Пошумим? Урало-Каспийский канал и оздоровление реки

6 августа 2020
0
856

«Тихо, Чапай думать будет!» – объявил красноармеец расшумевшимся бойцам в кинофильме братьев Васильевых о легендарном начдиве. «Тихо, казахстанско-российская комиссия по Уралу думать будет!» – дают понять очень широкой общественности некоторые чиновники. «Думает» комиссия, отчего на Урале стоит такая тишина, что аж в ушах звенит: ничего к лучшему не меняется. И вдруг в низовьях Урала-батюшки в конце 2019 года возник слабый шум, перешедший недавно в настоящий рокот. «Василий Иванович, а бойцы что в речке-то копошатся?» – «Купаются: жарко». В наши дни ниже Атырау «бойцы» – плавкраны и земснаряды – тоже купаются: МЕЛКО. Полным ходом идёт углубление вконец обмелевшего Урало-Каспийского канала. Народ только диву даётся: впервые за 30 лет что-то РЕАЛЬНО делается для спасения реки. Но упомянутая комиссия не имеет к этому никакого отношения.

Белуги на мели

Огромное спасибо иностранной фирме, которая, извините, дала нам хорошего ПИНКА: по Уралу из портов Чёрного моря необходимо доставить крупногабаритное оборудование из Южной Кореи для Атырауского газохимического комплекса по выпуску полипропилена и полиэтилена. Доставить оборудование можно только ВОДНЫМ ПУТЁМ. Перевозки выполнит отечественная компания «КазТрансМорФлот».

А тут выяснилось, что Урало-Каспийский канал совсем заилился. В устье глубина Урала составила 30-40 см. Здесь не только суда, рыба в реку на нерест не идёт! Особенно «глубокосидящая», как теплоход, белуга.

Рыбаки Атырау и прибрежных рыболовецких хозяйств с надеждой смотрят на лихо углубляющие канал плавкраны: совсем обеднел Урал рыбой, не идёт она с Каспия. Скорее бы завершились работы…

В целом Урало-Каспийский канал имеет протяжённость 56 км (в том числе речная часть, от Атырау до устья, 35 км, морская – 21 км), предстоит углубить его до 2,5 м при ширине судового хода 30 м. А ведь нечто подобное мы уже проходили.

Взгляд в прошлое

Годы Первой мировой и Гражданской войн сильно пошатнули экономические устои Уральской губернии. Лишь в 1923-1924 годах наметилась некоторая стабилизация. А затем медленный рост производства. Водный транспорт дал бы возможность организовать регулярный подвоз соли к месту лова, удешевить экспорт рыбы, решить ряд других вопросов.

Падение уловов красной рыбы, отмечавшееся в низовьях Волги, не миновало и Урала, что стало новым аргументом противников организации на Урале регулярного судоходства. На этот счёт кстати оказалось новое выступление газеты «Красный Урал» от 7 февраля 1925 года, которая писала:

«Научный институт рыбного хозяйства, отдел прикладной ихтиологии определённо указывают, что считать судоходство на реке Урал явлением вредным для состояния рыбных запасов нет никаких оснований». В том же номере говорилось о необходимости РАСЧИСТКИ и УГЛУБЛЕНИЯ устья Урала, чтобы ОБЛЕГЧИТЬ ПРОХОД РЫБЫ из моря в Урал.

4 февраля состоялось межведомственное совещание Губплана, на котором уполномоченный Волжского пароходства Веткин сообщил, что Каспийское пароходство отказалось от обслуживания линии Гурьев – Астрахань. Он отметил:

«В связи с организацией судоходства на Урале нам придётся обслуживать и этот участок, и, чтобы не было перерыва в сообщении, необходимо будет приступить к РАСЧИСТКЕ БАРА-МЕЛИ в устье Урала» (выделено мной – А.С.). В принятом на совещании постановлении организация судоходства на Урале приветствовалась.

13 февраля 1925 года в Москве состоялось заседание секции транспорта и связи Госплана СССР. Секция постановила предложить Наркомату путей сообщения найти средства для изыскания судоходной трассы Урала. Несмотря на тяжелейшее экономическое и финансовое положение государства, такие средства в сумме 30 000 рублей (приличные по тем временам деньги) были выделены.

Свой вклад в организацию на Урале регулярного судоходства внёс народный комиссар путей сообщения Феликс Дзержинский. Ещё в 1923 году он известил Совет труда и обороны, что в смету 1923-1924 гг. НКПС вносит суммы на устройство и поддержание обстановки на Урале.

В апреле 1925 г. в Уральске начало действовать Речное Агентство Волжского пароходства. Бар в устье Урала ликвидировали, осетровые, в том числе белуга и севрюга, вновь стали свободно заходить в Урал и подниматься до Уральска и даже до Оренбурга. При достаточной глубине в устье в реку, преследуя косяки рыбы, устремлялись и ТЮЛЕНИ. Их неоднократно видели в 1970-е годы в районе Харькина.

В советское время Урало-Каспийский канал, его речной и морской участки, регулярно углублялись. Это обеспечивало и проход рыбы, и судоходство. Но вот подули перестроечные ветры и пошло-поехало.

В 1990 г. углубление Урало-Каспийского канала прекратилось как раз под лозунгом заботы о рыбе. «Защитники природы» добились того, что в результате заиливания канала парализовали работу Гурьевского (ныне Атырауского) речного порта Уральского пароходства. Как говорится, ни вашим, ни нашим.

Между тем академик Александр Яншин в книге «Уроки экологических просчётов» (Москва, «Мысль», 1991) предлагал УГЛУБИТЬ дельту Урала с целью обеспечить проход рыбы на нерест. К предложению не прислушались. После того как наломали дров, наступило отрезвление.

Ихтиологи, наконец, убедились, что обмеление, зарастание канала и протоков дельты вредит красной рыбе. Экологи осознали, что мель в устье поднимает уровень воды, отчего в половодье затапливаются населённые пункты.

Казахстанская газета «Транскурьер» в 1995 году писала:

«Все твердят о спасении рыбы, спасении Урала, всем нужен Урало-Каспийский канал, но никто в это дело не вложил ни рубля, кроме Уральского пароходства, давно разорённого».

По расчётам специалистов, на первичную расчистку канала требуется 2,5 миллиона долларов.

До скорой встречи?

И вот осенью 2019-го началось углубление морского участка канала, которое прервалось из-за ледостава. Как сообщил начальник участка казахстанской фирмы по углублению канала Дмитрий Эйдман, на работах задействовано три плавкрана, один земснаряд и две баржи. Технику добавят ещё…

Судя по всему, добавили. Кадры, показанные по казахстанским телеканалам, впечатляют. Расчистка идёт с двух крайних точек морского и речного участков. То есть, участники работ движутся навстречу друг другу, как при прокладке железнодорожных путей.

Государство в расчистке Урало-Каспийского канала НЕ участвует. Работы ведутся за счёт частного капитала.

Калифы на час

Казалось, можно вздохнуть с облегчением: всё-таки процесс оздоровления Урала пошёл. Но с восторгами лучше повременить. Дело в том, что, по мнению некоторых атырауских и республиканских экспертов, уже в 2021 г., скорее всего в июле, почти все выполненные работы могут пойти насмарку: канал снова начнёт заиливаться.

Почему? Канал нужно чистить РЕГУЛЯРНО, как это практиковалось при СССР, как это делается на Волго-Каспийском канале. Иначе ТОЛКУ НЕ БУДЕТ. То есть, перевезут крупногабаритное оборудование, и на этом спасение Урала закончится. До следующего ПИНКА, наверняка – СУДОХОДНОГО! Иначе никакого углубления, заботы о рыбе не будет.

А ведь заявки на доставку сверхмассивных конструкций для Карачаганакского месторождения к речникам в конце 1990-х – начале 2000-х поступали неоднократно. Но этому мешает обмеление реки, недостаточные объёмы дноуглубительных работ. Когда оборудование не очень тяжёлое, воды достаточно и профессиональная смекалка работает – пожалуйста, идут перевозки. Например, с десяток лет назад по Уралу доставили массивное оборудование для газотурбинной электростанции в Белесе. Выгружали в Коминтерне с помощью тогдашнего Уральского предприятия водных путей.
Всё, оказывается, можно сделать. ИЗУЧАТЬ, УГЛУБЛЯТЬ НУЖНО УРАЛ, где это необходимо.
Так что углубление Урало-Каспийского канала даёт здесь немало пищи для размышлений. И в плане оздоровления реки, и в плане судоходства. Поэтому к этой теме мы ещё вернёмся.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top