Прямой наводкой по Рейхстагу

15 июля 2021
0
1495

Игорь Игнатьев своего деда – фронтовика не знал: он родился уже после того, как ветеран Великой Отечественной войны ушел в тот самый Бессмертный полк. Командир орудия тяжелой гаубичной артиллерии Михаил Петрович Игнатьев прошел всю войну, дошел до Берлина, штурмовал Рейхстаг, вернулся в Уральск, работал на заводе, но до преклонных лет не дожил – слишком много испытаний выпало на долю его поколения.

Биографией своего героического деда внук начал интересоваться после того, как двадцать лет назад увидел в областной газете фотографию, на которой военный корреспондент запечатлел момент боя за взятие Рейхстага. Снимок гаубичной батареи датирован 1 мая 1945 года. Принес его в редакцию Михаил Кольченко, однополчанин Михаила Игнатьева. Их боевые расчеты в составе знаменитой 86-й тяжелой гаубичной артиллерийской дивизии прорыва с боями прошли, протащили свои орудия, как поется в песне, от Курска и Орла до самых вражеских ворот. Эти боевые расчеты, уничтожая вражеские огневые точки, укрепления, дзоты, открывали нашим войскам путь для стремительного наступления и в битве на Курской Дуге, и в Белоруссии, и в Польше, и в Германии.

А формироваться бригада начинала, в том числе, и в Уральске.

В 1941-м году две тысячи уральских призывников были отправлены на Дальний Восток. И в то время, когда под Москвой шли ожесточенные бои, в Благовещенске шло формирование 86-й артиллерийской бригады. Часть этой бригады еще какое-то время оставалась вблизи границ с Японией на случай нападения Квантунской армии. Но этого, к счастью, не случилось: японцы не решились на полномасштабное военное наступление и ограничивались мелкими вылазками, которые быстро пресекались нашей артиллерией. И в 1942-м году 86-ю артбригаду с Дальнего Востока отправили сначала в оборону, а потом сразу в самое пекло – на Курскую Дугу.

Когда говорят о сражении на Курской Дуге, то всегда вспоминают Прохоровку. Но многие военные эксперты считают решающим бой у станции Поныри. Как раз туда и направили 86-ю артбригаду, в составе которой командиром одного из расчетов был Михаил Игнатьев.

Стратегическое значение станции Поныри определялось тем, что она давала контроль над железной дорогой Орел – Курск. Станция была хорошо подготовлена к обороне. Ее опоясывали управляемые и неуправляемые минные поля, в которых установили значительное количество трофейных авиабомб и крупнокалиберных снарядов, переоборудованных в фугасы натяжного действия. Оборону усилили закопанными в землю танками и большим количеством противотанковой артиллерии.

Командующий Центральным фронтом Рокоссовский вспоминал: «Боевая готовность артиллеристов проверялась прямо на позициях. Прибыв на пункт артиллерийского командира, проверяющий в соответствии с планом обороны сообщал, что в таком-то районе появился противник. Цели указывались на позициях немецких войск. Не проходило и минуты, как открывался меткий огонь. Артиллерийская контрподготовка, проведённая накануне генерального наступления противника, имела определённый результат. Немецкие войска понесли урон в людях и технике, огонь их артиллерии был дезорганизован, управление войсками нарушено. Моральное состояние немецких войск снизилось. Проведение артиллерийской контрподготовки стало одной из важных особенностей применения артиллерии в Курской битве».

6 июля против поселка 1-е Поныри немцы бросили в атаку до 170 танков и две пехотных дивизии. Прорвав нашу оборону, они быстро продвинулись в южном направлении ко второй полосе обороны в районе Понырей. До конца дня трижды пытались ворваться на станцию, но были отбиты. И не только силами танковых корпусов. Большую роль в отражении наступления сыграла артиллерия.

К полудню немцы отошли, оставив на поле боя семь танков и два штурмовых орудия. Это был последний день, когда немецкие войска вплотную подходили к окраинам станции Поныри. За пять дней боев враг смог продвинуться лишь на 12 километров.

За мужество и отвагу, проявленные в бою за станцию Поныри, командир орудия Михаил Игнатьев награжден медалью «За отвагу». В этом бою он получил легкое ранение, но не счел нужным отлеживаться в госпиталях – продолжил боевой путь на запад, на Берлин – через Украину, Белоруссию, Польшу.

В октябре 1943-го года Михаил Игнатьев командиром бригады представлен к ордену Красной Звезды. В представлении командир писал:

«Товарищ Игнатьев в боях с немецкими захватчиками проявил себя смелым и отважным воином. 11.10. 43 г. во время бомбежки вражеской авиацией наших огневых позиций на 7-й батарее вспыхнули заряды. Несмотря на продолжающуюся бомбежку т. Игнатьев бросился тушить их. Свои телом и шинелью потушил их, тем самым спас от взрыва орудие, заряды и снаряды. Тов. Игнатьев достоин правительственной награды – ордена Красной Звезды».

Старший сержант Игнатьев рисковал взлететь на воздух вместе со снарядами и зарядами. Но он, не раздумывая, бросился спасать орудие, закрыл заряды своим телом, чтобы предотвратить взрыв, от которого могли загореться и другие батареи.

Курская битва, взятие Рейхстага для внука героя теперь не картинки из хроники, не кадры из фильмов и не пособие из школьного учебника. Хотя он никогда не видел своего деда и не слышал его рассказов о войне, для него эти события еще личные, семейные. Скупые строки военных донесений, краткие, сдержанные описания подвига говорят об этом лучше всего, когда речь идет о твоем предке. «При поддержке дивизионных действий 2-го батальона 339-й стрелковой дивизии сержант Игнатьев во время артнаступления работал командиром орудия и одновременно командовал взводом. Огневой взвод работал исключительно. Только огнем взвода уничтожено две пулеметные точки и погашен огонь пулеметного взвода на переднем крае в деревне (название неразборчиво)».

Это уже январь 1945 года.

Михаил Игнатьев дошел до Берлина и бил прямой наводкой по вражеским огневым позициям, дзотам и укреплениям. И – по Рейхстагу. Снарядами своей гаубицы сержант Игнатьев поставил точку в этой страшной войне.

Из двух тысяч уральцев 86-го артиллерийского дивизиона живыми вернулись на родину только 180 человек. Да и те были изранены и контужены. Стали работать, восстанавливать разрушенное войной, растить детей. И свято хранили свое фронтовое братство, встречались, вспоминали. В год 40-летия рождения своей артиллерийской бригады ездили на место первого боя – в Поныри. Кольченко, Суханбердин, Назаров, Суворов, Игнатьев… Никого из них уже нет в живых. Но они будут жить в своих внуках и правнуках. Ведь ради того, чтобы они родились и жили счастливо, воевали, проливали кровь, не думали ни о славе, ни о почестях. Они передали завоеванную ими Победу. И завет – сохранить мир на Земле. А гаубица сержанта Игнатьева стала экспонатом Военного музея артиллерии в Петербурге.

Фото из архива семьи Игнатьевых
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top