Пришёл Маленков – поели блинков

26 января 2017
0
1589

(Продолжение. Начало в № 2, 3)

Советские энергетики в АнглииВажным моментом в миротворческой работе Маленкова в 1953-1954 годах была выдвинутая им идея о воссоединении Германии. По тем временам идея святотатственная, но её реализация с точки зрения Маленкова оправдана: ликвидируется опаснейший очаг напряжённости в центре Европы, единая Германия объективно может стать союзником СССР в сдерживании гегемонистских устремлений США в Европе.

Духовное раскрепощение

Но Георгий Максимилианович прекрасно понимал, что одними только хозяйственными реформами «сверху» преодолеть в людях психологию «винтика» будет непросто и потому в работу надо включать творческую интеллигенцию. Именно этими соображениями были продиктованы, на первый взгляд, частные действия Маленкова: по его настоянию в Музее изобразительных искусств на Волхонке вдруг были выставлены картины импрессионистов, долгие годы томившиеся в запасниках; по его указанию А. Твардовский вновь был назначен редактором журнала «Новый мир»…

Общественный резонанс этих  акций был тогда огромен: если выставляют проклинавшихся не одно десятилетие «буржуазных» импрессионистов – значит, в искусстве не может существовать дальше монополия соцреализма; если на видный пост назначается полуопальный поэт – значит, нынешний режим призывает интеллигенцию действовать смелее, без оглядки на былые репрессии. А уж публичное обращение Маленкова к творчеству Гоголя и Салтыкова-Щедрина и призыв следовать их примеру становились как бы «индульгенцией» для совсем уже захиревшей советской сатиры, которой отныне дозволялось критиковать не только отдельных управдомов, но и коренные общественные пороки.

Особую роль в преобразовании страны Маленков отдавал науке.

В 1953 году он попросил Г. Кржижановского собрать группу крупнейших специалистов во всех областях науки и прикладных знаний с тем, чтобы они в двух-трёхмесячный срок изложили свои соображения о путях развития Советского Союза. Кржижановский рекомендовал 30 учёных. Их тут же освободили от всей текущей работы, и через три месяца были готовы 30 прогностических докладов, которые должны были лечь в основу преобразований в СССР, в том числе (это всегда было «коньком» Маленкова!) и по линии освоения новейших технологий.

Где сейчас эти доклады? Сохранились ли они после того, как в 1957 году были конфискованы из архивов Предсовмина СССР Маленкова? И если не были уничтожены в то время, сколько бы идей мы могли почерпнуть сегодня у когорты великих советских учёных, к работе которых так издевательски отнеслись сторонники Хрущёва?

Кстати, именно им и были присвоены инициативы Георгия Маленкова, связанные с развитием космических исследований, пассажирского реактивного самолётостроения и др. Несомненна роль Маленкова в полной реабилитации так называемых «врачей-убийц» 4 апреля 1953 года, в освобождении тысяч заключённых по политическим статьям, а также в пересмотре «ленинградского дела». Позже и эти заслуги Маленкова перед народом были присвоены Хрущёвым.

Реванш консерваторов

В так называемой «перестроечной» литературе о 50-х годах сложилась традиция: Маленков – типичный сталинист, а Хрущёв, конечно же, – борец со сталинщиной. Такое мнение бесконечно далеко от истины!

Личная власть Сталина строилась на трёх силах, которыми он искусно балансировал, по мере необходимости сталкивая их друг с другом. Это партократия, репрессивная машина и технократия. «Чистые партократы» – А. Жданов, Н. Хрущёв, репрессивная машина – Л. Берия и его подопечные, технократия – Г. Маленков и его выдвиженцы.

В 1953 году Маленков при вынужденной поддержке Хрущёва и молчаливом согласии других «олигархов» отстранил от власти Берию. Репрессивные органы были подчинены партии. Но затем, с головой уйдя в проведение реформ и благодаря этому стремительно набирая авторитет в стране и в мире, Георгий Максимилианович явно недооценил усиление партаппарата во главе с Хрущёвым и вскоре поплатился за это.

Опираясь на свидетельства участников тех событий, исторические документы, приводимые в советской и зарубежной литературе, сын Маленкова – Андрей Маленков сделал в своей книге «О моём отце Георгии Маленкове» (Москва, «Техноэкос», 1992 год) следующее заявление:

«Хрущёв, якобы единолично подаривший нашему обществу «оттепель», в то же время неплохо поработал на укрепление сталинизма, и, в сущности, его собственное правление во многом было продолжением режима Сталина и привело к полной ликвидации прогрессивных реформ, начатых отцом в 1953 году и направленных на формирование РЫНОЧНОЙ ЭКОНОМИКИ И ЦИВИЛИЗОВАННОГО ГОСУДАРСТВА» (стр. 74, выделено мной, – А.С.).

Могут сказать, что сын об отце плохо не напишет, поэтому не стоит обращать внимания на его заявление. Как посмотреть! А вот не принимать во внимание мнение американского историка Гранта нельзя никак:

«В 20 веке в России только три раза крестьянину, а, следовательно, земле было сделано хорошо – при реформе Столыпина, нэпе и РЕФОРМАХ МАЛЕНКОВА» (выделено мной – А.С.)

В конце января 1955 года Маленков и его сторонники потерпели поражение, и с этого момента на четыре десятилетия в СССР установилось полное господство партократии. По мнению Андрея Маленкова, «в этом, по-моему, и состоит главное отличие режима Хрущёва от режима Сталина. В этом и корень многих наших бед, которые затем обрушились на страну. Полнейшая бесконтрольность, ненаказуемость партократии создали все условия для её коррупции и разложения» (стр. 75).

Как же были задушены реформы Маленкова?

Летом 1954 года на отдыхе семьи Маленковых в Крыму произошёл «мистический» эпизод. Над входом в столовую висела огромная, в тяжёлом багете, картина. Однажды, когда отец семейства входил в столовую, она грохнулась перед ним в полутора метрах. Сочли то случайностью, но спустя много лет всякое стало приходить в голову…

Георгий Максимилианович вдохновенно работал над реформами, излучал энергию и бодрость. Целиком захваченный работой, он безбоязненно раскрывал свою кипучую инициативу и талант организатора. Как тогда ему казалось, встречал поддержку Хрущёвым реформ. Но именно в это время идеолог «агрогородов» Хрущёв и Вячеслав Молотов, уязвлённые активностью Маленкова и ростом его популярности в народе и за рубежом, начинают готовить против него заговор.

Он был реализован в конце января – начале февраля 1955 года на очередном Пленуме ЦК КПСС. Воистину зловещая подробность: выступления против Маленкова, организованные Хрущёвым и Молотовым и прозвучавшие на Пленуме, никогда не были опубликованы. Народу сообщили лишь о том, что Г.М. Маленков освобождён от обязанностей Председателя Совета Министров СССР, но остался членом Политбюро, одним из заместителей Предсовмина и, к тому же, назначен министром электростанций СССР. А происшедшее на Пленуме скрыли от народа, скорее всего, по той причине, что, расправляясь с Маленковым, Хрущёву и всем партаппаратчикам, крепко запомнившим резкое выступление Маленкова против них в 1953 году, надо было публично объяснить порочность реформ.

Например, внятно растолковать тому же крестьянину, что понижение налогов с него и передача ему земли для инициативного хозяйствования – это плохо; что поворот общественного производства на нужды трудящихся и решение донельзя запущенных вопросов соцобеспечения – тоже ошибка Маленкова и т.д.

На Пленуме разговор об этом должен был бы вестись. Ведь и перед «своими» тоже надо было как-то объяснить снятие Маленкова с поста Председателя Совета Министров СССР.

А по Москве стали распространяться самые невероятные слухи. Например, якобы он вёл «тайные шашни с Черчиллем»… Итак, Маленков был отодвинут на второй план, Хрущёв и Молотов могли торжествовать – такого соперника свалили! И Никита Сергеевич торжествовал до июня 1957 года, когда Хрущёв разгромил так называемую «антипартийную группу Маленкова, Кагановича и Молотова».

1955-1957 годы были самыми тяжёлыми в жизни Маленкова, ведь он видел, как рушились его реформы. Видел, как хрущёвская затея с целиной обрекла центральные регионы на нищету, а Казахстан – на экологическую катастрофу. Видел, как догматическое мышление Хрущёва, разыгравшего антисталинскую карту, так и осталось прежним, что подтвердилось расстрелом мирной демонстрации в Тбилиси…

Последний шанс

Единственным светлым для Маленкова эпизодом была его поездка в Англию. Знакомство с «цитаделью мирового империализма» ещё раз укрепило его уверенность в необходимости реформ, которые он пытался осуществить.

Андрей Маленков пишет в упомянутой книге о своей догадке. По его мнению, поездка отца в Англию убедила его в намерении открытым, насколько тогда было возможно, демократическим путём прервать всё более проявлявшееся стремление Хрущёва к единоличной диктатуре, опиравшееся на репрессивный аппарат КГБ, который к тому времени возглавил преданный Никите Сергеевичу генерал И. Серов (знакомы они были ещё по работе на Украине).

Зная о том, что безудержный авантюризм Хрущёва, его стремление к диктатуре привели к личному конфликту между ним и некоторыми «олигархами», Маленков на правах члена Президиума (без какой-либо договорённости со своими злейшими противниками Молотовым и Кагановичем, но и в уверенности, что они и большая часть членов Президиума поддержат его), предлагает освободить Хрущёва от обязанностей Первого секретаря ЦК КПСС, оставив за ним иной, менее ответственный пост. Это был одновременно и последний шанс Маленкова спасти главное дело своей жизни – реформы.

В июньские дни 1957-го дом Маленковых наполнился тревогой, его родные ни о чём ещё не догадывались, но по каким-то нюансам в поведении Георгия Максимилиановича видели: хоть и держится с полным спокойствием, но нервы у него на пределе…

(Окончание следует)

Н. Хрущёв, Н. Булганин, Г. Маленков, Л. Каганович, М. Суслов на подмосковной даче, 1955 г.

Автор: Александр Суетин

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top