С открытой душой

8 марта 2018
0
248

Людям с ограниченными возможностями чего-то не хватает для полноценной жизни, – так мы привыкли думать. Кому-то ног, кому-то слуха. Они же уверены, что не хватает многого здоровым людям, и в первую очередь доброты.

В спортивном зале стоит высокий парень, с черными волосами, густыми бровями и с немного детским взглядом. Он инвалид, у него поврежден позвоночник. Передвигается с трудом, левая нога не слушается, живет как бы сама по себе, так говорит он. Ему предложили инвалидное кресло, но он наотрез отказался. Не потому что не хочет себя считать инвалидом, просто боится привыкнуть к коляске.

– Если бы я сел в нее и понял, что мне удобно, я бы, наверное, не стал учиться ходить, – признается. – И теперь не ходил так, как это у меня получается, и не поступил бы в колледж.

Подростковая беспечность наградила Ермека тяжелым недугом. Сейчас ему двадцать четыре. Из толпы его сразу выделяет грузная неуклюжая походка из-за парализованной ноги. Рядом с ним друзья, у которых свой диагноз.

Пообщаться с нами они согласились, но вот фотографироваться – ни за что.

– Зачем? – спрашивают. – Инвалидов не любят, да и кому нужны чужие проблемы.

Знакомые у Ермека спрашивают: «Тебе не больно ходить?» Он говорит, что нормально.

Не привык жаловаться в физическом плане. Для него это грех. Он стоял на грани между жизнью и смертью, а сейчас далеко от обрыва.

– С каждым годом мне лучше и лучше. И научился любить жизнь. Говорят, Бог дает испытания только по силам. Согласен. Слабаков жизнь не трогает. Но, если честно, я уже устал от моего испытания и хочу, чтобы оно поскорее завершилось.

Пятнадцатилетний парень на мопеде обгонял грузовик, упал, под колеса машины не попал, но ударился затылком, дальше темнота.

Вышел из комы довольно быстро, через два дня, но ему опять пришлось учиться всему заново. Свои первые слова он произнес через три месяца после аварии, еще через полтора месяца научился сидеть. Чтобы ходить самостоятельно, без костылей и клюшки, ему понадобилось полтора года.

– То, как хожу сейчас – большой прогресс! – радуется он.

При ходьбе делает упор на правую ногу, левая же играет со своей сестрой в догонялки. Ей не хватает сил, чтобы двигаться с той же скоростью. Получается, что левая нога всегда отстает и с досадой ударяет о землю.

Здоровый парень до колледжа, в котором учится Ермек, добежал бы за пять минут, у него же на это уходит полчаса. Но он не жалуется, в колледже у него много друзей. Ему улыбаются, здороваются за руку, но чаще парни. Девочки стараются не замечать, признается он, и тут же грустнеет.

– А одногруппницы?

– Они со мной общаются только по делу. Многие почему-то считают, что я ненормальный. Я не пытаюсь к ним подкатить: знаю, что будет отказ.

Ермек хорошо сложен. Выглядит очень мужественно. А своей непосредственностью очаровывает в два счета. Он открыто говорит обо всем на свете, искрометно шутит. Когда с ним общаешься, забываешь, что с ним что-то не так.

– Конечно, хорошо, если девушка красивая. Это радует, это вдохновляет. Но как ты будешь жить с ней в старости, если вам даже не о чем поговорить? – размышляет он вслух о любви.

Ему хочется встретить хорошую девушку, с которой он создаст крепкую семью. У него родятся здоровые дети, он в этом уверен.

– Я буду главой семьи и сделаю все возможное, чтобы все в ней были счастливы.

В спортивный зал пришел с другом. Тот двигается хорошо, но практически ничего не слышит. Они познакомились на одном из спортивных мероприятий для инвалидов, с тех пор вместе.

Аскар еще плохо говорит, но Ермек научился его понимать. Выручают жесты, мимика и карандаш с бумагой. Но, в крайнем случае, Аскар пишет, а Ермек читает. В основном общаются без записок.

В своих коричневых вельветовых штанах, в серой шапке с помпоном, глухой парень стоит и пританцовывает. В ушах наушники, я слышу музыку, но кажется, что и он тоже.

– Тут главное уловить ритм, а фантазия сделает свое дело,– с улыбкой объясняет мне Ермек.

Советует, вставьте в уши пробки и попробуйте прожить так день, только тогда поймете как сложно. Но Аскар привык, хотя до пяти лет проблем со слухом не было. Это осложнение от гриппа, а может быть, прививка сделали свое недоброе дело. Но кто же сейчас в этом разберется.

Полностью глухих людей очень мало. Немного, но что-то все-таки слышат, Аскар тоже. К тому же почти все слабослышащие умеют читать по губам.

С тренером объясняется жестами, хотя лишний раз в диалог не вступает. Это очень сложно, когда не понимают.

– Угу, – тренер в ответ кивает головой, понимает. Но так было не всегда.

Год назад даже предположить не мог, что хочет сказать ему Аскар. Злился, отворачивался, потом понял, что так нельзя. Надо уметь общаться, не отнимать шанс у человека.

Когда твои уши не работают, вдруг включаются глаза и даже нос. Аскар всегда следит за губами собеседника, чтобы понимать, он тоже читает по губам. И если тренер ругается, всегда знает, какими словами.

– Глухота бывает душевная, – пишет он. – Когда вы иногда не просто не можете понять другого человека, но и не хотите.

Фото Ярослава Кулика

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top