Право на правду

16 февраля 2017
0
391

Что явилось поводом для публикации этого материала? Недопонимание, недомолвки, эмоциональные трения между журналистами и физическими, юридическими лицами, а порой и простое игнорирование последними обращений представителей средств массовой информации, их скудные отписки на запросы. А также погрешности в некоторых законодательных актах, ограничивающих деятельность СМИ, и дискредитация журналистов блогерами.

Информация должна быть доступной и достоверной. Но ее не всегда можно получить от власть предержащих, государственных, правоохранительных учреждений, препоны ставят даже органы здравоохранения, образования, коммунальные службы, словно журналисты посягают на государственные тайны. Реакции на диалог со СМИ разные: одни безразлично воспринимают вопросы корреспондента, думая, как от него побыстрей избавиться, другие – настороженно, для третьих он как красная тряпка для быка, а беседа вроде корриды, где кто кого «обыграет», четвертые попросту скрываются под разными предлогами: «выехал на объект», «будет после обеда», «только с разрешения директора». Некоторые, не спорю, подходят к проблеме добросовестно. В этой связи вопрос: как СМИ исполнять свои прямые обязанности и доносить населению достоверные сведения, если стараются увильнуть от прямых ответов?

На недавнем семинаре о правовой грамотности журналистов средств массовой информации, организованном Национальной Ассоциацией Телерадиовещателей Казахстана (НАТ Казахстана), рассматривались вопросы взаимоотношений этих сторон. Во-первых, известный казахстанский медиа-юрист, руководитель Центра поддержки СМИ при НАТ Казахстана, лауреат премии «Адвокат СМИ» Сергей Власенко, проводивший занятия, затронул важный аспект: законопроекты не совсем объективны. Во-вторых, нормы, регламентирующие журналистскую деятельность, бывают очень неудобны в работе. В-третьих, не сформулированы в одном законе, их приходится искать в других. Например, в законе «О внесении изменений в некоторые законодательные акты по борьбе с терроризмом и экстремизмом», который регулирует деятельность органов и организаций, непосредственно занимающихся борьбой с этими негативными проявлениями. И это не единичный пример, когда наши нормы «прячутся» в других законах.

«Когда проходили публичные слушания по вопросам законодательства, я акцентировал внимание на  том, что нормы, регулирующие сферу деятельности СМИ, должны присутствовать в одном законе «О СМИ», – подчеркивает Сергей Власенко, входящий в рабочую группу о внесении изменений и дополнений в законы по вопросам регулирования СМИ. – Зачастую в законах выставляются различные требования, в том числе относительно сроков предоставления ответов на запросы журналистов. В законе «О СМИ» указано, что ответ на запрос должен быть предоставлен в течение трех дней, «Об информатизации» – пять дней, «О порядке обращения физических и юридических лиц» – 15 дней и так далее.

Какими же нормами руководствоваться? – задает вопрос Сергей Яковлевич. – То лицо, к которому обращаются СМИ, должно дать ответ в течение трех дней. Вообще же основной закон, на котором строится вся законодательная база, – Конституция. Если обратиться к опыту европейских стран, то они все опираются на нее. У нас же имеется Закон, а к нему – дополнения, изменения и ссылки на другие правовые акты. У журналистов нет времени искать свои права в других подзаконных актах, постановлениях, правилах, приказах, они должны быть четко отражены в одном законе, и не иметь размытых очертаний, которые дают неопределенную трактовку».

Препоны в деятельности СМИ образуют иногда и пресс-службы. В настоящее время идет тенденция к созданию этих уполномоченных органов в учреждениях, которые становятся промежуточным звеном между журналистами и непосредственно организацией, где надо взять информацию, что нивелирует работу СМИ, подмечает Сергей Яковлевич. Не исключено, что пресс-службы ограничатся выдачей журналистам скудной информации или пресс-релизов, и они вынуждены будут публиковать их в своих СМИ, в результате материалы станут сухими и безликими. Кто работает в учреждениях? Государственные служащие, которым по роду деятельности не положено проявлять инициативу и творческую жилку, они официально готовят справки, по которым материалы будут получаться скучными и однообразными. Не исключено, что издания начнут терять свою читательскую аудиторию, как если бы корреспонденты сами беседовали с респондентами и отражали проблемы каждый в своем ракурсе и стиле.

Вопрос аудитории тоже достаточно серьезный. «И вот у СМИ появился младший брат… блогер. А с ним пришли плюсы и минусы подачи информации, а точнее, проблемы с интернет-ресурсами или сетевыми изданиями, как их сейчас называют», – заостряет внимание на этой теме медиа-юрист. В настоящее время интернет все более заполняет информационное пространство, позиции радио и телевидения ослабевают, поскольку ими пользуется преимущественно старшее поколение. Ведущее место принадлежит интернету, где в режиме реального времени можно получить информацию и обменяться комментариями. А он, чего уж греха таить, пестрит такой информацией, что потребитель в недоумении: доверять распространителю информации, как воспринимать ее – неграмотно поданную и граничащую со слухами? Я говорю о новостях и происшествиях в стране и мире, не беря во внимание всякий бред и вымысел, вроде того, что какая-то известная личность погибла, изобрели «супер-пупер» лекарство от рака или внедрили фантастическое ноу-хау.

За примером ходить далеко не пришлось, одна из присутствующих на семинаре журналистов привела свой. Обнаружила, что сын-школьник стал подписчиком блогера, который очерняет школу, называя ее «тюрьмой», учителей – «надзирателями» и так далее. При этом она заметила резкие высказывания мальчика относительно своей школы и некоторых преподавателей. Родительница тревожится, как быть в таких случаях с тлетворным влиянием на подрастающее поколение в то время, когда оно стремится к независимости и собственному мнению? Согласитесь, мы все озабочены этим в полной мере.

Мне тоже довелось столкнуться с подобным случаем. На общественном мероприятии я познакомилась со старшеклассником, он произвел на меня впечатление активиста; не преминул сообщить, что выкладывает в интернет ролики, в том  числе и о благотворительных делах. По ссылке я нашла его «произведения»… Получив шок, не смогла досмотреть видео до конца: настолько были мерзки эпизоды с использованием ненормативной лексики. Сказать, что я была разочарована, не сказать ничего, даже сейчас, когда я пишу об этом, во мне все «кипит». Позвонив ему, высказала свою точку зрения, в ответ услышала: «Такая молодежь сегодня». Такая?! Нет, такой молодежи – энный процент, но беда в том, что «этот процент» как ложка дегтя в бочке с медом.

А между тем блогеров в Казахстане приравнивают к средствам массовой информации, якобы с соответствующими обязательствами, и владельцы блогов должны нести ответственность за информацию и комментарии, размещенные на их страницах. Так оговорено в законодательном акте, а как на самом деле? В реальности все не так, поскольку если СМИ в той или иной степени контролируются, то отследить в интернете тексты, видео-, аудио-записи и прочую продукцию трудно, да и кто этим занимается? А тематика блогов широкая: политика, социум, образование, здоровье, бизнес, музыка и даже… эротика. Есть откровенные и завуалированные призывы к общественным беспорядкам, насилию, суициду, вступлению в религиозные секты и прочее. Кто за это ответит? Когда привлекут этого человека, если случится непоправимое? А оно случается, однако не всегда устанавливается источник воздействия и находят состав преступления.

И самое главное – у СМИ есть своя политика, рамки, границы, этические нормы, в блогах такой ответственности не придерживаются, выплескивая эмоции на неограниченную аудиторию, влияя на общественное мнение и разжигая страсти. В какой-то степени веб-сайты воспитывают у народа активную гражданскую позицию, обнародуют сокрытое, но нередко – негатив, формируя отрицательное, предвзятое суждение. Как подчеркнула исполнительный директор НАТ Шолпан Жаксыбаева: «Нас выталкивают из профессии блогеры, которые не являются профессиональными журналистами, не имеют обязательств, не соблюдают норм этики, но их постируют, и они должны нести ответственность за то, что делают». Пока, к сожалению, нет рычагов воздействия на подобных распоясавшихся блогеров, а тень от них падает на всю сферу СМИ.

Куда ни направится журналист за информацией, там нередко воздвигается какая-нибудь преграда. Как же мы все вместе будем менять нашу жизнь к лучшему, если даже в малом нам отказывают? Если и дальше продолжат «укорачивать» права журналистов, внося ограничения в законы, то газеты  станут неинтересными, невостребованными.

Напоследок мне хочется просто напомнить некоторые выдержки из статьи 6 Закона РК «О доступе к информации». Не подлежит ограничению доступ к следующей информации:

О чрезвычайных ситуациях и катастрофах, угрожающих безопасности и здоровью граждан и их последствиях, а также о стихийных бедствиях, их официальных прогнозах и последствиях.

О состоянии здравоохранения, санитарии, состоянии преступности.

О состоянии экологии, санитарно-эпидемиологической и радиационной обстановке.

О фактах нарушения законности обладателями информации, их должностными лицами.

И так далее, перечень доступа достаточно длинный, поэтому излишни опасения руководителей учреждений по поводу предоставления сведений СМИ. Права и обязанности обладателя информации, думаю, прочтете сами, как и в целом Законы РК «О СМИ», «О телерадиовещании», «Об информатизации», «О доступе к информации», чтобы нам всем найти общий язык на благо своей страны и народа.

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top