С «процветанием» – к революции

18 ноября 2021
0
291

Во время моей учёбы в институте преподаватели нередко приводили высказывание В.И. Ленина: «Политика – это концентрированное выражение экономики». То есть то или иное историческое событие, процесс имеют прежде всего экономические причины. Жизнь многократно подтвердила правильность такого подхода к изучению и исследованию истории. Как и принципа историзма, необходимость применения которого Ленин также неоднократно подчёркивал: смотреть, как историческое явление возникло, какие этапы в своём развитии проходило и чем эта вещь стала теперь. Игнорирование этих двух ленинских методологических принципов в годы перестройки стало нормой. Общественности навязывалась мысль, что до Октябрьской революции Россия процветала, имела сильную экономику. Но вот пришли большевики и своей революцией всё испортили… Действительно ли Россия процветала и всё решил случай?

 Демонстрации рабочих

Товарный дефицит

Очень полезно обратиться к воспоминаниям непосредственного участника событий – революционера, первого наркома труда Советской России (1917-1918 гг.) Александра Гавриловича Шляпникова – «Канун семнадцатого года. Семнадцатый год» (в трёх книгах). Особый интерес представляет том 2 – «Семнадцатый год» (Москва, «Республика», 1992 г.). Символично, что автор начинает своё исследование именно с экономических факторов.

И это оправдано. Он подводит читателя к Октябрьской революции через революцию Февральскую, анализирует экономическую обстановку в Российской империи накануне этих событий.

Экономический кризис, вызванный Первой мировой войной, особенно сильно ударил по широким народным кругам в конце 1916 и начале 1917 года. В эти последние месяцы перед свергнувшей монархию Февральской революцией товарный голод и продовольственный кризис добрались до самой столицы, до Петрограда. Именно так в августе 1914 года стал называться Санкт-Петербург после начала Первой мировой войны.

Александр Шляпников свидетельствует: со столичного рынка и из богатейших магазинов исчезал один продукт за другим. Товаров становилось меньше, а цены росли с каждым днём. Многие предметы одежды и даже продукты питания переставали быть доступными рабочему люду.
Некоторые фабрики и заводы разросшегося Петербургского промышленного района стояли перед угрозой закрытия ввиду недостатка топлива, металла и других видов сырья. Военные переброски перегружали железные дороги, и они уже не могли удовлетворить подвозом возросшие сырьевые нужды промышленности.

Война произвела огромные изменения в народном хозяйстве. Все отрасли промышленности и значительную долю кустарного хозяйства привлекли к работе на нужды войны.

Текстильная промышленность отдавала на войну 70% своего производства, металлическая промышленность сокращала работы на частный рынок, сдавая свыше 80% лучших сортов стали и железа для военной промышленности. Удовлетворение нужд невоенного хозяйства и частного потребителя отодвигалось на задний план. Нужды войны покрывали всё.

В течение 1915 года открылось 136 новых акционерных обществ с капиталом в 189 миллионов руб-лей. На 1 октября образовалось новых 159 акционерных обществ и предприятий, а также переход их в новые руки. Шло внутреннее перераспределение капитала, усиление отдельных промышленных районов и финансовых групп.

В экономическом хаосе

Александр ШляпниковНесмотря на усиленный спрос в продукции промышленности, она не только не увеличивала своей производительности, но, наоборот, снижала. Особенно горная и металлургическая отрасли как основные при ведении хозяйства и войны.

В связи с этим Александр Шляпников приводит архивные данные:

«Добыча угля за второе полугодие 1914 года была равна 912 миллионам пудов, а за первое полугодие 1916 года уже только 856 миллионам пудов. Это падение добычи угля происходило в то время, когда транспорт и промышленность предъявляли всё возросшие требования на топливо. Чтобы избежать катастрофической остановки работ, уже в 1915 году пришлось вести усиленные заготовки древесного топлива и этим путём покрыть недостаток в минеральном топливе» (стр. 6).

Снижалось производство чёрного металла и многих других видов продукции. Предприниматели объясняли это падение производства, изменением качества рабочей силы. Благодаря усиленным мобилизациям на войну, лучшие, приспособившиеся к работам, направлялись на фронт. На смену им шли женщины, подростки, и это приводило к падению производительности труда.

Так, в каменноугольной промышленности за время войны добыча угля на долю одного рабочего в январе 1915 года равнялась 786 пудам, в январе 1916 года – 721 пуду, а в октябре того же года уже только 606 пудам.

Одновременно с изменением рабочего состава промышленных предприятий менялись правовые и бытовые условия рабочих. Предприниматели стремились к их принудительному закреплению, лишению права свободного перехода с одного предприятия на другое.

Кроме того, предприниматели требовали от военного ведомства предоставления для работы на рудниках и шахтах дешёвой рабочей силы военнопленных. Такой принудительный труд не мог дать производительности, на которую был способен рабочий довоенного времени.

Жажда быстрой наживы толкала промышленников на поиски дешёвой рабочей силы. Труд подростков, женщин, военнопленных и китайцев (особенно на Урале) оплачивался значительно ниже, даже по сравнению с прикреплёнными к заводам рабочими. Злоупотребление систематическим удлинением рабочего дня при низкой заработной плате, недостаточном питании, также приводило к истощению рабочую силу, что снижало производительность труда.

В организации продовольственного снабжения участвовали: министерства земледелия, внутренних дел, путей сообщения, особое совещание по продовольствию, транспорту и обороне, Совет министров, совещание шести министров (!), председатель Совета министров, комитет по борьбе с дороговизной, военные власти, многочисленные уполномоченные, губернаторы, градоначальники… В результате такой «организации» происходила полная неразбериха.

Буржуазия пыталась внести некоторую организованность в дело снабжения населения продовольствием. Но правительство из политических соображений не допускало ни земства, ни города к организованному разрешению продовольственной задачи. Однако под угрозой голодных бунтов (кризис в августе-сентябре 1916 г.) вышли особые правила, разрешившие участие в заготовках хлебных продуктов городским самоуправлениям и другим общественным органам.
Александр Шляпников, ссылаясь на архивные документы и статистические издания той эпохи, приводит убедительные свидетельства бездарной экономической политики царских властей.
По данным «Обследования продовольственного дела в городах европейской России», произведённого Союзом городов, положение дел в конце 1916 – начале 1917 гг. сложилось критическое по всем крупным потребительским районам. Постепенно исчезал для бедноты сначала белый хлеб, а затем и чёрный. Суточная норма потребления в Москве белой и ржаной муки составляла 86 вагонов. В январе 1917 года среднесуточный подвоз упал до 47 вагонов.

Очереди в магазины в феврале 1917 года

В городах прифронтовой и северной полосы вообще случилась катастрофа. Так, в Псков вместо запланированного в ноябре и декабре 321 вагона в конце января 1917-го доставили только 76. Для Новгородской области предназначалось 180 вагонов, а прибыло в конце января только 10.

Из-за отсутствия зерна остановились мельницы в Царицыне, Тамбове, Нижнем Новгороде и других местах. Закончились запасы муки в Иваново-Вознесенске.

Население некоторое время питалось своими запасами и сокращало потребление хлеба, заменяя его другими видами продуктов. У рабочего населения эти запасы были очень скромные, и семьи пролетариев особенно тяжело переживали этот кризис.

Низкая заработная плата не позволяла пускаться в погоню за хлебными продуктами у спекулянтов. Участились случаи, когда рабочие целыми днями не видели хлеба.

Такое положение, ухудшавшееся со дня на день, крайне волновало рабочих. Угроза голода висела над каждым промышленным городом и побуждала их задуматься над своим положением, подталкивало на борьбу.

А. Шляпников приводит множество документов, цитирует их. И почти везде люди выходили на улицы с криками и лозунгами «Дайте хлеба!» Какое же это процветание?

Советский пример

В годы Великой Отечественной войны СССР, понеся куда большие, чем царская Россия жертвы и разрушения, напротив, наращивал (с 1943 года, во время боевых действий) выпуск промышленной продукции. Невиданными темпами шло восстановление разрушенного хозяйства на освобождённых от врага территориях. В 1948 году отменяется карточная система (в Великобритании и других воевавших странах это произошло значительно позже), экономика СССР вышла на довоенный уровень.

В Российской империи кризис, прежде всего экономический и политический, стал назревать в начале ХХ века, вылившись в революцию 1905-1907 гг., усугубился с началом Первой мировой войны, что привело к Февральской, а затем Октябрьской революциям.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top