Преодоление

17 января 2019
0
566

(Окончание. Начало в № 2)

Незрячая мать несколько лет не выходила на улицу. Дочь считала: дышать свежим воздухом можно и в форточку. Грязную и голодную пленницу высвободили соседи, которые наконец-то смогли войти во двор. Собака, охранявшая территорию, незадолго до этого сорвалась с цепи и убежала. Ее тоже не кормили, и она, видимо, больше не хотела сторожить дом на пустой желудок.

М.В. Голунов и Акмарал Баймуканова

Соседи рассказывали, что узнать в одичавшем существе прежнюю соседку было сложно. Грязная, худая женщина, услышав голоса людей, заплакала.

Индивидуальным помощником незрячей числилась дочь, которая, как выяснилось, обязанности свои не выполняла.

– К сожалению, это не единичный случай, когда больной человек остается один на один со своей бедой, – рассказывает руководитель общественного объединения «Жеңіс» Айгюль Кенжегалиевна Хасангалиева. – В данном случае родная дочь действительно отказалась ухаживать за матерью, приютили ее чужие люди, привели в порядок – отмыли, причесали. Но бабушка стала капризничать и проситься домой. Хотела, чтобы деньги за индивидуальную помощь получала непутевая дочь. Ее спросили, неужели хотите снова голодать и прятать сухари под матрацем?

– И что она ответила?

– Конечно, не хочет. Но успокоилась ненадолго, стала проситься в дом престарелых. Но и это желание улетучилось, когда узнала, что 50 процентов пенсии будет отходить государству.

Айгюль Кенжегалиевна, просматривает список тех, кому объединением оказывается поддержка в виде индивидуального помощника. Перечень длинный, около 400 инвалидов по зрению первой группы. В основном индивидуальную помощь оказывают родственники, но есть и исключения. Чаще всего в том случае, если человек одинок. Она называет одну из фамилий, сначала просит изменить ее. Но потом решает оставить.

– Город маленький, поймут, о ком идет речь. Хотя о таких фактах человеческого равнодушия все-таки нужно говорить.

Михаил Васильевич Голунов Айгуль Кенжегалиевну встречает в коридоре небольшой квартиры. Он искренне рад ее приходу.

Рядом с ним индивидуальная помощница Акмарал Баймуканова, вместе они два месяца. Михаил Васильевич не нарадуется ей. Он ослеп несколько лет назад, семья отказалась от него сразу. Дети еще до этого разлетелись по другим городам и не приезжают, хотя знают о ситуации.

– При этом вы их не вините?

– Нет. Обида только на супругу, которая тут же собрала чемодан и уехала. Правда, перед этим призналась честно – не вернется, потому что не хочет ухаживать за слепым.

Его непростую ситуацию понимала, но просила и ее личную жизнь не сбрасывать со счетов, у нее было желание пожить для себя.

Живет Михаил Васильевич в общежитии квартирного типа с узким длинным коридором, в одной секции не меньше 10 квартир. Но соседи долгое время не догадывались, что слепого бросили. Пока не стали прислушиваться и поняли: там кто-то есть.

Ергали Боранбай

Сосед по площадке Булат долго ждал, пока ему откроют дверь. Но когда замок щелкнул, и дверь распахнулась, не мог промолвить ни слова: вместо крепкого мужчины, которого он знал, в дверях стоял сухой изможденный старик.

Михаил Васильевич рассказал, что ему приходилось туго, голодал. Выходил, конечно, в коридор, просил купить еды и, сам не зная кому, протягивал деньги. Одни возвращались с сумкой продуктов, другие исчезали.

– Студенты подходили, спрашивали: «Дядь Миша, картошка осталась, доешь?»

– А куда деваться, доем, – он грустно смеется. И неловко бьет своими большими ладонями по коленям. – Грустно и страшно умирать с голоду, когда кругом люди.

В тот раз по шагам определил, что Булат прошел на кухню, понял, он открыл дверь холодильника, затем стал хлопать дверцами кухонных шкафов, загремел крышками пустых кастрюль. Потом ушел и вернулся снова, и в комнате запахло едой.

С тех пор каждый день заходит проведать соседа, интересуется самочувствием, приносит продукты, Михаил Васильевич доверил ему самое дорогое – банковскую карточку. Вместе оплачивают через интернет коммунальные услуги, покупают что-то для дома и иногда ходят на рынок за продуктами и одеждой. В порядочности соседа дядя Миша не сомневается. Ведь именно Булат обратился в ОО «Женіс» за индивидуальным помощником для него. И такого человека нашли. Правда, от страха, что его опять бросят, Михаил Васильевич так и не избавился.

Он точно знает, что стало причиной слепоты. После армии зрение стало падать. При выполнении боевого задания получил высокую дозу облучения. Сначала потерял один глаз, в 2015 году – другой.

Но, несмотря на трудности, которые пришлось ему пережить, он не теряет оптимизма и любит пошутить. Даже вспоминая о самом больном, продолжает грустно улыбаться.

– Михаил Васильевич, с какими трудностями Вы сразу столкнулись?

– Со всеми, какие только могут быть. Начиная с самообслуживания, я ж ничего не мог, даже элементарно найти в шкафу рубашку. Это сейчас знаю, где конкретно каждая вещь лежит, а тогда… Слепота парализует – человек беспомощен. Даже деньги будут в руках и ничего не сделаешь.

– А как это – жить в постоянной темноте?

– Жутко.

– А как Вы не путаете день с ночью?

– Часы есть, они и говорят. А потом утро начинается и сразу суета в коридоре. По шагам определяю: вот Булат пошел на работу, затем его жена и дети.

– А как появилась Акмарал?

– Так и появилась. Зашла, поздоровалась, сняла пальто, взяла тряпку и ведро и сделала генеральную уборку в квартире. В доме запахло борщом, пирогами, пирожками. Готовит она очень вкусно и все с душой. Набрал вес. И праздники мы обязательно отмечаем, хотя у нее есть семья, мне она обязательно уделит немного времени. Я ее жду, и знаете, мне это дает надежду, что все будет у меня хорошо. К тому же в медицине есть обнадеживающие новости, а это значит, что у меня есть шанс вернуть зрение.

Найти индивидуального помощника Михаил Васильевич пытался через казахское общество слепых, но там возникли какие-то сложности, и он так и остался один.

Запасался хлебом, в холодильник помещалось 10 буханок. Дольше сохраняет свои качества серый хлеб. Дядя Миша по запаху определял, когда булку пора пустить на сухари.

Социальное такси – явление для Уральска не новое. Каждый желающий, имеющий группу инвалидности, может воспользоваться услугой. Правда, заказ лучше всего сделать заранее. Колясочников обслуживают «Газели», незрячих – легковые автомобили. Водитель открывает задние двери, на подъемнике коляску поднимают в салон. Услуга бесплатная и удобная. Это намного облегчает жизнь.

Ержан водителем в инватакси работает больше трех лет и теперь даже по фамилии может назвать точный адрес. Он не скрывает: люди встречаются капризные, на таких не угодишь. Но в основном настроены доброжелательно, ведь принцип его работы – клиента доставить быстро и с комфортом.

– Когда мы закрываем глаза, обычно «видим» черный цвет, иногда с примесью светящихся пятен. Под этой картинкой мы подразумеваем «не видеть ничего». Но как видят мир те, у кого глаза всегда «закрыты»? – задает вопрос Айгюль, но не ждет ответа.

Ей картина мира незрячего человека ясна. Она во многом зависит от того, во сколько лет потеряно зрение. Если это произошло в сознательном возрасте, то человек мыслит теми же образами, что и зрячие. Просто информацию получает теперь с помощью других органов чувств.

Совсем по иному представляют себе мир люди, которые никогда не видели солнечного света. Будучи слепыми от рождения или с младенческого возраста, они не знают ни образов мира, ни его красок.

Люди, утратившие зрение в сознательном возрасте, по их собственным рассказам, еще какое-то время видят сны. Но, по прошествии времени, на смену приходят звуки, запахи, осязательные ощущения.

Ергали Боранбай ослеп 8 лет назад, сейчас ему 42 года. Тотальная темнота наступила в результате осложнения сахарного диабета. Он видит сны и любит эти моменты – в это время ощущает себя совершенно здоровым человеком.

– Я рассматриваю вещи, лица родных и друзей. В это время, конечно, не осознаю, что ослеп и что это всего лишь сон, – говорит он. – Когда просыпаешься, наступает глубокое разочарование. Вы только представьте, как нам живется в постоянной темноте.

Он потерял зрение всего лишь за месяц. Окончил университет, работал, стал замечать, что исчезла резкость. Обратился к офтальмологу, выписали очки, которые совсем скоро перестали выручать. Тогда пошел к терапевту, положили в больницу. А через месяц он уже ничего не видел.

Пережил все самые сложные моменты, которые может пережить слепой. Были срывы, депрессия. Прошло 8 лет, но он считает, что до сих пор не оправился. Семьи у молодого человека нет, не успел обзавестись и детьми. Но он не теряет надежду, может быть, повезет встретить свою половинку, которая бы смогла понять его и принять таким, какой он есть.

Сейчас Ергали активно занимается спортом, участвует в соревнованиях по армрестлингу, пауэрлифтингу. Готовится к состязаниям по плаванию среди паралимпийцев.

– Одно время нас активно тренировал Самгат, теперь Наталья Лукпановна, – рассказывает он. – Она пообещала – в этом году тренировки будут усиленными, и мы не теряем надежды войти в паралимпийскую сборную Казахстана.

Спорт, в который Ергали привела Айгюль Кенжегалиевна, сделал его жизнь интересной, она обрела смысл. Но все равно ему бы хотелось получить профессию и работать. Даже в таком состоянии он не желает сидеть без дела.

– У меня родной дядя был слепым, – рассказывает Айгюль, – но мастер на все руки. Ему соседи приносили на ремонт все, и он справлялся. Нам даже казалось, что он видит. Сидел на низкой табуретке, прямо перед ним лавка с рабочими инструментами – напильники, шило, отвертки, каждая вещь на своем месте. Он чувствовал, когда кто-то к нему подходил, пусть даже совсем тихо, иногда называл кто. Никто не мог понять, как слепой человек мог это определять, а тем более все это делать своими руками.

Еще совсем недавно инвалиды по зрению были почти полностью оторваны от общества. А сегодня гаджеты прокладывают мостик в цивилизованный мир. Городской отдел занятости и социальных программ Уральска обеспечивает незрячих людей специальными голосовыми тонометрами, термометрами, глюкометрами, сотовыми телефонами, ноутбуками, нитковдевателями.

Ергали пользуется смартфоном, в котором специальная программа – голосовое управление. Вы удивитесь, насколько она помогает ему социализироваться.

– Во все современные гаджеты встроены программы для невидящих: например, Talkback для Android. Эта штука читает всё, что написано на экране, – говорит Ергали. – Достаточно щёлкнуть по дисплею, чтобы голос зазвучал. Благодаря развитию технологий, слепые с помощью голосовых помощников могут читать, писать, пользоваться приложениями.

Настоящим спасением стали голосовые сообщения. Я чаще всего общаюсь именно таким образом. Есть у меня и ноутбук со специальной программой.

Айгуль Кенжегалиевна признается: оставить этих людей, даже если не получится выиграть тендер, невозможно. Она дала им надежду, которую отнять теперь не имеет права.

Если ей удастся снова выиграть тендер, она готова представить новую программу по социализации, в которой обязательно будут такие пункты, как трудоустройство, досуг, занятия спортом и много всего интересного.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top