Покинутый Урал

11 февраля 2021
0
500

Летним вечером 2011 года к пристани в Куренях снизу подошёл буксир-толкач «Бирюса» с плавверандой. На носу, облокотившись на поручни, стоял мужчина с российским флажком. Позади него какая-то женщина, как потом выяснилось, экскурсовод, вскинув руку, пафосно что-то сказала. Мужчина и ещё двое парней энергично зааплодировали и стали благодарить за интересную экскурсию. Затем повернулись к рубке и отдельно, продолжая аплодировать, поблагодарили капитана.

«Не узнаю я Урал…»

Гости вышли, а на теплоход начали заходить дачники: предстоял рейс до Учужного затона. Подошёл к гостям, устроившим на пристани фотосессию. Разговорились. Мужчина, представившийся Владимиром, сообщил, что он с коллегами из Москвы приехали в Казахстан налаживать бизнес-контакты. Очень захотелось гостям проехать на «белоснежном красавце-лайнере» по реке…

Честно говоря, не выдержал. Извинился за непокрашенный причал и прочие транспортно-речные несуразности. Ещё недавно, говорю, всё было совсем не так. И белоснежный лайнер – «Москва» – по Уралу ходил, перевозил дачников и туристов… И тут Владимира прорвало:

– Послушайте, то-то я смотрю: что-то не то. Ведь в Уральске моя юность прошла. Но не узнаю я Урал. Наша знаменитая пристань, дебаркадер – ГДЕ? А был ещё один, маленький, он-то куда подевался?

Маленький, отвечаю, сгорел. По халатности дежуривших там спасателей. Тогда, в начале 1980-х, он как раз в Куренях стоял. А с большим, построенном в 1960 году на Волге, приключилась целая история.

В начале «нулевых» на берегу Урала возле стелы появились кафе, ресторан. Некоторые их посетители, изрядно захмелев, выходили на реку – освежиться. В 2005 году один из «отдыхающих» утонул. Правоохранительные и надзорные органы предъявили речникам претензии: с вашей пристани человек в Урал спрыгнул. Держите на дебаркадере круглосуточную охрану, либо его убирайте!

Держать охрану у находившихся в коматозном состоянии речников возможности не было. Между тем на дебаркадер из прибрежных увеселительных заведений захаживало всё больше народа.
Дебаркадер могли разграбить и даже сжечь. Его приобрела одна известная фирма, уже много лет он
находится в кемпинге «Мечта». Теплоходы на Учужный и Барбастау с августа 2005-го стали отправляться с пристани в Куренях. Линия Уральск – дачи ТЭЦ вообще закрылась. Работавший на ней теплоход «Речной-1» продали в Атырау.

Так ликвидировали городскую пристань – достопримечательность Уральска. Она запечатлена на полотнах местных художников, а в 1976 году Министерство связи СССР выпустило почтовую открытку «Уральск. Пристань на реке Урал» с фотографией Б. Подгорного (на снимке). На прежнем месте пристань действовала с 1925 года, когда на Урале открылось Уральское Агентство Волжского госпароходства и началось РЕГУЛЯРНОЕ СУДОХОДСТВО.

Много лет дебаркадер использовался Уральским речным пароходством и местными структурами на полную катушку. Здесь постоянно работали кассы, продававшие билеты до Учужного, Меловых горок, Козинского, Старых ям, Барбастау, «Тополька», дач ТЭЦ. На дебаркадере имелись помещения для пассажиров, где можно укрыться в непогоду, работали буфет и газетный киоск. А в начале 1990-х на верхней палубе начало действовать кафе. Народ на пристань ВАЛОМ ВАЛИЛ.

Оборудовали громкое оповещение: «Уважаемые пассажиры, в 9.00 отправляется до Козинского теплоход «Москва», остановка Меловые горки…» Проезд до Козинского стоил всего-то 30 копеек, до Барбастау (на скоростной «Зарнице», 27 км по Уралу от Уральска) – один рубль, а до Учужного – 10 копеек.

Довелось в середине 1990-х беседовать о речных перевозках с Гайсой Хамедуловичем Капаковым – известным в Приуралье руководящим работником, в тот период трудившимся в областном акимате. Он сказал замечательную фразу:

– У А. Шаленова (он тогда руководил АО «Уралречфлот») на пристани должна МУЗЫКА ИГРАТЬ! А вообще заходите – поговорим о том, как улучшить пассажирские перевозки. И Шаленова, конечно, пригласим…

Вот как ставился вопрос. И ведь музыка действительно могла заиграть!
В пору моей работы научным сотрудником облгосархива к нам приехали проверяющие из Алматы. Поинтересовались, как лучше провести выходной день. Посоветовал им прокатиться на «Москве» до Козинского и обратно.

Вернулись довольные: «Какой Урал, какая природа! Приедем – всем расскажем…» И вдруг назвали дебаркадер РЕЧНЫМ ВОКЗАЛОМ. Прозвучало непривычно: мы привыкли считать, что речные вокзалы бывают на Волге, Дону, Иртыше… И вот взгляд со стороны, людей из столицы. «А что, речной вокзал и есть: теплоходов полно, здесь и рейсы объявляют», – подтвердили свою мысль мои собеседники.

Всё в наших руках

И вот нет на историческом месте нашего дебаркадера, речного вокзала. Неужели «приплыли»? В ТОО «Судоремонтный завод» так не считают. В кабинете директора Владимира Самсонова вижу эскиз с очень знакомыми очертаниями. И всё-таки уточняю: что это?

– ДЕБАРКАДЕР для УРАЛЬСКА! – огорошил Владимир Борисович. – Проект наш, заводской. Можем построить: технические возможности, кадры – всё для этого есть.

Немало уральцев и гостей города удивляются: Уральск стоит на реке, третьей по протяжённости в Европе, и не имеет НАБЕРЕЖНОЙ. А теперь и пристань у него оттяпали. Совсем Уральск расклеился: причалы некрашенные… Это ВЕРХ БЕСКУЛЬТУРЬЯ. Это всё равно что, простите, сходить под себя. Спросите любого речника, моряка – они это подтвердят. На судах, причалах всё вымыто и начищено до блеска!

Атырау давно обскакал Уральск: его набережную Урала не сравнить с нашими 100 метрами около стелы. И причалы нормальные там имеются, туристов и горожан катают на комфортабельном судне (с ЭКСКУРСИЯМИ), построенном, кстати, в Уральске, в ТОО «Судоремонтный завод» по спецзаказу акимата Атырауской области. Ожидается ещё один такой заказ. А дебаркадер тоже наши южные соседи у Самсонова закажут? Мы что – сапожники без сапог? Неужели в Уральске не найдутся свои заказчики, душой болеющие за наш город?!

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top