Последний бой Ивана Шеховцова

1 июля 2021
0
1308

Когда в 80-е годы в центральной прессе появились статьи об иске харьковского прокурора Ивана Шеховцова в защиту чести и достоинства Сталина, мы удивились вдвойне. Во-первых, в те годы защищать Сталина было делом заведомо проигрышным не только в юридическом, но и в моральном плане – такая шла мощная антисталинская пропаганда. Во-вторых, Иван Тимофеевич Шеховцов – отец нашего друга Саши Шеховцова, с которым мой муж учился в одной группе юридического факультета Одесского университета и с которым еще много лет после окончания мы поддерживали отношения. «Отец Сашки Шеховцова защищает этого тирана?!» Примерно такой была наша реакция в семье.

 

В 1995-м году, уже после того как Иван Тимофеевич подал в защиту Сталина 17 (!) исков, мы встречались в Крыму, и было много разговоров об этом. Иван Тимофеевич, которого в те годы затравила либеральная пресса (а другой в те годы не было), рассчитывал и на мою, как журналиста, помощь. Ведь в те годы в каждой республике еще оставалось много ветеранов войны, которые не могли смириться с тем, что их Верховного Главнокомандующего называют преступником, палачом и убийцей. И очень многие фронтовики, которые в те годы тоже чувствовали себя униженными, оскорбленными, оклеветанными, выступили в поддержку Шеховцова. Он знал – есть такие и у нас. И это действительно так. Вот только выступления сторонников Шеховцова в отличие от оскорбительных пасквилей на Сталина и на него – не печатали. И в открытую защищать Сталина решались немногие, хотя я доподлинно знаю, что многие наши ветераны придерживались точки зрения Шеховцова. Но и та поддержка, которую он получал через почту, много для него значила.

Но я тогда и слушать не хотела о заслугах Сталина, все затмевали репрессии и ГУЛАГ. И с каждым годом все больше чувствую свою неправоту и вину за это. Еще и потому, что Шеховцовы, начиная с 80-х годов, когда никакими майданами еще и не пахло, предупреждали: на Украине растет русофобия и расцветает национализм. Но мы не верили: чтобы украинцы стали ненавидеть русских, чтобы в республике, где так зверствовали фашисты, появились их последователи?

Время показало, как мы ошибались.

И вот сейчас хочу написать о беспрецедентной борьбе человека, который в период антисталинской истерии, несмотря на моральный террор и травлю, встал на защиту не только Сталина, но и всего своего поколения фронтовиков.

 

Иван Тимофеевич Шеховцов ушел на фронт добровольцем в 17 лет. Был наводчиком противотанкового орудия, награжден медалями «За отвагу», двумя медалями «За боевые заслуги», орденом Славы 3 степени, орденом Отечественной войны 1 степени. Всю жизнь носит в себе осколок вражеского снаряда, является инвалидом Великой Отечественной войны. В 1951 году он с отличием окончил Харьковский юридический институт, в 1957 году – также с отличием исторический факультет Харьковского государственного университета. В течение 30 лет работал следователем и на различных прокурорских должностях (прокурор следственного отдела и отдела по надзору за законностью рассмотрения судами уголовных дел; прокурор-криминалист; начальник следственного отдела областной прокуратуры, старший помощник прокурора области). Потом работал адвокатом, публиковался в издававшихся Прокуратурой СССР сборниках по вопросам расследования уголовных дел об умышленных убийствах и организации борьбы с тяжкими преступлениями, а также в союзных и республиканских журналах и местных газетах по проблемам правового, нравственного и военно-патриотического воспитания молодежи.

Только суд может признать человека виновным.

Свою вторую войну Иван Шеховцов начал в 1987-м году, когда вступился за честь и достоинство своего Верховного Главнокомандующего. Он начал писать аргументированные в юридическом плане статьи: существует презумпция невиновности, и никто не может назвать человека преступником без решения суда. Но ни одна газета и ни один журнал ничего не публиковал и даже не считал нужным ответить ветерану. В те годы публиковались только статьи антисталинского содержания. Тогда Иван Тимофеевич стал обращаться в суды Москвы и Киева с исками к авторам этих публикаций. Ни один суд его исков не принимал, мотивируя тем, что у него нет доверенности от Сталина. И только когда белорусский писатель Алесь Адамович (тоже, кстати, участник войны) в одной из своих газетных статей назвал Шеховцова защитником преступника и палача, Иван Тимофеевич обратился в Московский районный суд с иском к Адамовичу о защите своих чести и достоинства.

Суд состоялся в 1988 году. Когда Иван Тимофеевич в очередной раз (заседание несколько раз переносили) приехал из Харькова в Москву, в зале суда собрались журналисты, члены общества «Мемориал» и прочая либеральная антисталинская публика. Суд вышел за рамки иска и превратился в дискуссию о роли Сталина в истории и о праве давать моральные оценки без юридических оснований. Антисталинисты собрались не случайно. Но они просчитались: несмотря на то, что Шеховцов был один против всех, держался он стойко и парировал бездоказательные сентенции своих оппонентов фактами и аргументами. «Слишком долго печатное слово было приравнено к слову прокурорскому. Оно утверждало истину в последней инстанции, награждало немыслимыми ярлыками, обвиняло и посылало на скамью подсудимых, – говорил фронтовик. – И именно с учетом этого отношения прессе позволено теперь говорить на темы, бывшие ранее запретными. Но СМИ оказались не готовы к новой ответственности. Эмоции преобладают над фактами, обличительный пафос лишен юридического обоснования».

Суд признал Шеховцова оклеветанным. Его, но не Сталина. Автора статьи Адамовича и газету обязали извиниться и опубликовать опровержение. Но ни извинений, ни опровержения так и не последовало.

Во время суда велась видеосъемка, итогом которой стал двухсерийный телевизионный документальный фильм «Очищение». Авторы фильма старались объективно отразить процесс, но против общей антисталинской темы пойти не рискнули. Тем не менее, когда фильм показали по центральному телевидению, у Ивана Тимофеевича по всей стране появились единомышленники, которые его поддерживали – писали, звонили, встречались.

После этого Иван Тимофеевич еще 17 раз подавал иски в суды. Принимали к рассмотрению только те, которые он подавал в свою защиту как оклеветанный (ведь от Сталина у него по-прежнему не было доверенности). Суды удовлетворяли иски Шеховцова, но ни один суд не осудил клеветников Сталина. Иван Тимофеевич писал письма в ЦК КПСС, ЦК КПУ, Генеральному прокурору СССР, Генеральному прокурору УССР, лично самому Горбачеву, ученым, писателям, поэтам, журналистам, доказывал юридическую и историческую несостоятельность их обвинений. Он предлагал организовать открытые диспуты в любой аудитории или на телевидении, на которых он выступил бы в защиту Сталина. Никто не отвечал, не откликался.

В открытую дискуссию с ним также никто не решался вступить. Боялись железной логики его доказательств, энциклопедических знаний истории и юриспруденции, его бойцовского характера. Свои приглашения к открытой дискуссии он публиковал в газетах, и это было похоже на брошенную перчатку – вызов на словесную дуэль.

«Меня не пугают ваши громкие титулы, потому что на моей стороне не только идейная убежденность, правда нашей истории, но и доказательство мышления следователя, прокурора с 30-летним стажем работы, исследовавшего сотни человеческих судеб, познавшего истоки нравственного падения граждан наших, не проигравшего ни одной схватки с преступниками, не оставляющего не разоблаченной ложь, как бы она ни маскировалась», – писал он, обращаясь к своим оппонентам.

И тогда Иван Тимофеевич решил все свои материалы в защиту чести и достоинства своего Верховного Главнокомандующего издать книгой. Все эти годы он собирал и хранил свои письма, направленные в разные инстанции, решения судов, письма единомышленников к нему. Получилось четыре больших тома, вышедших в 2004 году в Харькове. Книга называется «Дело Сталина «преступника» и его защитника». «Я считаю себя, – пишет Иван Тимофеевич, – полномочным представителем своих боевых товарищей, погибших в неравном бою с фашистскими танками в августе 1944 года. Это они уполномочили меня бороться сегодня в окружении превосходящих сил противника за честь и достоинство нашего Верховного Главнокомандующего, за идеалы поколения героических, одухотворенных 30-х годов и «пороховых» 40-х, поколения, создавшего могущественное государство и заслонившего его собой в самую тяжкую из войн».

В августе 1944-го, в Эстонии, был его первый бой. Тогда он, 17-летний наводчик противотанкового орудия, призывом «За Родину, за Сталина!» поднял в атаку растерявшихся пехотинцев.

Первую часть своей книги Иван Тимофеевич назвал «Мой последний бой «За Родину! За Сталина!».

Он провел юридическое и историческое исследование всего периода Советской власти: голод 1932-33 годов, расстрел польских офицеров в Катыни, расстрелы в Быковне и Куропатах, репрессии 30-50 годов, военные поражения и т. д.

Он и в этом бою вышел победителем.

(Продолжение следует)

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top