Родная кровь

8 августа 2019
0
371

Официальное признание мужчиной чужого ребенка должно являться свидетельством его искренней любви к маме малыша, готовности нести за них ответственность. Однако акт установления отцовства еще не гарантирует крепкий семейный союз, и более того, к сожалению, эта юридическая процедура может привести к крайне неблагоприятным последствиям для самого ребенка. Об этом наша жизненная история.

Обычная love story

Мадина после окончания сельской школы поступила в один из местных вузов, однако уже на первом курсе забросила учебу: в Уральске, вдали от мамы, ее ждала новая жизнь – насыщенная яркими событиями. Здесь она встретила Руслана, который, к слову сказать, был старше вчерашней школьницы почти на 10 лет. Мужчина привел Мадину в свой дом, представил девушку своим родственникам, и молодые люди стали жить в гражданском браке. Но, как оказалось, Руслан еще не был готов в полной мере взять на себя ответственность за жизнь своей избранницы, иначе как можно истолковать тот факт, что известие о беременности возлюбленной его не обрадовало. На этой почве молодые люди расстались, и Мадина вернулась в родное село.

Безусловно, будущая мать осознавала, что ее беременность – это позор для семьи, и что какое-то время ей придется находиться на содержании своих родных, однако, несмотря на предстоящие трудности, пересуды, избавляться от ребенка не стала. К счастью, родные (мама, бабушка, дяди) оставили право выбора – выносить ребенка или избавиться от плода – за самой Мадиной. В положенный срок родился мальчик. Новорожденного назвали Тимуром, а спустя полгода молодая мама получила от папы малыша SMS, в котором он написал, что хочет увидеть сына. Мадина поделилась этим известием со своей мамой, но была неприятно удивлена ее реакцией.

– Раз отказался от ребенка, когда ты была беременной, нечего теперь ему показывать сына.

Хоть и резанули эти слова по сердцу молодой женщины, противиться воле матери Мадина не стала, в результате чего Руслану было отказано в его естественном желании увидеть ребенка. Спустя годы Айман поймет, какую большую ошибку она совершила этим запретом, но осознание придет уже после того, как она навсегда потеряет дочь…

Неудачное замужество

А пока события в жизни Мадины развивались следующим образом. В статусе матери-одиночки молодая женщина пробыла два года. До той поры, пока односельчанин Габит не сделал ей предложение, а после заключения брака документально оформил отцовство над ребенком. 30-летний мужчина был вдовцом (его супруга и единственная малолетняя дочь погибли, задохнувшись угарным газом), и необходимо подчеркнуть, что инициатива о признании своим чужого ребенка исходила от мамы Габита – Розы. Женщине было тяжело смириться с утратой внучки, а потому отношения сына с одинокой матерью ее порадовали, ведь она снова станет бабушкой. Да и Мадина в качестве снохи Розу вполне устраивала: легкая в общении, отзывчивая, а главное, способная идти на компромиссы. Только такая может стерпеть тяжелый нрав Габита, который к тому же любил «прикладываться к бутылке», а в состоянии опьянения становился агрессивным. Практически уже в начале совместной жизни Мадина поняла, что в супруги ей достался далеко не идеальный мужчина. Но она умела прощать, надеясь, что со временем характер Габита изменится в лучшую сторону. К тому же, подкупало отношение свекрови к Тимуру. Женщина и вправду полюбила малыша, как родного внука, да и невестке старалась делать дорогие подарки. Таким образом, отсутствие внимания, заботы со стороны мужа Мадине компенсировала ее свекровь. Спустя год у пары родилась дочь, новорожденную нарекли Аминой.

К сожалению, с рождением дочери Габит не изменился: он по-прежнему выпивал, скандалил, обижал супругу и родителей. Мадина не раз уходила к своей матери, но стоило Габиту попросить у нее прощения, предложить вернуться, женщина снова и снова к нему возвращалась. К слову, за пять лет супружеской жизни возвращений к нерадивому супругу было десять. Порой семейные скандалы заканчивались вызовом сотрудников полиции, но, будучи по природе человеком мягким, Мадина не решалась довести дело до суда и прощала семейного дебошира. Когда однажды Айман посоветовала дочери все же развестись, та ответила:

– Хочу, чтобы мои дети воспитывались в полной семье, к тому же при бабушке и дедушке.

Сама Мадина выросла без отцовской заботы да и своих прародителей по отцовской линии знала только в раннем детстве. Именно поэтому для молодой женщины было важно, чтобы ее дети хотя бы не чувствовали себя обделенными должным вниманием со стороны второй бабушки и единственного дедушки.

Развод был неизбежен

Но, как говорится, всякому терпению приходит конец. В сентябре 2017 года женщина окончательно ушла от мужа, а в ноябре подала на расторжение брака. Спустя месяц Габита и Мадину развели, но, несмотря на официальный развод, мать двоих детей в полной безопасности себя не чувствовала. Бывший супруг приходил к ней на работу, устраивал там скандалы, угрожал расправой, и дабы не допустить, чтобы угрозы перешли в конкретные действия, Айман встречала дочь с работы. Нужно отметить, что теща была единственным человеком, кого побаивался Габит, ведь эта женщина, защищая дочь от кулаков зятя, не раз давала ему достойный отпор.

Но какими сложными бы не были отношения между экс-супругами, Габит оставался отцом двоих детей: для Амины – биологическим, для Тимура – названным и официально признанным: мужчина не был лишен родительских прав, следовательно, оснований для отказа в общении его с детьми у Мадины не было. Именно поэтому, когда вечером 23 февраля Габит пришел за сыном и дочерью, чтобы забрать их к бабушке и дедушке, Мадина сама собрала вещи детей. Расставание с мамой, которое предполагалось лишь на одну ночь, оказалось последним. Об этом стало известно ранним утром следующего дня, когда пришло известие о трагической гибели молодой женщины.

Расплата за беспечность

Согласившись на предложение подруги отпраздновать с общими знакомыми 23 февраля, Мадина в компании девушки и троих односельчан поехала в кафе. Гуляние затянулось до утра, и, понимая, что небезопасно садиться в машину под управлением нетрезвого водителя, мама двоих детей пыталась вызвать такси. К сожалению, такси не было, и поскольку увеселительное заведение находилось на достаточно большом расстоянии от дома, Мадина села в машину пьяного водителя. Машину заносило из стороны в сторону, и, осознавая опасность, молодая женщина просилась выйти, однако ее просьбе не вняли. В результате, когда машина перевернулась, необратимые последствия пришлись именно на долю нашей героини: выпав из автомобиля. Мадина ударилась головой об асфальт, и этот удар оказался смертельным. Другие же участники ДТП отделались ушибами и легкими порезами.

– Почему же водитель и другие пассажиры серьезно не пострадали в этой аварии? – спросила родственница погибшей у человека, долгие годы проработавшего в следственных органах.

– Когда пассажир в состоянии страха, он более уязвим, т.к. начинает паниковать, хвататься за любую возможность спастись, а это, напротив, усиливает возможность получения серьезных травм, в т.ч. сопряженных с риском для жизни. В опьянении сознание человека расслаблено, он не осознает опасности, следовательно, не делает резких движений, которые могут ему навредить. Судебно-следственная практика знает множество примеров, когда нахождение в состоянии алкогольного опьянения спасало человека в ситуациях, опасных для жизни. Возможно также, что ваша родственница не пристегнулась ремнем безопасности, – высказал предположение юрист.

Новое испытание

Суд по уголовному делу над водителем завершился вынесением обвинительного приговора, согласно которому мужчине назначено три года лишения свободы в колонии общего режима. Однако со смертью Мадины ее родных ждало новое испытание: маме погибшей пришлось вступить в борьбу за внука – семилетнего Тимурчика. Необходимо отметить, что мальчик изъявил желание проживать с бабушкой Айман, и изначально семьи договорились, что до окончания учебного года Тимур останется с родными мамы. Однако уже вскоре Габит стал настаивать на том, что поскольку по документам он является отцом ребенка, несет за него ответственность, Тимур должен проживать в его семье. Да и бабушка Роза поддержала позицию сына: женщина хотела, чтобы брат и сестра росли под одной крышей.

Аргументы бывшей сватьи, конечно же, не лишены здравого смысла, и, понимая это, Айман неоднократно сама пыталась поговорить с внуком. Она убеждала Тимура ходить в дом отца хотя бы по выходным, ведь там сестренка, но мальчик воспринимал эти разговоры в штыки. Он говорил, что скучает по Амине, но пусть она сама к ним приходит.

Самира Кереева
(Окончание следует)
(Имена изменены по этическим соображениям)

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top