Порочат образ советского воина

10 мая 2018
0
171

Почему их – нацистов, либералов, бандеровцев и прочих – так бесит праздник Победы? Да потому что они сами – бесы. Бесов, говорят, особенно колдобит от святого.
А наша Победа – это святое. Писатель Проханов назвал Победу «лучезарным образом, огромной светоносной иконой, которая сияла сквозь дым разгромленных городов».
И потому «их» корежит, как бесов от святых, даже от победной символики: георгиевских лент, Красного знамени, орденов и солдатской формы. Они понять не могут, как на Украине, под угрозой бандеровской расправы, люди выходят отмечать Победу. «Во время войны небо над страной раскрылось, и в безбрежной лазури, куда устремлялись души миллионов убиенных солдат, в этой лазури сверкал ослепительный божественный образ», – сказал писатель. Я так красиво не умею. Я скажу просто: если мы не защитим нашу Победу – значит, предадим и божественный образ, и миллионы убиенных.
Хамза Абдрахманович Сафин накануне Дня Победы сказал мне: «Мало нас. Ходим, как свадебные генералы по школам и колледжам».
А когда их не будет? Когда некому будет рассказать, как сжимали в руке последнюю гранату – чтобы подорвать вместе с собой хоть несколько фрицев? Как выталкивали из непролазной грязи танки, как шли в атаку, как освобождали города Европы? Той Европы, которая сегодня называет их не освободителями, а захватчиками, сносит памятники тем, кто отдал жизнь за их свободу? Наши внуки будут смотреть их фильмы о «русских варварах» и «миллионах изнасилованных немках и полек», читать «их» книги о «гуманных, невинно убиенных немцах»?

Тысяч уже маловато – счет пошел на миллионы

В 1992 году вышла книга англичанина Энтони Бивора о взятии Красной армией Берлина. Основная тема – зверства советских солдат. Бивор пишет, что после взятия Берлина советские солдаты изнасиловали два миллиона немок. «Русские солдаты насиловали всех немок от 8 до 80 лет. Это была армия насильников», – пишет этот «историк», единственным аргументом которого были обороты, типа «говорят, что…» и ни одного документа, подтверждающего это.

Американцу Джонсону (который называет себя «ученым») двух миллионов показалось маловато: он пишет уже о 15 миллионах изнасилований, совершенных советскими солдатами. Тут же подсуетились поляки – надо же как-то оправдать варварский снос памятников. А может, им стало обидно: как это – немецких фрау насиловали, а польскими пани пренебрегли? И вот в польском журнале «История» некий «ученый» Лежек Петржак публикует статью под заголовком «Армия насильников». Соперничать с Германией по количеству изнасилованных женщин он не стал, скромно назвав цифру в 100 тысяч изнасилованных полек. Описание «зверств» Красной Армии в Речи Посполитой Петржак начал почему-то с города Гданьска, наверное, забыв, что в январе 1945 года этот город на тот момент был немецким Данцигом и отошел Польше, как раз благодаря победе СССР.

Зато польский историк пристыдил прибалтийских коллег: почему они до сих пор не поднимут вопрос об изнасилованиях эстонских и литовских женщин? Об оккупации советскими войсками десятилетиями талдычат, а про изнасилования-то забыли? (Как бы скоро украинские нацики не заговорили об изнасилованиях украинских женщин…).

«Женщин насиловали и в других странах», – пишет этот, с позволения сказать, историк. И «обижает» чешек – их, изнасилованных, он насчитал всего-то 10-20 тысяч.

Анонс статьи вынесен на обложку журнала: красноармеец, похожий на Путина, вцепился в несчастную пани в платье цветов польского флага.

Фильмы и книги на тему «зверств» красноармейцев продолжают выходить. Авторы, может быть, думают, что это они придумали? Нет, это их идейный вдохновитель доктор Геббельс еще много лет назад.

Когда в январе 1945 года Красная Армия вошла на территорию Германии, буквально сразу пропаганда рейха стала кричать о массовых случаях изнасилования немок советскими солдатами.

Больше всех старался Геббельс: «В отдельных деревнях и городах бесчисленным изнасилованиям подверглись все женщины от 10 до 70 лет. Кажется, что это делается по приказу сверху, так как в поведении советской солдатни можно усмотреть явную систему».

По закону военного времени

Все – с точностью до наоборот. 19 января 1945 года Сталин подписал указ «О поведении на территории Германии», в котором в частности говорилось: «Оставшееся население на завоеванных областях не должно подвергаться насилию. Виновные будут наказаны по законам военного времени. На завоеванной территории не позволяются половые связи с женским полом. За насилие и изнасилования виновные будут расстреляны». Это кто будет расстрелян? Герои, победители, те, кто видел, что творили нацисты на их родине и имели право на месть? Но ведь и расстреливали…

Точное число красноармейцев, наказанных за жестокое отношение к мирному населению, – 4148 (это не только изнасилования, но и грабежи и пр.). Наверняка, их было больше. Наверняка, командиры покрывали своих. Наверняка, не все пострадавшие жаловались. Но все-таки наши солдаты больше развлекались выпивкой и стрельбой в воздух, чем грабежами и насилием. У наших людей в менталитете великодушие к побежденным.

Осмар Уайт, австралийский военный корреспондент, которого вряд ли можно подозревать в любви к советским солдатам, в 1945 году писал: «В Красной Армии господствует суровая дисциплина. Грабежей, изнасилований и издевательств здесь не больше, чем в любой другой зоне оккупации. Дикие истории о зверствах всплывают из-за преувеличений и искажений индивидуальных случаев под влиянием нервозности, вызванной неумеренностью манер русских солдат и их любовью к водке. Одна женщина, которая рассказала мне большую часть сказок о жестокостях русских, от которых волосы встают дыбом, в конце концов была вынуждена признать, что единственным свидетельством, которое она видела собственными глазами, было то, как пьяные русские офицеры стреляли из пистолетов в воздух и по бутылкам…».

«Мы – не фашисты!»

Известный режиссер Григорий Чухрай, фронтовик, вспоминал о том, как в Румынии их угощали хозяева дома, где они остановились. «Под действием русской водки они расслабились и признались, что прячут на чердаке свою дочку». Советские офицеры возмутились: «За кого вы нас принимаете? Мы не фашисты!». «Хозяева устыдились, и вскоре за столом появилась сухощавая девица, по имени Марийка, которая жадно принялась за еду. Потом, освоившись, она стала кокетничать и даже задавать нам вопросы… К концу ужина все были настроены доброжелательно и пили за «боротшаз» (дружбу). Марийка поняла этот тост уж слишком прямолинейно. Когда мы легли спать, она появилась в моей комнате в одной нижней рубашке. Я как советский офицер сразу сообразил: готовится провокация. «Они рассчитывают, что я соблазнюсь на прелести Марийки, и поднимут шум. Но я не поддамся на провокацию», – подумал я. Да и прелести Марийки меня не прельщали – я указал ей на дверь.

На следующее утро хозяйка, ставя на стол еду, грохотала посудой. «Нервничает. Не удалась провокация!» – подумал я. Этой мыслью я поделился с нашим переводчиком венгром. Он расхохотался:

– Никакая это не провокация! Тебе выразили дружеское расположение, а ты им пренебрег. Теперь тебя в этом доме за человека не считают. Тебе надо переходить на другую квартиру!

– А зачем они прятали дочь на чердаке?

– Они боялись насилия. У нас принято, что девушка, прежде чем войти в брак, с одобрения родителей может испытать близость со многими мужчинами. У нас говорят: «кошку в завязанном мешке не покупают…».

А вот рассказ минометчика Н.А. Орлова, мягко говоря удивленного поведением немок в 1945 году. «По поводу насилия над немецкими женщинами. Мне кажется, что некоторые, рассказывая о таком явлении, немного «сгущают краски». У меня на памяти пример другого рода. Зашли в какой-то немецкий город, разместились в домах. Появляется «фрау», лет 45-ти и спрашивает «герра коменданта». Привели ее к Марченко. Она заявляет, что является ответственной по кварталу, и собрала 20 немецких женщин для сексуального (!!!) обслуживания русских солдат. Марченко немецкий язык понимал, а стоявшему рядом со мной замполиту Долгобородову я перевел смысл сказанного немкой. Реакция наших офицеров была гневной и матерной. Немку прогнали, вместе с ее готовым к обслуживанию «отрядом». Вообще немецкая покорность нас ошеломила. Ждали от немцев партизанской войны, диверсий. Но для этой нации порядок – «Орднунг» – превыше всего. Если ты победитель, то они «на задних лапках», причем осознанно и не по принуждению. Вот такая психология…».

Американские солдаты и немки

А вот еще одно воспоминание поэта-фронтовика Бориса Слуцкого: «Герр комиссар, – благодушно сказала мне фрау Фридрих (я носил кожаную куртку). – Мы понимаем, что у солдат есть маленькие потребности. Мы готовы выделить им нескольких женщин помоложе для…». Я не стал продолжать разговор с фрау Фридрих».

Слуцкий считает, что наших солдат сдерживала не столько мораль, сколько «боязнь заразиться, страх перед оглаской, перед беременностью»… «…всеобщая развращенность покрыла и скрыла особенную женскую развращенность, сделала ее невидной и нестыдной».

Но вовсе не страх перед сифилисом был причиной достаточно целомудренного поведения советских войск. Сержант Александр Родин оставил записи после посещения публичного дома, которое случилось уже после окончания войны. «…После ухода возникло отвратительное, постыдное ощущение лжи и фальши, из головы не шла картина явного, откровенного притворства женщины… Интересно, что подобный неприятный осадок от посещения публичного дома остался не только у меня, юнца, воспитанного к тому же на принципах типа «не давать поцелуя без любви», но и у большинства наших солдат, с кем приходилось беседовать… Примерно в те же дни мне пришлось беседовать с одной красивенькой мадьяркой (она откуда-то знала русский язык). На ее вопрос, понравилось ли мне в Будапеште, я ответил, что понравилось, только вот смущают публичные дома. «Но почему?» – спросила девушка. – Потому что это противоестественно, дико, – объяснял я: – женщина берет деньги и следом за этим, тут же начинает «любить!» Девушка подумала какое-то время, потом согласно кивнула и сказала: «Ты прав: брать деньги вперёд некрасиво»…»

Не было никаких массовых изнасилований! Очень нужно солдатам, пройдя через всю войну, рисковать быть расстрелянным за сомнительное удовольствие трахнуть немку, польку или еще какую-нибудь фрау. Случаи были. Но они были единичными и чаще всего безо всякого насилия.

Американцы занимались «этим» везде

А наши доблестные союзники, они что – были такими белыми и пушистыми? Справедливости ради следует сказать, что Энтони Бивор про американцев тоже пишет. Мол, американцы тоже вступали в интимную связь на оккупированных территориях. Но… по взаимному согласию. Объясняет это тем, что у американцев было чем купить согласие фройляйн на секс: консервами, кофе, сигаретами, нейлоновыми чулками и т. д. То есть, это было не насилие, а обыкновенная проституция. Неслучайно в те времена была популярна шутка: «Американцам понадобилось шесть лет, чтобы справиться с немецкими армиями, но хватило дня и плитки шоколада, чтобы завоевать немецких женщин». (Уже тогда они считали, что это они – «справились» с немецкими армиями).

О том, что это чересчур идеализированная картина, заявила Мириам Гебхардт, профессор истории Университета Констанца, что на юго-западе Германии. Она собрала свидетельства женщин, которые подверглись насилию со стороны американских солдат: как мародерствовали и как насиловали, причем порой целой компанией.

В своей книге «Когда пришли солдаты» она приводит немало подобных случаев. Все они произошли на юге Германии, в зоне оккупации американских войск, численность которых составляла 1,6 миллиона человек.

Весной 1945 года архиепископ Мюнхена и Фрайзинга приказал подчиненным ему священникам документировать все события, связанные с оккупацией Баварии. Несколько лет назад часть архивов 1945 года была опубликована.

Священник Михаэль Мерксмюллер из деревни Рамсау, которая находится около Берхтесгадена, написал 20 июля 1945 года: «Восемь девушек и женщин были изнасилованы. Причем некоторые прямо перед их родителями».

Отец Андреас Вейнганд из Хаагаан-дер-Ампера, крошечной деревушки, расположенной на том месте, где сейчас находится Мюнхенский аэропорт, написал 25 июля 1945 года:

«Самым печальным событием во время наступления американской армии были три изнасилования. Пьяные солдаты изнасиловали одну замужнюю женщину, одну незамужнюю и девушку 16 с половиной лет».

«По приказу военных властей, – написал 1 августа 1945 года священник Алоис Шимль из Мосбурга, – на двери каждого дома должен висеть список всех жильцов с указанием возраста. В больницу попали 17 изнасилованных девушек и женщин. Среди них есть и такие, кого американские солдаты изнасиловали по много раз».

Из донесений священников следовало: самой юной жертве янки было 7 лет, а самой пожилой – 69.

Книга «Когда пришли солдаты» сразу же вызвала горячие споры. Как же – фрау Гебхардт посмела замахнуться на американских освободителей. Это советских можно безнаказанно поливать грязью. Гебхардт больше всего пишет о «подвигах» янки, но упоминает, что и французские подразделения галантностью не отличались. Хотя, в сравнении с американцами, они набезобразничали значительно меньше.

Марокканские части «Свободной Франции» стали настоящей чумой для оккупированных итальянских территорий. В мае 1944 года в городке Монте-Кассино были изнасилованы почти все женщины. В Штутгарте – почти две тысячи женщин. Это – в Европе. От всей души отрывались союзники на Востоке.

Но если в книге «Когда пришли солдаты» американцев обвиняет профессор истории из Германии, то в книге «Что делали солдаты» это делает американка Мэри Робертс, профессор истории из Университета Висконсина. «Моя книга развенчивает старый миф об американских солдатах, которые по всеобщему мнению всегда вели себя хорошо, – говорит она. – Американцы занимались сексом везде и со всеми, на ком была юбка».

Профессор Робертс представила не умозаключения и подсчеты, а исключительно факты. Главным из них являются архивные документы, согласно которым за изнасилования во Франции были осуждены 152 американских военнослужащих, а 29 из них были повешены. Все они – африканцы. Видимо, белых американцев не трогали.

Это – только вершина айсберга. С жалобами на освободителей в полицию обращались лишь единицы. Но к удивлению немецких фрау, ожидавших самого жестокого насилия со стороны «русских варваров» (кстати, совершенно справедливо, учитывая, что творили их сыновья и мужья на нашей территории), «степное зверье» оказалось самым гуманным.

По словам австралийского военного корреспондента Осмара Уайта, геббельсовская пропаганда вбила в головы немцев параноидальный страх перед «ордами с Востока». Ожидавшие бесчинств со стороны советских солдат, немки были крайне удивлены, что русские не только их не насилуют, но и готовы оказать любую помощь.

В каждой войне есть право на месть. Особенно в такой, через которую прошли наши солдаты. Но они не мстили. Вот только западная ложь все больше проникает в сознание молодежи. И это опасно.

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top