Раскол

31 января 2019
0
150

Многие православные уральцы – потомки казаков-староверов. Но при этом мало кто понимает, а в чем был смысл церковной реформы патриарха Никона и был ли он вообще, этот смысл? Зачем нужна была эта реформа, на многие годы расколовшая общество? Ради чего было принесено столько жертв и пролито столько крови? Какая, в сущности, разница: как креститься и как кланяться? Зачем государству нужно было устраивать такой раскол, а народу, не принявшему этих изменений, идти на смертные муки ради обрядов?

Это – политика

Сам по себе вопрос – креститься двумя перстами или тремя – не имел принципиального значения не только для светской, но и для духовной власти. За церковным расколом стояла политическая борьба, это был выбор дальнейшего пути развития государства.

Россия только что пережила Смутное время. Патриарх Никон стремится сделать церковную власть выше царской, светской. Царь тоже хочет укрепить и расширить свою власть, «войти в семью православных европейских государств», а для этого церковные обряды нужно сделать соответствующими греческим канонам, которых придерживалось большинство православных стран. Это позволило бы России упрочить свое международное положение и подтвердило концепцию «Москва – Третий Рим», то есть духовный центр всего православия. И поэтому царь Алексей Михайлович поддержал реформу, инициированную патриархом Никоном и его сторонниками.

«Чтобы вовеки вси едино были»

Еще одной важной причиной, повлиявшей на решение царя Алексея Михайловича, стало присоединение к России территории Украины, ранее находившейся под юрисдикцией Польши. Исконно русские земли на западе России отошли Речи Посполитой после Смутного времени, когда Россия была ослаблена внутренними распрями. Даже Смоленск на какое-то время был завоеван Польшей. Но потом Россия стала укрепляться и возвращать свои исконные земли.

И вот на Переяславской Раде запорожские казаки, уставшие от давления польской шляхты, поддержали решение Богдана Хмельницкого перейти в подданство русского царя. Это был своего рода референдум того времени. И 18 января 1654 года Рада провозгласила переход населения польской Украины в подданство Москвы. Земли эти стали снова называться Малой Россией – Малороссией.

Поляки до сих пор не могут простить это Богдану Хмельницкому, который неоднократно настойчиво просил Алексея Михайловича, чтобы царь «велел гетмана и все войско запорожское принята под свою царскую величества высокую руку с городами и землями».

Царь понимал, что принятие такого решения – вопрос непростой, война с Польшей была неминуема. И потому обратился к Земскому собору: в этом вопросе ему необходима была поддержка всего народа. Референдума в Москве тоже не проводили, но Земский собор дал согласие. И Алексей Михайлович согласился присоединить к Великой – Малую Русь.

К присяге было приведено все население Малороссии, а не только представители казацкой власти. И тут огромную роль сыграло православие: не хотели жители этих территорий молиться по-польски. Быть под «царем восточным православным», «чтобы во веки вси едино были», стало стремлением добровольным и практически общим – такую присягу принимали люди.

Поляки до сих пор не могут простить потери этих территорий. Вот как пишет об этом известный историк Сергей Соловьев: «…для Польши с 1654 года начинается продолжительная, почти полуторавековая агония, условленная внутренним ослаблением, распадением; в 1667 году великая борьба между Россиею и Польшею оканчивается. С этих пор влияние России на Польшу усиливается постепенно без всякой борьбы, вследствие только постепенного усиления России и равномерного внутреннего ослабления Польши».

Польша потеряла не только завоеванные территории, но и много своих людей: православные поляки, объявленные польским королем «вольными людьми», стали переселяться в Россию (Интересно, что еще в 1623 году православная шляхта обратилась к польскому сенату со словами: «стремиться переменить веру русского – значит стремиться к тому, чтобы на Руси не было Руси», что «восточная вера не может быть уничтожена иначе как с уничтожением народа русского»).

«Защищать аж до горла»

Защиту православия взяло на себя и казачество. Сохранились записи в Киево-Богоявленское братство запорожского гетмана Сагаидачного – «со всем своим войском», и казацкая клятва на раде 1621 года защищать старую веру «аж до горла».

И вот эту веру стали ломать. Это было беспрецедентное для русской истории вмешательство светской власти в духовную жизнь народа. Необходимость этого, по мнению многих историков, заключалась в том, что религиозные обряды в стране очень сильно отличались от общемировых, в том числе и от греческих обрядов, откуда и пришло христианство на Русь. Кроме того, часто говорится, что религиозные тексты, а также иконы, имели искажение – мол, переписывались церковные книги веками вручную, а потому в них, а также в написании икон, много искажений. Но это вряд ли могло быть правдой: книги переписывались в монастырях особыми мастерами, как и иконопись – это было действом священным и выполнялось с благоговением. Малейшая описка в книге, недосмотр или ошибка считались большим грехом. Писцы обычно заканчивали рукопись смиренным обращением к читателю, чтобы те выявляли ошибки, исправляли их. И за то писцы заранее по-христиански искренно благодарили «народных редакторов». Вот почему сохранившиеся до нас многочисленные рукописи старого времени отличаются чистотою и красотою письма, правильностью и точностью текста. В древних рукописях трудно встретить помарки или зачеркивания. В них было меньше описок, чем в современных книгах опечаток. Замеченные в прежних книгах существенные погрешности устранены еще до Никона, когда в Москве начал действовать Печатный двор. Исправление книг велось с большой осторожностью и осмотрительностью.

Опираясь на дружбу и власть царскую, амбициозный Никон приступил к церковной реформе решительно и смело. Начал он с укрепления собственной власти. Никон имел характер жестокий и упрямый, держал себя гордо и недоступно, называя себя, по примеру римского папы, «крайним святителем», титуловался «великим государем» и был одним из самых богатых людей России. К архиереям он относился надменно, не хотел их называть своими братьями, всячески унижал и преследовал остальное духовенство. Историк В.О. Ключевский назвал Никона церковным диктатором.

Что изменилось в обрядах после реформы?

Как уже упоминалось ранее – двоеперстие (Бог-отец и Бог-сын) при крестном знамении было заменено на троеперстие (Бог-отец, Бог-сын, Бог- Дух святой). Поклоны земные заменены на поясные. Вместо имени Бога Исус стали писать Иисус. Крестный ход совершать не «по Солнцу» (по часовой стрелке), а наоборот. Провозглашать Аллилуйю не два, а три раза.

– Ну и что? – возникает вопрос у человека современного. – Неужели это так важно? Неужели ради сохранения старых обрядов нужно было идти на муки и смерть?

Наверное, нам этого не понять. Но люди того времени восприняли это как посягательство на самое святое и подчиниться – значило для них предать веру своих отцов и дедов, потерять опору в жизни.

Учебники истории и советские учебники по атеизму умалчивали о том, что реформа началась «книжной справой». Рукописные старинные книги стали сжигать. И это продолжалось очень долго, уже и после Никона. Среди сибирских староверов сохранилось предание, что после сжигания из костров извлекли более шестисот килограммов расплавленных медных застежек с этих книг.

Горели не только книги, но и люди. Народ не мог смириться с тем, что рушилась их вера, их устои. По всей стране начались бунты и народные восстания. Часть людей открыто выражала свое недовольство, другие просто уходили в леса, скрывались в глухих уголках или вообще бежали из страны. Их отлавливали, возвращали назад, они опять уходили – и так множество раз. История уральского старообрядчества знает немало примеров того, как на скрывавшихся в наших местах раскольников периодически устраивали облавы, отлавливали, сажали в острог, отправляли в ссылку.

Государство фактически устроило инквизицию: тюрьмы, ссылки, казни, пытки. Никон, который отличался особой жестокостью, лично приветствовал все расправы над восставшими. Тысячи людей погибли, выступая против реформаторских идей Московского патриархата.

Но представители «древлева благочестия» не боялись пострадать за веру. Ни пытки, ни средневековые казни на кострах не могли их сломить. Появился такой термин – гари. Это когда старообрядцы устраивали самосожжения, порой массовые. Монахи Соловецкого монастыря, отказавшиеся принять новую веру, восемь лет держали осаду против правительственных войск, а потом сожгли себя. Их примеру последовали многие. Считается, что за время существования старообрядчества количество сжегших себя достигло 20 тысяч человек. «Гари» продолжались в течение почти двух веков и прекратились только в царствование Екатерины Второй.

Восстал против новой веры не только простой народ и священники, но и бояре, купцы, дворяне. Все знают знаменитую картину Сурикова «Боярыня Морозова»: не сломленную голодом и пытками, закованную в кандалы боярыню везут в острог, а она подняла и показывает толпе правую руку со сложенными двумя пальцами. Вместе с сестрой их посадят в яму и уморят голодом.

Самым известным противником новой веры был протопоп Аввакум. Сосланный в Пустозерский острог, он вместе с соратниками 14 лет просидел в яме, а потом был заживо сожжен на костре. Его книгу «Житие протопопа Аввакума» мы были должны прочитать по программе филологического факультета нашего пединститута (не знаю, есть ли она в программе сейчас) и надо сказать, что «паке чаяния» книга оказалась написана простым, доступным «народным» языком.

Но верховенства церковной власти, чего жаждал Никон, царь не допустил. Поместный Собор 1666 года лишил Никона сана. Собор, признав независимость патриарха в решении духовных вопросов, подтвердил необходимость подчинения церкви царской власти. Никон был сослан в Белозерско-Ферапонтов монастырь.

«Ввек не отмоетесь»

Сегодня новый раскол Православной церкви произошел на Украине: такого бесцеремонного вмешательства светской власти в лице президента страны в дела духовные история еще не знала (Хотя духовностью здесь и не пахнет). Это, наверное, последний удар, имеющий целью разделить один народ. Общую историю извратили и отреклись, язык запретили, ненависть зашкаливает – осталась только общая вера. Надо и ее разрушить – чтобы властвовать разным антихристам.

Священники, не признавшие автокефалию Украинской Православной церкви, не желающие подчиняться Константинопольскому патриархату, подвергаются преследованиям, с помощью вооруженных молодчиков захватываются, сжигаются, подвергаются разграблениям церкви. Начался этот процесс еще в 90-е годы, а сегодня достиг размаха, ведь под него подвели «законное» основание.

Эксперты предвещают новую войну на Украине – религиозную. Таких фанатично преданных, как триста с лишним лет назад, среди прихожан украинских церквей, наверное, нет. Тем более, многие и вообще не понимают, что происходит.

А просто у Порошенко впереди выборы, нужно отвлечь внимание народа от холода и голода, в очередной раз досадить «москалям» и угодить западным «благодетелям».

Пять лет назад он обещал народу райскую жизнь в дружной семье Евросоюза, теперь, наверное, будет обещать просто в Раю. Недаром же в его собственном храме висит иконописное изображение всего его «святого семейства» во главе с «апостолом Петро». В сетях стебаются: скоро сам себя канонизирует и причислит к лику святых. А у секты свидетелей Майдана появится своя церковь, у входа в которую будет стоять святой Петро с ключами от Еврорая.

«Прилепят вам всем потом на лоб «Иуда» – ввек не отмоетесь» – эти слова матушки Алевтины из фильма «Поп», снятом в 2009 году режиссером Хотиненко, сегодня звучат пророчески. Хотя действие в этом фильме относится к 1941 году.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top