Прелюдия к убийству

27 марта 2014
0
471

Подобные сцены в Уральске, увы, не редкость. Начинаются они обычно с совместного возлияния, которое переходит в ссору. Ну а дальше уже кто кого. Слабый пол тоже старается не дать себя в обиду.

В одну из квартир пятиэтажки по ул. Кердери была вызвана «скорая помощь». Прибывшие врачи увидели лежащего на полу в прихожей окровавленного мужчину. При беглом осмотре на теле обнаружили ножевые ранения. Из одного, в области сердца, обильно шла кровь. Пострадавший тяжело дышал, потом потерял сознание.

Оперативники, также вызванные на место происшествия, застали в квартире плачущую женщину – супругу раненого. Тут же в прихожей на полу находился длинный узкий кухонный нож. Женщина не отрицала, что именно она ударила им мужа.

Тот будничный день в семьеД. выдался выходным, так получилось. Супруга Валентина трудилась в одной из воинских частей поваром: сутки через трое, а глава семьи – в охранном агентстве, также посменно, и дни отдыха совпадали не часто. С утра Степан, созвонившись с братом, ушел к нему в гараж – помочь с ремонтом автомобиля.

Там они выпили. Степан пожаловался брату, что Валентина, как ему кажется, изменяет, «работа зачастую ночная бывает, баба она видная, а там офицерье, солдатики молодые…»

Брат, зная присущую Степану природную ревность, поспешил успокоить, мол, накручиваешь себя заранее, поводов ведь нет, одни лишь догадки, а это несерьезно.

Вернулся домой Степан к обеду. Валентина хлопотала у плиты, он попросил ее сходить «в лавку за выпивкой». Она охотно согласилась – почему бы нет? Раз свободный день у обоих случился, впрочем, от рюмки – другой супруга редко отказывалась.

Валя купила бутылку дешевого портвейна, которую как-то незаметно опустошили. Показалось мало, женщина сходила еще за одной, благо магазин находится во дворе. По пути встретила соседа Дмитрия, он проживал в подъезде рядом, пригласила составить компанию. Тот не отказался. Супруга же визит неожиданного гостя не очень обрадовал.

За столом он, как мог, сдерживал себя. Дмитрий, понимая, что его вторжение в семейную «идиллию» не всем по душе, поспешил вскоре уйти. После его ухода Степан стал высказывать супруге:

– Зачем позвала? У тебя «шашни» с ним, я подозревал! Мужа уже даже не стесняются!

Атмосферу подогревали винные пары. Выражения становились все крепче, взаимные упреки все грубее. Степан стукнул жену в плечо кулаком и, удерживая за руку, замахнулся. Но… та вдруг схватила лежащий на столе нож и ударила мужа в грудь, затем в плечо. Супруг несколько секунд стоял, смотрел на нее удивленными глазами, затем рухнул на пол. Под ним быстро расплылась лужа крови. Испугавшись, Валентина бросилась к телефону, стала набирать «103».

В областной клинической больнице Степану была сделана экстренная операция. Он еще несколько дней находился между жизнью и смертью, но все-таки врачам удалось его спасти. В судебном заседании он утверждал, что бывали в семье скандалы, а у кого их нет? Но раздоры эти были мелкие, пустяшные.

Коллеги Валентины по работе склонялись к иному мнению: она нередко приходила на смену с синяками, говорила, что хочет развестись с мужем, устала от его беспочвенной ревности. И даже два раза подавала заявление, но родственники и сам Степан отговаривали, убеждая сохранить семью, ведь у них сын растет.

Суд квалифицировал действия подсудимой Валентины Д. по ст. 103 ч.1 УК РК как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека. Но, учитывая первую судимость, положительные характеристики с мест работы и жительства, наличие несовершеннолетнего ребенка, приговорил к четырем годам условно.

В мартовский, предпраздничный день в диспетчерскую «скорой помощи» поступил вызов из 9-го микрорайона города. Прибывшая бригада госпитализировала 60-летнего нетрезвого мужчину с резаной раной в области лопатки.

– Кто тебя так? – спросили медики.

Пострадавший показал на супругу.

Накануне Женского дня соседки сидели на лавочке у подъезда, обсуждали дворовые новости. Увидели Бориса Юрьевича, он шел навеселе, из кармана брюк выглядывала бутылка водки.

– Уже отмечаете? – поинтересовались женщины.

– Да, зарплату получил, премию к празднику выдали, чего ж не отметить? – самодовольно ответил Борис.

И, поздравив женщин «с наступающим», пошел домой. Соседи уже знали: назревает пьянка и скандал с женой. Так происходило неизменно, когда Борис Юрьевич получал деньги.

Мужчина, войдя в квартиру, сходу предложил супруге:

– Роза, давай выпьем, «разомнемся», так сказать, перед женским праздником, поужинаем по-человечески…

– Зарплату сначала отдай с премией, а потом уже говорить будем, – отрезала Роза Маратовна.

Мужчина, не возражая, вынул из кармана наличные, передал жене. Она, по-прежнему показывая недовольство, заметила, что половину, небось, в заначку себе отправил. Но все же позволила супругу налить рюмку водки. Выпила и сама. После второй Роза, демонстративно закрутив крышку на горлышке бутылки, поставила ее в буфет, дескать, хватит уже.

У Бориса Юрьевича глаза, как говорится, кровью налились.

– Да что ты себе позволяешь? Ты кто такая? Вообще сидишь на моей шее, – в бешенстве вскричал он.

И неизвестно, чем бы все закончилось, но в дверь позвонили. Это был сын Розы Руслан со своей сожительницей Галиной – пришли поздравить маму. Та засуетилась, поставила тарелки, закуску. Водку тоже вернула на стол. Когда спиртное закончилось, Борис Юрьевич стал просить у жены деньги, дескать, в магазин надо сходить, подарок купить для снохи. Вернулся он не только с флаконом туалетной воды для Галины, но и со спиртным – водкой, пивом.

Спустя время, сын с сожительницей ушли в другую компанию. Борис и Роза остались одни. Супруг опять стал требовать деньги на водку.

– Ты же знаешь, я пью до тех пор, пока она обратно не польется, – твердил он.

Но Роза Маратовна оставалась непреклонной. Разгневанный муж метнул в нее чугунную, еще не остывшую, сковородку, угодил в руку. От боли она расплакалась. Борис Юрьевич встал, направился к телевизору, включил самый громкий звук. Роза понимала – сейчас будет бить. Решила опередить. Схватила кухонный нож и всадила в спину супруга.

– Вот теперь я за все тебе отплатила, – выпалила она.

Раненый бросился к выходу с ревом:

– Порезала, сука!

Выбежавшие на лестничную площадку соседи увидели Бориса Юрьевича, он сидел на полу, без рубашки, из раны фонтаном била кровь. Эксперт определил ее как опасную для жизни, относящуюся к тяжким телес-ным повреждениям.

В судебном заседании Борис Юрьевич сказал:

– Жену не обвиняю, сам во всем виноват. Бывает, что я ее бью, бывает, и она меня – то скалкой, то сковородкой, то утюгом. Я часто, пьяный, устраивал скандалы, довел жену, наверное…

Суд, квалифицируя действия Ро-зы В. по ст. 103 ч. УК РК, применил к ней условное наказание – три года.

Умышленное причинение вреда здоровью человека можно смело назвать «прелюдией» к убийству. Потому как в подобных преступлениях всегда усматривается умысел. Умысел на уничтожение. Причин этому не мало – здесь и насилие в семье, и обедневшие нравственные ценности, и циничное, порой равнодушное отношение к близким, ненависть. Но, как правило, главную, провоцирующую роль в таких действиях играет алкоголь.

Гульнара Гимадутдинова,
судья Уральского городского суда;
Люся Савченко

Имена фигурантов по этическим
соображениям изменены

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top