Рыцарь плаща и кинжала

20 декабря 2018
0
1148

Бойцы невидимого фронта – эти слова произносят, чаще всего, с оттенком иронии. Другое дело – разведчики, шпионы. Разница между этими словами проста: если свои, то разведчики, если чужие – шпионы.
И награждали, и хоронили их втайне, настоящие имена были неизвестны, на личных делах – гриф «секретно»… И только сейчас стали рассекречивать их имена и их дела. Символом советского разведчика стал для нас образ Штирлица из киносериала «Семнадцать мгновений весны». Вдова разведчика Кима Филби Руфина Пухова в телевизионном интервью однажды сказала, что ее муж, посмотрев этот фильм, сказал, что «с таким выражением лица, как у Тихонова (исполнителя роли Штирлица – Н.С.), такой разведчик не продержался бы в Абвере и трех дней». Ким Филби знал, о чем говорит и у самого него с выражением лица – очень приветливым и даже простецким – все в порядке. И он почти тридцать лет – с 1934-го по 1963-й год – занимал руководящие посты в британских спецслужбах, будучи советским разведчиком! И до конца так и не был разоблачен.

Английские аристократы – советские разведчики

Как английский аристократ, выпускник Кембриджа стал работать на СССР?

Еще в ранней юности Ким увлекся идеями социализма и остался им верен до конца своих дней. Вместе с ним еще четверо английских аристократов, его однокашников по Кембриджу. Они не вызывали даже малейших подозрений. Выпускники Кембриджа, настоящие джентльмены, высокопоставленные служащие МИДа, спецслужб. Истеблишмент британского общества, на самом деле были советскими разведчиками, коммунистами: Ким Филби, Джон Кернкросс, Гай Берджесс, Дональд Маклэйн, Энтони Блант, вместе – кембриджская пятерка. Все работали не за деньги – по идейным соображениям. Их сведения были настолько важными, что Сталин распорядился каждому из них назначить персональную пенсию. «Все пятеро отказались. Был среди них Гай Берджесс, задиристый парень, выпивоха, верный и пламенный коммунист. Он сказал: «Если вы еще мне это предложите, я посчитаю это оскорблением», – рассказывал историк спецслужб Николай Долгополов.

Возглавлял «великолепную кембриджскую пятерку» Ким Филби.

Настоящее его имя – Гарольд Адриан Рассел Филби. Ким – это не коммунистический интернационал молодежи, об этой аббревиатуре родители Филби, пожалуй, и не слышали. Кимом его еще в детстве прозвали родители в честь героя одного из рассказов Киплинга. Во время учебы в Кембридже в 1934 году на него обратили внимание советские спецслужбы, и он был завербован советским разведчиком-нелегалом Арнольдом Дейчем.

Только за время Великой Отечественной войны Ким Филби передал в СССР 914 важнейших документов, касающихся сражений, расположения немецких войск, диверсионных групп и многого другого. Во многом благодаря его донесениям мы выиграли Курскую битву. (В конце жизни, уже в Москве, его спросили, что он считает своим самым важным делом и заслугой перед СССР, и Ким ответил: «Курскую битву, Прохоровку»).

В Англии хорошо знали о немецких тайнах. В 1941 году к англичанам попала немецкая шифровальная машина «Энигма». Код ее был вскрыт, и Лондон получил доступ к секретной переписке. Но делиться такой информацией с союзниками не спешил.

«Я читал интересное, потрясающее по своему двуличию письмо Черчилля Сталину. В нем он много рассуждал, где в 1943-м может случиться немецкое наступление, он называл очень много мест, откуда исходит угроза от Гитлера, но только одно место он не назвал. Это Курская дуга», – пишет Николай Долгополов.

Энтони БлантРаз Черчилль не назвал Курск – значит, именно там оно, наступление, и будет – такие вот у нас были союзничники. Сталина, конечно, на мякине не проведешь – не верил он Черчиллю, но и донесения разведки не единожды перепроверял.

И у Филби были более конкретные доказательства наступления фашистов на Курск. Слово «Курск» фигурировало и в шифровках из Берлина. Там тоже действовали наши разведчики – немецкая группа антинацистов «Красная капелла».

Курская дуга стала первым серьезным испытанием и для недавно созданного СМЕРШа. Контрразведчики через свою агентуру узнали, что немцы готовят к заброске несколько диверсионных групп, с которыми чекисты еще не сталкивались. «Выявлено впервые было в период проведения Курской битвы, что немцы используют завербованных диверсантов из числа подростков, на которых никто бы не обращал внимания. 14-15-летние ребятишки обучались в разведшколах и забрасывались», – рассказывает генерал-лейтенант в отставке, историк спецслужб Александр Зданович.

Джон КернкроссФилби и его «кембриджская пятерка» сообщала, какие дивизии, какими силами, когда и где будут наступать, какова толщина брони новых немецких машин и как их лучше пробивать. «Известные дивизии «Дас Рейх», «Мертвая голова», наиболее ударные подготовленные подразделения, у которых было больше всего тяжелых новых танков «Тигр», «Пантера», и самоходок, вот их удалось ввести в заблуждение», – пишет Зданович.

С противником контрразведка вела сразу несколько радиоигр – путала планы немцев, сообщала ложную информацию. Ее специально готовили офицеры советского генштаба, и ей верили немецкие генералы.

Филби передал точное время наступления немцев. И Рокоссовский опередил немцев почти на два часа, начав артподготовку в пять утра, что спутало все планы немецких генералов, ведь они были уверены, что на этом направлении для них путь открыт, и они возьмут реванш за Сталинградскую битву. А артиллеристы по наводке разведки били точно по переднему краю войск.

Этот исторический эпизод вошел в картину Юрия Озерова «Освобождение», так же, как сцены танкового сражения на Прохоровском поле. Победа в Курской битве окончательно переломила ход войны: с этого времени Красная армия только наступала.

Гай БерджессДве награды и подарок вождя

Ким Филби удостоен наград в области разведки и в Великобритании, и в СССР. В Англии Гарольд Адриан Рассел Филби награжден Орденом Британской империи. За Вторую мировую войну. Награду в Букингемском дворце вручил лично король Великобритании Георг VI. А в 1947 году Сталин подписал указ о награждении Гарольда Адриана Рассела Филби орденом Красного Знамени. За Великую Отечественную войну. Британцы и не подозревали, что награждают советского разведчика. Несмотря на то, что в той войне мы были как бы союзниками, Великобритания, как и всегда, была нашим врагом.

Сталину очень хотелось сделать Филби какой-нибудь ценный подарок в довесок к ордену. Специально для Филби лучшими мастерами Советского Союза – художниками, ювелирами и скульпторами – изготовили барельеф горы Арарат. Он был выполнен из ценных пород реликтовых деревьев, инкрустирован золотом, платиной и мельчайшими бриллиантами, вкрапленными в заснеженные вершины Арарата. Но не столько драгоценным материалом, сколько тончайшей работой художников, он представлял собой уникальное произведение искусства.

Подарок вождя Киму Филби вручил связник на очередной встрече.

Филби был тронут и очарован.

Он очень дорожил этим подарком, барельеф – единственная вещь, с которой он не расставался, меняя квартиры, переезжая из одной страны в другую. Красивую ценную вещь он устанавливал на самом видном месте своего нового жилья. Гости восторгались её изысканностью, утонченным вкусом хозяина, интересовались, откуда она у него. И всякий раз он объяснял, что вещице больше ста лет, и он купил ее случайно – в Стамбуле у старьевщика. Впоследствии этот подарок сыграет роковую роль: именно эта вещь станет единственным доказательством его связей с СССР. Но до этого Филби возил ее с собой 16 лет.

Ким ФилбиКак советский агент чуть не стал руководителем МИ-5

На грани провала Филби был не раз. И, как правило, причина этого – предательство со стороны своих же. В августе 1945 года на Запад собрался бежать сотрудник стамбульской резидентуры НКВД Константин Волков, работавший под прикрытием вице-консула СССР. Он связался с британским консульством в Турции и выказал готовность передать информацию о советских агентах, внедренных в государственные структуры Великобритании. Сообщил, что двое действуют в Форин-офисе, а один – в центральном аппарате СИС (секретная служба разведки) в Лондоне.

Сведения, полученные от Волкова, были пересланы в Лондон дипломатической почтой. Спустя неделю они оказались в СИС и легли на стол… Филби. Он сразу понял, что является одним из тех, кого Волков намерен предать.

«Я смотрел на бумаги несколько дольше того, чем требовалось, чтобы собраться с мыслями», – позже напишет Филби в своих мемуарах «My Silent War» («Моя тайная война», 1968 г.).

Филби сообщил о предателе в московский Центр. А дальше ему повезло: именно его направили в Стамбул для встречи с Волковым. Но к тому времени, когда Филби добрался до Турции, Волков бесследно исчез и больше о нем никогда не слышали. Спас Ким Филби от разоблачения и вполне возможного пожизненного срока заключения другого советского агента – Дональда Маклэйна (он же – Марк Петрович Фрейзер, урожденный Дональд Дюарт Маклэйн, британский дипломат, агент советской разведки, член Коммунистической партии Великобритании с 1932 года, член КПСС с 1956 года, рабочий псевдоним «Гомер»).

Дональд МаклэйнНе секрет, что разведчики используют разные способы добычи информации. Интимные отношения с теми, кто может быть таким источником – не самый последний в этом перечне. А Филби видный мужчина, и женщинам нравился, мимолетных романов у него было, видимо, не счесть. В общем, будучи в Вашингтоне, Ким завел мимолетный роман с американской шифровальщицей. Та показала Филби несколько расшифрованных советских документов и сказала, что, скорее всего, советский «крот» окопался в британском Форин-офисе. Как раз там и работал Дональд Маклэйн. Филби незамедлительно предупредил московский Центр. Там решили, что миссия «Гомера» в качестве советского секретного агента выполнена, и лучше, если он вообще исчезнет. Маклэйна вывезли в Советский Союз и спрятали от возможных посягательств на его жизнь со стороны англо-американских спецслужб в Куйбышеве – городе, закрытом для посещения иностранцев.

Спасая Маклейна, Филби сам попадает под подозрение и портит свою многолетнюю «безупречную» карьеру в британской разведке. Писатель и публицист Филипп Найтли в своей книге «Шпионы XX века» категорично заявляет: «Если бы Комитет государственной безопасности не бросился на спасение своего человека в Форин-офисе Дональда Маклэйна, Филби мог бы стать руководителем СИС и таким образом войти в историю как самый великий шпион всех времен. Ибо глава СИС Стюарт Мензис и его заместитель Хью Синклер дали понять премьер-министру, что хотят видеть Филби на посту начальника британской разведслужбы после отставки Мензиса. Но в любом случае, в «деле Маклэйна» Филби сыграл свою партию вдохновенно, с полной отдачей, выражаясь языком музыкантов, – «шпиониссимо»!..»

Но советское руководство дорожило своими иностранными агентами и их жизнями. Однако после исчезновения Маклэйна под подозрение британских и американских контрразведчиков попал и сам Филби. Как Штирлиц в фильме, он, наверное, думал, что никогда не был так близок к провалу. Не мешкая, уничтожил всю полученную от московского связника экипировку и, как он пишет в своих мемуарах: «Почувствовав себя чистым, как стеклышко, я успокоился, зная, что ни англичане, ни американцы не посмеют открыто обвинить меня в чем-либо без санкции высшего руководства, а для санкции требовались неопровержимые улики, которых уже не было!»

Руфина ПуховаНо его все-таки отозвали из США, а в аэропорту Лондона сотрудники МИ-5 арестовали заграничный паспорт Филби.

Несколько раз Филби подвергали изощренным допросам. Он сумел отмести все подозрения в свой адрес, но его все же уволили из СИС с выходным пособием в 2.000 фунтов стерлингов (сегодня это равно $200.000) и ежемесячным пенсионом в 2.000 фунтов, который должен был выплачиваться ему в течение трех лет.

Ох, не случайно британцы так боятся русского ГРУ! Не случайно везде видят «руку Кремля», прячут Скрипалей, впадают в ступор от слов, оканчивающихся на «чок», а их так много в русском языке – новичок, старичок, простачок, кулачок, дурачок… Да еще эти Петров с Башировым в Солсбери – прикинулись влюбленными геями, а самих Скрипалей отравили. Дверной ручкой.

А если серьезно – как же измельчали британские спецслужбы и какого низкого они мнения о российских. После гения шпионажа Филби двое каких-то перепуганных геев…

А Филби предали еще раз. Опять же – свои, советские.

(Продолжение следует)

Наталья Смирнова
По материалам Интернет-ресурсов, книги Филби «Моя тайная война» и других источников

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top