Родная кровь

15 августа 2019
0
240

(Окончание. Начало в № 32)

Семья же Габита была уверена, что мальчика настраивают против них. Чтобы как-то убедить Тимура прийти к сестренке, бабушка Роза даже навестила его в школе. Она вызвала внука с урока в коридор, где напоминала мальчику о сестренке.

– Я боюсь папу, когда он пьяный, поэтому не пойду к вам, – ответил ребенок. Следующими действиями семьи Габита было обращение в органы опеки и попечительства, чтобы мальчика вернули в семью. Когда работники органов образования и сотрудники ювенальной полиции в сопровождении Габита, его мамы и сестры вошли в дом Айман, то Тимур, увидев отца, убежал в комнату, пытаясь таким образом спрятаться от него.

Психолог пробовала поговорить с ребенком, убедить его пойти с отцом и бабушкой, на что мальчик, уткнувшись лицом в подушку, стал громко плакать. Поведение Тимура озадачило сотрудников полиции и работников органов опеки и попечительства, и если изначально они были настроены вернуть мальчика Габиту, то сейчас они понимали, что против воли ребенка не смогут этого сделать.

Незваные гости попросили Айман поговорить при них с внуком, но ребенок не поддавался ничьим уговорам, свой протест он выражал плачем. Более трех часов полицейские и работники образования провели в доме Айман, в итоге вынуждены были уйти ни с чем. А тем временем бабушка Роза, пытаясь воздействовать на работников сферы образования и сотрудников ювенальной полиции, твердила, что ее сын имеет права на Тимура, следовательно, закон на их стороне. Доводы взрослого человека вызвали недоумение у хозяев дома:

– Такое ощущение, что речь идет о неодушевленном предмете! – возмущались Айман и ее младшая дочь Гульнара.

Бывшие же родственники, уходя, предупредили, что отступать не собираются и будут бороться за мальчика.

Маниакальность, по сути, уже чужих людей, в завладении ребенком, который кровным им не является, пугала Айман. Женщина подозревала, что Габит таким образом мстит ей. Ведь она поддержала дочь в разводе, были случаи, когда, защищая Мадину, даже дралась с ним. Она боялась доверять внука бывшему зятю.

– Габит добивается права на Тимура только для того, чтобы сделать нам больно. Никогда он не был для моего внука хорошим отцом, мне известно, что он даже руку подымал на мальчика, – рассказала Айман.

Проконсультировавшись с грамотными юристами, женщина узнала, что оспорить отцовство Габита вправе лишь биологический родитель Тимура – Руслан.

Факт родства – на лице

Незамедлительно Айман и Гульнара начали поиски бывшего парня Мадины, и уже вскоре им удалось разузнать его домашний адрес. Когда Айман приехала по нему, Руслана дома не оказалось, но ей удалось поговорить с племянником предполагаемого отца своего внука. Тот сказал, что знал Мадину, и им известно, что у Руслана может быть сын. Айман оставила свой номер телефона, а спустя полчаса ей позвонили… В этот же день состоялась и долгожданная встреча. Руслан пришел со своей старшей сестрой, которая, как только увидела Тимура, сразу признала в нем племянника.

– Наш, и не нужно никакой генетической экспертизы, – произнесла она, обняв ребенка. Слезы радости за появившуюся надежду отвоевать внука у Габита и его семьи, и одновременно – горечи – от понимания того, что не воспротивься она когда-то желанию Руслана увидеть своего новорожденного сына, им бы не пришлось пережить этих бедствий, овладели Айман. Если бы можно было вернуть время назад, не совершила бы она той роковой ошибки, но тогда обида за дочь и внука затмили разум женщины. Глядя на свою кровинушку, плакали Руслан и его сестра…

Но проведение генетической экспертизы было необходимо, а потому, обсудив все детали, стороны обговорили день, когда отправятся в Актобе – в центр, где осуществляется данная процедура подтверждения либо опровержения факта родства.

Вскоре в гости к Айман приехали, как сами они уже друг друга называли, вновь обретенные родственники. В это же самое время женщину вызвали в районный отдел образования, где снова обсуждался вопрос, у каких родственников должен проживать Тимур.

Руслан и сестра тоже пришли в райОО. Неожиданно для Айман руководитель отдела образования распорядился передать ребенка официальному отцу. Это распоряжение повергло Айман в шок: ничего не понимая, она не смогла произнести ни слова.

– Попробуйте только забрать мальчика силой, я запишу эту сцену на телефон и запущу в ютуб. Пусть весь мир узнает, как в Казахстане органы опеки детей силой забирают, – произнесла сестра Руслана.

– А Вы кем являетесь ребенку? – спросил чиновник.

– Я тетя мальчика, а вот его биологический отец. Скоро мы проведем ДНК-тест и на основании его результатов будем требовать оспаривания отцовства нынешнего родителя, – ответила женщина.

Заявление незнакомки напугало начальство райОО, и просьба Габита и его мамы снова осталась без удовлетворения. На выходе Руслан попытался поговорить с соперником, чтобы тот добровольно отказался от сына, ведь у Габита есть дочь.

– А ты сначала докажи, что являешься отцом Тимура, – последовал ответ.

У Руслана же не было никаких сомнений в том, что Тимур его ребенок, но требовалось время для того, чтобы представить суду результаты экспертизы. Вскоре Айман с внуком и Руслан отправились в Актобе.

Стоит отметить, что за то время, пока готовились результаты экспертизы, Айман пришлось еще и защищаться в рамках гражданского судопроизводства: бывший зять обратился в ювенальный суд с иском, которым просил отобрать у нее (пока еще) его сына.

На второе слушание были приглашены представители районного отдела образования. Они очень удивились, наблюдая за тем, как Тимур обрадовался встрече с Русланом, а на Габита ребенок даже не взглянул.

Важно подчеркнуть, что за полгода, как состоялось знакомство Руслана с Тимуром, они настолько сблизились, что не проходило и дня, чтобы отец и сын не поговорили по телефону. Руслан подарил сыну мобильный телефон, старался чаще привозить его к себе в город, но мальчик и по сей день не хочет надолго уезжать от бабушки.

Суды за сына и внука

Но вернемся к судебному процессу. Пока судья выслушивала доводы сторон, их адвокатов и представителей, с Тимуром и Аминой беседовала в отдельной комнате психолог ювенального суда. Специалист выяснила, что страхи мальчика не были беспочвенными: ребенок действительно видел, как папа Габит бил маму, бывало, что обижал и его самого. К тому же, как пояснила психолог, Тимур хочет находиться рядом с родными мамы еще и потому, что видит в них черты самого дорогого человека. В суде Габиту задали вопрос, почему он добровольно не отказывается от ребенка, который по крови ему родным не является. Ведь Мадина погибла, следовательно, уже нет шансов на восстановление отношений.

– Я не хочу, что когда Тимур повзрослеет, может упрекнуть меня в том, что я от него отказался, – ответил мужчина.

Кто знает, был ли этот мужчина искренен в своем ответе или им действительно (как считает Айман) руководил корыстный мотив или чувство превосходства в сложившейся ситуации, но как взрослый человек он должен понимать, что расположения ребенка, его любви невозможно добиться принуждением.

– Если Вы и вправду хотите стать для сына заботливым отцом, то дайте ему время: пусть мальчик успокоится, выждите, когда он перестанет Вас бояться. Налаживайте контакт осторожно, расположите ребенка через интересные ему игры, увлечения. И, наконец, вспомните притчу о царе Соломоне, в которой рассказывается о том, как, решая спор между двумя матерями, мудрец распорядился отдать ребенка матери, которая добровольно отказалась от сына, дабы не причинить мальчику боль.

– Просто Вы должны понять, что даже если суд и оставит у Вас Тимура, в душе ребенок возненавидит Вас и вашу семью, и несложно предположить, в какие последствия выльется эта ненависть, когда он вырастет, – дала совет женщина, представлявшая интересы Айман в суде.

Результатом рассмотрения гражданского дела стало заключение сторонами мирового соглашения: истец согласился оставить ребенка у ответчицы. И уже в этот же день, когда суд завершился, пришли результаты ДНК-тест: экспертиза подтвердила отцовство Руслана в отношении Тимура.

На основании результатов генетической экспертизы Руслан оспорил отцовство Габита, и теперь по документам отцом Тимура является его биологический отец. Хотя с окончания судебных разбирательств прошел уже год, мальчик по-прежнему проживает со своей бабушкой, в привычном для него окружении. Причина тому – желание самого ребенка. Айман с Русланом договорились, что пока Тимур сам не изъявит желания переехать к отцу, они не станут обсуждать этот вопрос, дабы не причинять ребенку боли. Но мужчина старается часто видеться с сыном, обеспечивает самым необходимым для его физического, интеллектуального развития. К примеру, подарил Тимуру компьютер. Конец этой истории хочется сравнить с выше пересказанной притчей о царе Соломоне, когда мудрец вынес свой вердикт в пользу матери, отказавшейся от ребенка лишь бы оградить его от боли. Вот так и Руслан, как любящий отец, предпочел подождать пока сын сам не захочет переехать к нему в город.

Заложница «холодной войны»

Что касается Амины, то девочка проживает со своим отцом и его родителями. Однажды, когда Айман привела внучку к себе, то, как ей показалось, ребенок дистанцировался. Когда женщина упрекнула бывшего зятя, что они настраивают внучку против родных ее матери, мужчина не стал этого отрицать:

– Да, настраиваем, вы ведь настроили Тимура против нас.

Таким образом, теперь Амина стала для семьи бывшего зятя орудием мести, и страшно, если эта «холодная война» в последующем скажется на взаимоотношениях подрастающих брата и сестры.

И в завершение хочется обратить внимание на то, что ситуация с признанием отцовства на примере настоящей истории ни в коем случае не говорит о том, что «все мужики сво…». Встречается множество историй удачного замужества, когда мужчина, взяв в жены женщину с ребенком, становится любящим, заботливым мужем и отцом. Просто молодым мамам не стоит торопиться с решением на дачу согласия на признание отцовства человеком, который кровным родителем ребенку не является. Эта история о том, что необходимо время, чтобы женщине понять, способен ли ее избранник нести ответственность за ребенка, не причинит ли он ребенку зла. За качественной консультацией обратитесь к грамотному юристу либо просто ради любопытства поинтересуйтесь в интернете, чем отличается процедура усыновления (удочерения) от установления отцовства, и каким законом предусмотрены основания для их отмены. Сама того не понимая, Мадина доверила своего ребенка человеку, от которого пришлось терпеть побои, и если бы не ее мама-борец, то страшно представить, как жилось бы Тимуру с отцом-агрессором.

К счастью, эту ошибку молодой женщины удалось исправить, и Айман смогла восстановить своего малолетнего внука в его праве расти в окружении дорогих и близких ему людей. Надеемся, что эта история придется кому-то кстати, и, возможно, заставит задуматься перед принятием важного решения, от которого будет зависеть настоящее и будущее ее ребенка.

Самира Кереева
(Имена изменены по этическим соображениям)

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top