Прости, Кара-Богаз…

5 апреля 2018
0
323

В середине 80-х по глухой дамбе в глубокой задумчивости ходил пожилой мужчина. Вот он остановился и… заплакал. Позади него плескались волны седого Каспия, а впереди зияло сухое русло пролива. Там, дальше на восток, умирал залив Кара-Богаз-Гол. Позже журнал «Знание-сила» напишет, что кто-то из местных жителей узнал в задумчивом приезжем одного из авторов проекта перекрытия пролива, которое произошло 2 марта 1980 года. Тогда в программе «Время» показали впечатляющие кадры: огромные самосвалы сбрасывают в бурлящую воду бетонные глыбы… И вот пролив перекрыт, человек снова оказался «сильнее природы»…

По дну залива

«Мёртвая вода»

Но за кадром осталось другое. Глыбы несло как песчинки. Их сбрасывали ещё – тот же результат. Сама природа воспротивилась насилию над собой… И вспомнились слова Ленина на заре Советской власти: «Берегите Кара-Богаз, мировую природную кладовую…».

Из четырёх главных соляных месторождений планеты Большое солёное озеро в США в 1980-1990 годах давало 15 тысяч долларов прибыли в час. Мёртвое море в Израиле – 2 миллиона тонн солей в год. Залив Азовского моря Сиваш погибал в сточных водах оросительных систем. А мы высушивали Кара-Богаз, так и не научившись использовать его сказочные богатства, и разрушали не только сырьевую базу, но и уникальный природный комбинат под открытым небом по переработке каспийской воды – подаренный нам природой прообраз технологий будущего.

Если раньше соли добывались здесь в невиданных масштабах, то после постройки дамбы из-под земли качали в год – в пять раз себе дороже! – 110-120 тысяч тонн сульфата натрия (40% от всего производимого в СССР!), весь наш хлористый (30 тысяч тонн) и сернокислый магний (35 тысяч тонн), и – внимание! – самую уникальную и дефицитную в мире глауберову соль или мирабилит (полмиллиона тонн!), используемую в медицине.

Да и что можно было взять из «мёртвой воды», если солей в ней в 3-4 раза меньше, чем в «живой воде» залива, и почти не стало самого ценного – бора, брома – редких и редкоземельных элементов, которые плескались в тёмно-зелёной воде залива в невиданных в мире объёмах и концентрациях. Со спутников и орбитальных станций отлично просматривались целые течения – бромные, калийные… Между тем бромные потребности промышленности Советского Союза тогда удовлетворялись едва ли наполовину, а ведь бром – это электроника, лазеры, совершенная оптика…

В городе Бекдаше вовсю кипела жизнь. Там действовало производственное объединение «Кара-Богазсульфат». Оттуда, из порта, доставлялись по Каспию набитые джутовые и пластиковые солёные мешки – стекольщикам, пищевикам, медикам, химикам, всего по 550 адресам в СССР и за рубеж – в Иран, Ирак, Румынию, Италию, Финляндию, Норвегию…

Не ленинским курсом

Тысячи лет, то полностью заполняя берега, то на время покидая их, плескался в своей неглубокой чаше уникальный залив. В естественном испарителе получалась 30-кратная «сгущёнка» морской воды!

Именно благодаря заливу можно было, не кривя душой, называть Каспий морем, а не бессточным озером. И вот перетекание прекратилось. И учёные забили тревогу: как это скажется на солевом балансе моря? Придётся ли новая каспийская вода по вкусу тем же осетрам?

Нет у нас сейчас семи пядей во лбу со всякой там электроникой, чтобы просчитать такую сложную систему, как Каспий, с её двумя главными подсистемами – Волгой и Кара-Богазом, где всё связано друг с другом и представляет собой уникальный источник и химического сырья, и биологических ресурсов (90% мировых запасов осетровых).

Тогда, в начале 80-х, Каспий, вопреки всем прогнозам, поднялся больше, чем на метр. Стадион в Бекдаше, построенный в конце 1960-х, оказался под водой. Спутники, видящие море насквозь, нигде не заметили поднятия морского дна, значит, в море стало больше воды почти на два годовых стока Волги (150-200 кубических километров – в 15-20 раз больше, чем у нашего Урала). По проливу в залив Кара-Богаз-Гол в год вливалось 18-20 кубических километров воды.

Залив Кара-Богаз из космоса

С начала 1930-х уровень Каспийского моря упал почти на 2,5 метра, вот и решил «человек разумный» спасти его, перегородив пролив. Некоторые учёные возражали: а уникальный природный комбинат? А валюта для страны? Владимира Ильича с его «завещанием» по Кара-Богазу забыли. В своей легендарной работе «Очередные задачи советской власти» Ленин обратил внимание на минеральные запасы Кара-Богаз-Гола наряду с такими богатствами, как уголь и лес. Внимательнее надо читать произведения вождя. Не по-ленински, товарищи…

И вдруг с 1978 года, по иронии судьбы, Каспий начал подниматься. Весь учёный мир понял: методика прогнозирования уровня Каспия, принятая «Союзгипроводхозом» Минводхоза СССР и положенная им в основу народнохозяйственных мероприятий, оказалась ошибочной. Но чудовищный механизм подготовки к перекрытию пролива никому остановить оказалось не под силу. Может, нет других методик? Есть. Ещё в 30-е годы прошлого века академик Лев Берг точно предсказал новый подъём Каспийского моря в конце ХХ века!

Но пролив всё равно перекрыли, вопреки здравому смыслу. И «полетели» скважины: им не стало хватать подпора, соляные шлейфы кара-богазских бурь с обнажившегося дна достигли Кубани… Второй Арал!

Некоторые учёные предложили «компромиссную» идею – построить шлюз-регулятор. Однако «глухой проект» нашёл себе таких высоких покровителей, что даже протестующие письма ЦК Компартии Туркмении и Совета министров республики остались без ответа. Сообразительные люди быстро поняли, что за счёт Кара-Богаза можно будет досрочно отрапортовать о сэкономленных «переброшенных» 5-10 кубокилометрах воды ещё до масштабных работ по переброске части стока северных и сибирских рек в Казахстан и Среднюю Азию.

В Бекдаше во время войны на берегах Кара-Богаза принимали любопытствующего англичанина, невесть как пробравшегося туда из Ирана или Афганистана – так сильно интересовались в Соединённом королевстве богатствами уникального залива. Ещё в начале минувшего столетия несколько передовых стран обратились к царскому правительству с предложением построить на берегах Кара-Богаза Всемирный химический комбинат. И не так давно, когда ещё был жив залив, японцы предлагали нам создать здесь современное химическое производство по последнему слову науки и техники. И американцы тоже… Вот что такое залив Кара-Богаз-Гол!

Концессионное строительство и в 1980-х могло стать очень выгодным, расширило бы сотрудничество СССР с капиталистическими странами и со своими союзниками – заинтересованными странами Совета экономической взаимопомощи (СЭВ). По брому, например, Советский Союз точно завоевал бы все рынки Европы!

В марте 1987 года в Москве, в Колонном зале Дома союзов прошёл «круглый стол» по проблеме Кара-Богаз-Гола. Заседание вёл академик Абел Гезевич Аганбегян. Это стало столкновением всё тех же противоборствующих сил.

Как сказал Аганбегян в своём заключительном слове, перспективные потребности в ресурсах залива огромны. И по тем продуктам, что производятся, и по окиси магния, брому и бромпроизводящим, бесхлорным соединениям калия, редким и редкоземельным элементам. По его мнению, объём производства по Кара-Богазу должен составить 800 миллионов полновесных советских рублей (доллар в 1985 году равнялся 60 копейкам). В 1987-м доходы от залива составили
17 миллионов и продолжали падать.

Прибавка уровня Каспия от перегораживания пролива составила 17 миллиметров в год. А ведь сам Каспий и без этого уже поднимался: к 1998 году его уровень повысился на 2 метра 38 сантиметров! Сэкономили, помогли «усыхающему» морю… Пришлось проектировщикам снова выехать на глухую дамбу, хорошенько всё рассчитать, чтобы позже… пробить в ней 11 отверстий. Каспий ринулся спасать свой уникальный залив. Удалось наполнить его десятую часть. Старожилы глазам своим не поверили: неужели в верхах «что-то сдвинулось?».

Но ведь надо восстанавливать пришедшую в упадок производственную и социальную инфраструктуру, вернуть разбежавшиеся кадры химиков и рабочих. Но самый главный вопрос: не погибла ли сырьевая база? Начались прикидки и расчёты с надеждой хоть в какой-то мере восстановить на Кара-Богазе добычу солей…

Добыча глауберовой соли

(Окончание следует)

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top