелы С., в отношении Марии Н. явилась не квартира, а денежная сумма, полученная первой. Иск Марии Н. не может быть рассмотрен в уголовном производстве.

По гражданскому иску Юрия В. суд также признал право на предъявление иска о взыскании ущерба в денежном выражении с Анжелы С. и Ларисы У. в порядке гражданского судопроизводства.

Суд, признав их виновными, приговорил: Анжелу С. к 6 годам и 2 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества; Ларису У. к 5 годам и 8 месяцам, также с конфискацией имущества.
В удовлетворении ходатайства Ларисы о предоставлении ей отсрочки отбывания наказания, так как она имеет на иждивении несовершеннолетнего ребенка, суд отклонил за отсутствием оснований.

Гульнара Гимадутдинова,
судья Уральского городского суда;
Люся Савченко

Имена фигурантов по этическим
соображениям изменены

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top