Серебро – для чистоты

18 августа 2022
0
839

Серебро – благородный металл, полезные свойства которого доказаны давно. С приходом ислама в казахские степи значимость серебра возросла. У казахов говорили алтын – сәндікке, күміс – тазалыққа, что означает золото – для красоты, а серебро – для чистоты. Все украшения носили глубоко символический характер, рассказывая о статусе его владельца. Например, считалось, что у женщины через руки уходит энергия, поэтому, чтобы ее сохранить, на запястьях носили браслеты – білезік. Причем браслеты нужно было носить парными, только вдовы могли носить один браслет.

Небольшой кусок серебра в руках опытного мастера, члена Союза художников СССР, деятеля культуры РК Тулепбергена Рахимовича Сарманбекова легко превращается в красивый перстень или браслет. Ювелир работает в разных техниках – чеканка, чернение, инкрустирование, гравировка, филигрань.

Создает изящные украшения из серебра больше 30 лет. Его ремесло требует грубой силы и ювелирной точности одновременно. Но это не пугает, художник доволен, что значимость многих национальных украшений возрождается, растет интерес народа к своим истокам.

– Сегодня многие интересуются историей, и это радует. Мы, казахи, начинаем ценить забытое прошлое. У некоторых просыпается генная память, это когда человек не знает, а чувствует, как правильно носить то или иное украшение, – говорит он.

Мастерство казахских ювелиров известно далеко за пределами Казахстана. В знаменитом парижском Этнографическом музее на набережной Бранли хранятся два комплекта старинных серег из Северного Казахстана: это часть коллекции французского ученого Шарля-Эжена Ужфальви де Мезё-Ковёзд, собранной им в 1878-1880 годах в наших степях. В Музее антропологии и этнографии имени Петра Великого (Санкт-Петербург) можно увидеть вершину казахского ювелирного искусства: головной убор невесты – саукеле. И особенно интересны оценки, которые давали казахским украшениям ученые и путешественники. Российский исследователь Дмитрий Иванов назвал перстни, увиденные им в 1914 году в Тургайской степи, «шедеврами восточного искусства и вкуса».

Уникальность в том, что у казахских зергеров не было обустроенных ювелирных мастерских. Оттачивали свое мастерство в «походных условиях». Литье и ковка, чеканка и тиснение, гравировка и штамповка, разные виды филигранной техники, и все это – в сочетании со вставками из полудрагоценных и поделочных камней – не в оборудованном цеху, а в юрте.

Немецкий этнограф Рихард Карутц писал о ювелирах, «кочующих из аула в аул и разбивающих свои мастерские там, где находили заказы». Такая схема работы обеспечила интересный дополнительный эффект: ремесло зергера могло существовать не только в городах, но и в отдаленных аулах. Наверное, эта особенность, в том числе, помогла казахскому ювелирному искусству выжить.

Сейчас современные ювелиры возвращают утерянное и забытое, по крупицам восстанавливая не только старинный дизайн, но и технику. До сих пор удивляют приемы казахских зергеров: например, таушировка (инкрустация одного металла другим), которую делали известные современные ювелиры Аман Мукажанов, Сериккали Кокенов и тот же Сержан Баширов – очень трудоемкая техника даже в современных условиях. Но наши предки делали такие работы!

В последнее время профессия зергера опять стала популярной. В художественных училищах и вузах абитуриенты «рвутся на металл».

В ЗКУ имени Утемисова древнее мастерство изучают на факультете декоративного искусства. Студенты с удовольствием осваивают древнее мастерство зергеров и даже организуют свои выставки. Обучает их Тулепберген Рахимович. Он же обладатель Гран-при «Лучшее ювелирное искусство».

Только мастер больше гордится не своими заслугами, а работами учеников, даже если они еще не совсем идеальные. Узорчатые кольца, воздушные серьги, изящные тонкие браслеты, выполненные их руками, произведением искусства назвать пока трудно, но уровень подготовки виден. Учитель уверен, с годами и эти ребята набьют руку и отточат мастерство. Станут в ряд его талантливых учеников, среди которых есть и члены Союза художников Казахстана: А. Абуов, М. Жумабекова, Д. Капашев, Т. Мукашев, С. Мухамбеткалиева, К. Зайнушев и его сын Самат Сарманбеков, который пошел по стопам отца, и стал ювелиром. Но сначала окончил университет, затем магистратуру, в настоящее время преподает в вузе. Работает с отцом в одной мастерской. У дочери своя мастерская. Она окончила академию искусств имени Жургенова, специальность дизайнер одежды. Сам Тулепберген Рахимович, будучи студентом, посещал изостудию Павла Леонтьевича Черкасского, внука известного художника.

«Жаман көзден, жаман сөзден сақтасың» – с такими словами предки бросали серебряные украшения в воду, где купали ребенка, отмечавшего свои сороковины – қырық су. В воду падали кольца, браслеты, серьги и другая красота. Для маленькой девочки это было началом подготовки приданого для свадьбы и своего рода обрядом очищения.

– «Украшения из серебра обладают, по поверьям, некой сакральной силой и служат оберегами. Казахи знали, что серебро способно очищать, воду, в том числе, – говорит зергер.

Студенты Тулепбергена Рахимовича при изготовлении украшений чаще используют более дешевый материал – латунь, медь. Бывает и серебро, но редко. Поэтому разбирают моторы, распутывают катушки, так добывают металл. «Станет ли студент профессионалом или нет, зависит от его старания и желания, – уверен преподаватель. – Конечно, талант важен, но в большей степени нужно все-таки стремление. Я в свое время горел идеей стать художником. У ребят я вижу тот же блеск в глазах».

Сегодня его работы украшают многие частные коллекции, а также Центральный музей в Алматы. Он участник и победитель международных и республиканских выставок и конкурсов.

В прошлом году принял участие в российском конкурсе «Битва ювелиров». Был номинирован: «За сохранение национальных традиций» в ювелирном искусстве. Его работы отличаются национальным колоритом, богатой фантазией, тонкостью и изяществом элементов.

Фото из архива Тулепбергена Сарманбекова
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top