Родом из детства

18 июня 2015
0
1586

Татьяна СамсоноваЕще до нашей встречи я знал, что Татьяна Самсонова работает в так называемом проблемном отделе одного из известных у нас банков, где, имея дело с должниками, порою злостными, трудно долго удержаться человеку с мягким и сентиментальным характером. И это-то обстоятельство меня удивило, потому что я знал и другое: молодая женщина в составе «Казачьей песни», творческого коллектива фольклорно-этнографического центра «Яик». Как такие, в общем-то, далекие друг от друга области жизни могут сочетаться?

– А это ещё не все, что вы знаете, – смеется она, словно решив ещё более поразить меня. – В свое время я, окончив вуз, семь лет проработала в органах внутренних дел, из них шесть – следователем в Зачаганском отделении милиции. Занималась такими преступлениями как кражи, ограбления, разбои. Были у нас и громкие дела. Работа интересная, увлекательная, но, к сожалению, её пришлось оставить по чисто женской причине – родился ребенок. Была я тогда уже старшим лейтенантом. Три года декретного отпуска – и вновь служба, на этот раз во вневедомственной охране… Последние несколько лет – в банке.

– Откуда эта тяга к «мужским» профессиям?

– Из детства, наверное. С того самого времени как стала помнить себя. Моя мама, Людмила Георгиевна, тогда трудилась на различных ответственных должностях в местном аэропорту, и всецело отдавалась своей работе. И поэтому моим воспитанием занимался дед Георгий, мамин папа. Он из фронтовиков, целинник, человек простой, но с суровым нравом. Обычно дома встречал меня с палкой, и если заявлялась поздно, после девяти вечера, – лупил как сидорову козу.

Впрочем, она сама давала более чем предостаточно поводов для такого обращения с собой. Таня с мальчишками частенько лазила по деревьям, по крышам, играла с ними в войну, гоняла мяч по полю. А если кто обижал – могла по-настоящему и сдачу дать. А еще она обожала рыцарские турниры, нет, не смотреть – непосредственно участвовала в них. Притом она так мастерски владела шпагой, что пацаны завидовали. То и дело появлялась дома в порванной и запачканной одежде. Но все это дед обычно внучке прощал, зато страшно не терпел, когда случалось припоздниться после всех этих детских игр.

Другое, что оказало сильное воздействие на воспитание девочки, на её внутренний мир – семья, любовь родных к песням, народному творчеству.

– У нас все пели, – вспоминает Татьяна Самсонова, – играли на гармошке, гитаре. Дедушка с бабушкой пели романсы, оперные арии. Притом они делали это иногда в шутку. Бабушка, например, исполняла мужские партии, а дедушка – женские. Было очень весело, забавно. Особенно когда по праздникам все вместе собирались. У Евдокии Ивановны, так звали бабушку, был еще один любимый коронный номер. Она становилась на стол и с шутками-прибаутками пускалась в пляс. И ни разу, кажется, не было такого, чтобы она что-то задела ногой, смахнула со стола. Все её очень любили, просто боготворили. Такой веселой, неунывающей она была до самой своей смерти в 2000 году, когда ей было уже восемьдесят.

Наверное, что-то такое – некую божью искру – и заметил в ней Евгений Иванович Коротин, преподававший на филфаке Уральского пединститута устное народное творчество. Он как-то посоветовал ей принять участие в студенческом казачьем ансамбле, а для прослушки в институт пригласил Наталью Владимировну Комарову, руководителя ансамбля «Казачья песня». Вскоре совсем еще молодой она влилась в известный в наших краях творческий коллектив. Сколько с тех пор воды утекло, нет уже и самого Евгения Ивановича, но с какой теплотой и благодарностью Самойлова и теперь говорит о своем учителе и наставнике:

– С Коротиным мы, студенты, много поездили, собирая старинные песни, частушки, поговорки. Особенно, помню, он был рад, когда я привезла материал от своей родни, людей старшего поколения, чья память тогда еще многое хранила из былого. Ведь мы сами из уральских казаков, свистунские. Правда, ни моя мама, ни тем более я, там уже не жили. Наши предки еще до революции перебрались в город, в Курени. Евгений Иванович, – продолжает собеседница, – много сделал для нашего казачества, возрождения его культуры, традиций. Если бы не он, немало из того, чем мы сегодня пользуемся, что мы хорошо знаем, скорее всего, было бы безвозвратно утрачено. Даже в репертуаре ансамбля «Казачья песня», которому через два года исполнится уже тридцать лет, и поныне есть старинные песни, коими мы обязаны нашему Учителю.

Я прошу Татьяну Александровну исполнить что-нибудь из ее постоянного концертного репертуара. Она улыбнулась, что-то озорное промелькнуло в ее глазах, и вот редакционная комната оглашается разухабистой частушкой:

А мне милый изменил,
На козе уехал в Крым,
А я маху не дала –
На собаке догнала.

Еще она знакомит зрителей с семейными преданиями, которых знает множество, и это всегда у людей вызывает благожелательный отклик, интерес. Одно из этих преданий связано с мамой, точнее с некоторыми обстоятельствами ее появления на свет.

Евдокия Ивановна была на сносях, и как-то ее резко схватило: надо было роженицу срочно доставить в больницу. В этот момент с базара приехали на быках Назаровы, их родственники, жившие неподалеку, тоже в Куренях. Так все спешили, что уставших животных даже водой не напоили. Пока ехали, а это длилось довольно долго, вконец изнервничались, какими только эпитетами не наградили быков. По дороге в роддом они, мучимые жаждой, не могли спокойно пропустить ни одной лужи, припадали жадно губами к воде. С тех пор и повелось: если кто- то в семье в чем-то проявлял медлительность, ему с упреком говорили: «Ты что, на быках едешь?»

Вповседневном репертуаре ансамбля «Казачья песня» более ста произведений. Это и старые, и сравнительно новые казачьи песни: бытовые, походные, шуточные. Поет Татьяна Александровна прекрасно, задушевно и, кажется, ее совсем не смущает тот факт, что я единственный ее слушатель в вечерней редакции. Свадебная песня «Молодка», объявляет она:

Молодка, молодка молоденькая,
Головка твоя, ух, бедненькая.
Не с кем молодке
Ночку ночевать, ночку ночевать,
Темну коротать…

– Мы неоднократно бывали на Дону, на родине Михаила Александровича Шолохова, – продолжает рассказывать, передохнув немного, моя гостья. – Там регулярно в мае, когда родился великий писатель, проводятся замечательные фестивали «Шолоховская весна». И нас там, в Вешках, всегда хорошо встречают. К сожалению, в нынешнем году – году юбилейном, ведь автору «Тихого Дона» исполнилось 110 лет, – мы из-за болезни некоторых старожилов нашего ансамбля не смогли туда поехать.

Помимо Дона творческие маршруты популярного коллектива в разные годы пролегали также в Оренбург, Тольятти, Ульяновск, Санкт-Петербург, в разные регионы Казахстана, в том числе Алматы и Астану. К уральцам в гости также время от времени приезжают творческие коллективы, из той же России, например.

У Татьяны Александровны подрастает сын, симпатичный одиннадцатилетний Устин. Мальчик талантливый, как и мама, обладает хорошим голосом, а еще прекрасно играет на гармони. Он с малолетства активно участвует в выступлениях «Казачьей песни». Правда, в будущем мальчик все же хочет быть спасателем. Очень любит животных, собирает по всей округе больных и увечных кошек, собак и потом вместе с мамой усердно выхаживает их. Татьяна, вроде бы, уже давно смирилась с планами единственного своего сына и считает, что другая составляющая его беспокойной натуры – любовь к искусству, народному творчеству – будет в дальнейшем лишь помогать ему по жизни.

Фото Ярослава Кулика и из семейного альбома Т. А. Самсоновой
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top