Приют для изгоев

15 августа 2019
0
3058

Полуторагодовалую собаку породы хаски второй раз свозили на прием к ветеринарному врачу Максиму Страмоусову. Эта порода очень чувствительна к боли, поэтому Хаски, такое у него теперь имя, плакал, как ребенок. А вместе с ним плакали двое взрослых мужчин и девушка – волонтеры, которым отдали животное бывшие хозяева.

Сейчас Хаски неподвижно сидит на заднем сиденье – между фотокорреспондентом Ярославом Куликом и волонтером Асель Садыковой. На его окровавленной голове зияет открытая рана. Запах в машине такой, что сидеть, не закрыв рукой нос, нельзя. Но Асель и водитель Дмитрий Рябов этого, кажется, не замечают.

– Вы бы видели, в каком состоянии нам его доставили, – говорит девушка, нежно поглаживая собаку по спине. – Мы сами рану обрабатывали, потому что до утра он просто бы не дожил. Хаски скулил, и вместе с ним плакал Олег Максимов, который то выбегал, потому что смотреть не мог на все это, затем возвращался, брал мальчика за лапу и гладил. Его ведь до такого состояния довели сами хозяева. Наказали за то, что таскал кур. Видимо, ударили по голове чем-то тяжелым, раскроили череп. А за что бить собаку, если она по своей природе охотник?

Пес словно понимает, что рассказывают про его беду, закрывает глаза и тихо поскуливает. Иногда встает и кладет голову на плечо фотокорреспонденту. Словно хочет попросить: «Ты меня тоже пожалей».
– Сейчас везем в собачий приют, который мы создали полтора года назад на свои средства и на помощь неравнодушных людей, – рассказывает Асель. – Вы увидите, как теперь живут бывшие бездомные, которые наконец-то почувствовали на себе чью-то заботу.

Приют находится в нескольких километрах от города по самарской трассе, ребята ездят сюда каждый день. Но если летом проблем нет, то вот зимой часть дороги заносит, так что проехать не может даже внедорожник, который волонтер Виталий Недоба купил не так давно в кредит. Правда, машина сломалась, так что теперь приходится добираться своим ходом или в соцсетях просить добрых людей с транспортировкой. В этот раз откликнулся Дмитрий. Он сам когда-то позвонил, предложил помощь. С тех пор иногда присоединяется.

Минут десять по ухабам и выбоинам, и машина наконец-то останавливается у высокого металлического забора с коричневой межкомнатной дверью посередине. Это уже не город, а район Байтерек. В глаза бросается табличка, сообщающая, что на территории приюта ведется видеонаблюдение. Волонтеры установили камеры ради безопасности собак. Не исключено, что найдутся те, кто захочет животным навредить. Днем работает одна, а ночью уже все. Так волонтерам действительно спокойнее.

Виталий Недоба водит нас по приемнику. Показывает вольеры, новые будки, которые сделали сами. Он работает в КСК сантехником, а в свободное от работы время находится здесь. Всякий раз, когда подходит то к одному, то к другому вольеру, раздается громкий лай, который полностью заглушает его голос, а затем между прутьев забора или за сеткой-рабицей обязательно появляется чья-то лохматая морда. Любопытные собаки стараются рассмотреть, кто рядом с хозяином.

– Вот здесь у нас послеродовая, – говорит Виталий. – Тут Лара со своими щенками, их у нее шестеро. Сейчас она уже привыкла к людям, а до этого себя вела настороженно.

Всего на территории приюта больше 200 собак. Практически у каждой есть свое имя – Матильда, Роза, Лиля. Животные поступают ежедневно, их судьбы схожи – все жертвы человеческой жестокости.

Территория приюта — это просторные и чистые вольеры, в которых находятся собаки. Щенки с трудом бегают, переваливаясь с боку на бок, они в яслях. Здесь же их мать-дворняга. Виталий говорит, мамаша сама давно запуталась, какие щенки ее, какие нет, так что принимает и воспитывает всех.

Отдельный участок для особенно пострадавших. Лялька – немецкая овчарка. Зимой ее на трассе сбила машина. Шесть часов пролежала в 30-градусный мороз у дороги, пока кто-то не позвонил Виталию. Ветврач сказал, что шансов нет, собака не выживет, слишком тяжелые травмы и предложил усыпить. Но Виталий и Олег не сдались. Лечили как могли. Сейчас Ляля в норме, о произошедшем напоминает голова, слегка набок. И кажется, что собака все время чему-то удивлена.

– Видите, какие они довольные, – говорит Виталий. – Каждый из них, как может, показывает свое хорошее настроение. Одни виляют хвостиками, другие откидываются на спину. Хотя все когда-то были истощенными и грязными.

Аксайку вместе со щенками тоже выкинули у дороги недалеко от поселка Федоровка, так что за ней пришлось ехать туда.

В хозяйской части несколько холодильников, все забиты костями и мясными обрезками, две газовых плитки.

Виталий открывает холодильники по очереди и показывает запасы. Рядом с холодильниками мешки с крупами, макаронами и сухой корм. Готовит для собак Нургуль. Сегодня у нее первый рабочий день, хотя до этого она сюда приходила. Ее задача на каждый день – 200 литров каши для питомцев.

Олег инженер холодильных установок, работает на Севере вахтовым методом, месяц – там и месяц дома. В свободное время тоже здесь.

– Я занимаюсь собаками 30 лет, – говорит он. – В 90-х годах в Уральске был клуб собаководов «Инсайт». Бездомных мы не собирали, просто ездили по городу и раздавали им корм. С нами тогда начинали Татьяна Кальянова, Ольга Войтенко, Светлана Антипова.

В год на каждую собаку уходит 66 тысяч тенге, сюда входит питание и лечение. А еще есть аренда земельного участка. Например, сейчас они арендатору платят 60 тысяч в месяц. Но боятся ребята не трат, а то, что в один из дней их попросят съехать. А это значит придется разбирать вольеры, грузить будки и питомцев и везти на новое место.

– Мы обращались к властям, просили помочь нам купить участок, – говорит Олег. – К примеру, такой же будет стоить около 7 млн. тенге. Купите нам его, и мы будем решать проблему с бездомными животными.

Этой проблемой должны заниматься люди, которые действительно болеют душой за дело, иначе ничего не решить. Посмотрите, собаки находятся в чистоте, они ухожены, привиты, не представляют собой никакой опасности, – добавляет он. – Вместо этого собираются каждый год разыгрывать миллионный тендер на стерилизацию. Но ведь проблему этим не решить.

Ну стерилизуют собаку и даже чипируют, а затем снова выпустят на улицу, а как она будет жить дальше? Кто ее будет кормить? Она будет озлоблена, будет бросаться на людей, кусать. Без приюта не обойтись. Хочется сказать властям: приезжайте к нам в гости, посмотрите, ведь мы многое сделали. Это действительно приют, где собакам хорошо.

Ежемесячно на содержание четвероногих уходит около 400 тысяч тенге, это, не считая лечения. Ребята активно ведут странички в интернете, выкладывают фотографии своих питомцев.

– Неужели приезжают и забирают?

– А как же, – довольно улыбается Олег. – Берут и радуются, ведь друг появился преданный.

Здесь нет начальников и подчиненных, работают все – убирают вольеры, кормят, наливают в кастрюльки чистую воду. И всегда рады любой помощи в виде кормов, мясных обрезков или старой ветоши.

– Вот этот огромный холодильник нам подарила предпринимательница Жанна Мустафина. – Она же отдала нам стройматериалы для сооружения вольеров.

Задача волонтеров – найти для собак настоящий дом и добрых хозяев. За все время работы приюта устроили примерно 400 питомцев. Судьбу животных отслеживают, был случай, когда их собак съели.

– Приехал сюда такой добрый дяденька, обнимался с собаками, у нас даже фото осталось, – говорит Олег. – Сказал, что фермер, собаки будут охранять его базу. Когда правда вскрылась, было возбуждено дело. Но, к сожалению, статья за жестокое обращение с животными не работает. Поражают своей бесчеловечностью дети и родители. Ребенок бьет собаку или кошку палкой, и он молодец, считает мама, так ей и надо, блохастой. У нас в приюте собака с одним глазом, другой ей выколол семилетний мальчишка. Кто вырастет из этого ребенка?

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top