Познавая себя в пути

19 сентября 2019
0
264

«За ними поют пустыни,
вспыхивают зарницы,
звезды горят над ними,
и хрипло кричат им птицы…»
Иосиф Бродский

«В такие моменты ты уже перестаешь отдавать себе отчет в происходящем, воспаленный мозг съезжает с катушек, все грани разумного бытия размыты, и ты хочешь сломать эту реальность. Тебе начинает казаться, что вся наша жизнь – это безумный розыгрыш с одним лишь для всех концом. Ты хочешь освободиться от его власти, раз и навсегда покончив с этим. Нас просто обманули или наоборот, приготовили небывалый триумф. Но сейчас это уже неважно. В такие моменты происходит быстрая переоценка всего, что я успел сделать и натворить в своей жизни. Не знаю, горячее покаяние это или холодный отчет самому себе в своих прошлых поступках. Оно сродни тому состоянию, когда ты летишь на скорости вместе с мотоциклом в кювет, при этом одновременно слышишь голос совести вместе с хрустом ломающихся костей. Единственно – мне не было стыдно за то, что я не нажил себе обременительных: скарба, домов и сытых хором…», – делится сокровенным Александр Синельник.

Я взяла отрывок из очередной, вышедшей в этом году книги Александра Синельника «Бродячие дюны», чтобы показать многогранность человека, которого больше знают как путешественника, совершившего с братом-близнецом «кругосветку» на мотоциклах «Урал» и ряд других, захватывающих дух экспедиций. Пожалуй, это его главное увлечение – чисто мужское, где не обойтись без решимости и риска, где требуются выносливость и воля, стремление идти до конца во что бы то ни стало.

Переизбыток эмоций и впечатлений от посещений разных стран, необжитых уголков, нелегкие испытания, попадания в передряги побудили его вести дневник и писать книги, а затем и картины.

В кинотеатре им. Гагарина проходит выставка заслуженного путешественника России, члена Союза писателей РФ Александра Синельника, нашего земляка.

– Александр, перечень ваших с братом путешествий так велик: гребной марафон через Индийский океан, семь пустынь мира на мотоциклах «ИЖ», пешком по Западной Сахаре, Австралия, Тасмания… Каждый год вы куда-то выезжаете, а то и дважды. Зачем? Есть мнение, что экстремальным времяпрепровождением человек пытается повысить самооценку, доказать что-то, избавиться от комплексов…

– Буду откровенен. Отчасти, это самоутверждение, во всяком случае, так было в юности. Хотелось вырваться из социума, стандартов, диктующих: получи образование, работай, найди свое место, докажи и так далее. Росло желание сделать что-то невозможное. Была и толика тщеславия. Но в основном – это зов сердца, жажда познания новых земель. Для мужчины очень важно совершить серьезный поступок, преодоление – что-то сродни подвигу. Конечно, это не сам подвиг, но все же…

А потом, в ходе долгих трудных дорог сформировалась собственная философия и позиция, и мы перешли на другой уровень или духовную ступень, где началось переосмысление ценностей и мировоззрения, это дорогого стоит. Наверное, таким образом мы искали свою душу.

В 2010 году сорок дней – пешком по Сахаре. В самую глубь ее. Мы подходили к населенным пунктам лишь затем, чтобы пополнить запас воды, нередко попадали в критические ситуации. Под палящими лучами солнца упорно шли – молча, монотонно, погруженные в свои мысли. В Сахаре нет места сильным эмоциям, так же, как и нытью. Жизнь там сурова, без прикрас и излишеств, и каждый воспринимает это как должное, с присущим фатализмом. После пережитого, пройденного, осознанного и обретенного – багажа в виде мыслей – все становится другим, многое – мелким, незначащим. И уже не хочется возвращаться в прежние «одежды», как в некогда стильные брюки, в которых в юности ты был неотразим. Иначе воспринимаешь мир. В трудные моменты эти кристаллы, в том числе песочные, набившиеся в карманы, согревают, помогают противостоять, дают уверенность, силы жить.

– Твой брат сейчас в дальних странствиях, а ты пока «притормозил» с путешествиями?

– Да, Сергей с семьей на ладье «Русич». Он судомоделист, и древнеславянский корабль – его детище. Брата не отпускает поморская тема, это генетически передалось от матери, она родом с севера. А я степной человек, меня тянет в пустыню, в Африку; дай Бог, чтобы жизни хватило все посмотреть. Мы сделали в кубрике корабля музей, Сергей популяризует судна допетровской эпохи, архитектуру православных храмов.

Как известно, не все иностранцы имеют представление о русских людях, а хочется, чтобы нас правильно понимали. В 2005 году мы ходили на «Русиче» в Австралию, у нас была интернациональная команда: белорус, казах, швейцарец… При этом – полное единодушие, так должно быть и на всей земле, а не разделение.

Участвовали в крупном «Фестивале деревянных лодок», впечатлив собравшихся. На нас ходили смотреть, как в… зоопарк, – улыбается Александр Викторович. – В дороге обросли, отпустили бороды. Одна дама сказала: «Русские – это бородатые люди на деревянном корабле», и пригласила нас в гости. Словом, мы старались развеять миф о русских за рубежом, что они, якобы, изрядно выпивают и неприлично ведут себя. Взяли негласную миссию показать другое лицо; почти этим же занимается сейчас в Штатах и Сергей.

Бывает, слышу от знакомых: «Поеду в Тибет или к шаману, мне все объяснят, и я решу, как жить дальше». Не надо никуда уезжать, наши края – просторные, вольные; трехдневное пребывание в Нарын-песках все расставит по местам, даст понимание вещей.

Человек не может и не должен находиться в одной роли. Не надо останавливаться. Меня интересуют и другие сферы. Например, на острове Тасмания мы помогли осуществить мечту отца Георгия – строили православную церковь для местной общины, и с этой целью дважды в разные годы приезжали туда. Больше двух месяцев я работал на рыбной ферме у тамошнего русского.

Сейчас нашли точки соприкосновения с Александром Радзивиловым, Сергеем Клименко, Андреем Голубевым, побывали в Нарын-песках, дошли до Тайпака, сняли ролик «Параллель 49». Работаем еще над одним проектом. Кто-то стремится в так называемые «места силы». Однако, опять повторюсь, подобные имеются и у нас в Приуралье. Координаты пока не назову, держим в секрете. Но уже сколотили пару скамеек и установили в этих портальчиках, где уходит негатив и можно пополнить энергетику. Нередко я там рисую – у трех деревьев, в районе дачного массива.

– Картины – еще одно пристрастие? Как и макеты экзотических поселений, далеких от цивилизации?

– Одно из средств самовыражения. Путь, давая пищу для размышлений, многому учит, открывая новые горизонты в прямом и переносном смысле. В работах – символика и философия окружающего мира. Где-то сразу, по ходу экспедиций, делаю наброски, либо спустя время – переосмыслив итоги. В свое время поступал в худграф, бросил, уйдя на вольную академию. А пока путешествовал, не раз слушал лекции по искусству в Перу, Дакаре, Намибии… Состою в Союзе художников России.

Мне ближе карандаш, графика. Беру кусок ватмана, и если в отчаянии, рисую дороги, неважное настроение – штрихи. Появляются образы. Так рождается авторская работа. На лист ложится то, что пройдено. Конъюнктурные картины, натянутые не пишу, в них нет глубины, бесконечности, души.


«Время все расставляет по своим местам. За какими поворотами нашего пути прячется счастье? За самым первым… а может, самое твое нынешнее дыхание и мгновение – это и есть счастье?»

«Дороги, это бездонная пропасть, это нектар, который не утоляет жажду, а еще более ее увеличивает. В пути время сжимается и одновременно растягивается в бесконечную нить; месяц настоящего похода идет за год – все увиденное, испытанное, познанное невероятно сконцентрировано».

«…летучие рыбки залетали на борт нашей гребной лодки, затерянной в водах Индийского океана. А мы милостиво извинялись перед ними, двое прожорливых верзил, и поедали их живьем, лишь посыпав солью. Ха! Ха! Все прах, пена, ветер, все сущее когда-нибудь растворится и улетит в никуда, приняв новые формы».

А. Синельник


Фото Ярослава Кулика и из альбома А. Синельника 

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top