Поговори со мною, мама…

4 июля 2019
0
204

Скоро минует год, как ушла из жизни наша мама Мукашева Роза Галимжановна. Ей было 78 лет. Кто-то скажет, что хороший возраст, это нормально, пожилой человек. Я понимаю и осознаю, что старшее поколение постепенно прощается с нами, на смену приходит другое. Но душа скорбит, сердце ноет и невольно бегут слезы, когда спешишь после работы домой и понимаешь, что она ушла и больше ее не будет рядом. Мама для каждого является самым близким и родным человеком, поэтому, пока есть мама, дети остаются детьми, сколько бы лет им не было на самом деле. Как хочется просить словами из песни в исполнении Валентины Толкуновой «поговори со мною, мама, о чем-нибудь поговори…».

Р.Г. Мукашева в театре «Астана Опера» на премьере оперы Дж. Верди «Аида»

Маму я начала чувствовать как самого близкого человека примерно в 5 лет. Скорее всего, с этого возраста я просто помню себя. До этого нет, не чувствовала и не представляла, просто разглядывала фотографии, где мы были маленькие, а мама молодая и очень красивая. Я понимала, что у нас с сестрой Светой нет отца и никогда не осмеливалась спросить, а где он? Я видела фотографии, где молодой мужчина держит на руках маленькую Свету… Я сама догадалась, что это наш папа. Если честно, мою детскую душу мучил этот вопрос, но я стеснялась спросить у мамы, почему он нас оставил? Иногда я слышала разговоры мамы и близких ее подруг, где вскользь они говорили о нем. Плохого я не слышала о нем никогда, хотя не могла понять, почему он оставил такую красивую, добрую, честную маму и двух дочерей – Свету семи лет, в которой души не чаял на протяжении всей жизни, и меня годовалую. Я, в принципе, и не была знакома с ним. Первый раз увидела папу Кенеса в третьем классе в Алма-Ате зимой в 1977 году, когда мама меня привезла на предварительный просмотр в хореографическое училище.

Мама, милая мама! Сколько же в тебе было мужества, гордости, силы, чтобы не сломиться перед жизненными обстоятельствами. Тебя все запомнили как красивую женщину, высококвалифицированного врача, хорошего, веселого и позитивного, отзывчивого человека, преданную подругу. Для нас ты всегда останешься примером женского подвига. Как-то в шкафу на полке с носками и чулками я нашла стопку маминых писем, адресованных папе, аккуратно сложенных в мешочке. Она их писала по ночам, но не отправляла. Втайне от сестры и мамы я прочла. Я рыдала. В них мама писала о наших успехах и делах. Думаю, что Света их прочла раньше меня.

Слева направо: Кенес (отец Светланы и Айгуль), Роза, брат Булат

Помню первую встречу с папой. Мы приехали в Алма-Ату в санаторий «Турксиб», там Кульбеков Кенес Кажгалиевич работал главным врачом. Мама мне ничего не сказала. Мы зашли в стоматологический кабинет. Врач, медсестра, пациент в кресле. Папа с инструментами в руках увидел нас. Мы стояли на пороге, потом вышли и ждали. Ни слова от него я не услышала. Потом мама и папа шли по аллее и разговаривали. Шел снег. Я бежала впереди и плакала, и чтобы мои слезы никто не видел, я не терла глаза, а смотрела в небо и первый раз в своей жизни я увидела маленьких белок, весело прыгающих с сосны на сосну. С ветки на ветку. Комок стоял в горле. Я не понимала, как мне себя вести и о чем говорили взрослые. Мне было очень жалко маму. Но она мне не показывала своих эмоций. Я общалась с отцом позже, мама никогда не настраивала нас против него. Папа слыл строгим, справедливым человеком, хорошим врачом, занимался научной деятельностью, был очень работоспособным и фанатом своего дела. Он умер 10 августа в 1996 году. Находясь в Москве после его смерти, я встречалась с его научными коллегами и друзьями, отвозила его книги. Они тепло отзывались о нем.

В детстве у нас с сестрой было все необходимое. Сестра, активистка в школе № 19, посещала кружок «Искатель», ездила в школьные экспедиции с руководителем Михалычем, занималась в музыкальной школе № 1 по классу баяна у педагога Белоконь, во всем помогала маме и бабушкам, а еще воспитывала меня, иногда очень уж не сладко мне приходилось. Я с пяти лет посещала балетную студию при средней школе № 17 и музыкальную школу № 2 по классу фортепиано. Мама в 1974 году купила мне пианино «Беларусь» за 670 рублей и еще цветной телевизор «Электрон» за 760 рублей. И это все в кредит. Нашей радости не было предела. Мама трудилась на трех работах и всегда была востребованным специалистом, даже будучи в пенсионном возрасте. Очень любила своих пациентов.

А еще я благодарна своей любимой сестре и зятю Нурлану за то, что они очень много вложили в меня и в моих сестер. Не представляю себя без них. Света была и сегодня как память остается для меня светлым образом и примером во всем. Я никогда не пререкалась с ней. Ее слово было законом для меня и моих сестренок.

Годы учебы (в парке культуры и отдыха им. М. Горького г. Алма-Ата)

Особое место занимают в моем сердце сестры Сауле, Самал, Жазира, Фарида, племянники Аселя и Даурен, их дети. Мама вышла замуж второй раз через тринадцать лет. Болат аға был хорошим человеком. Но я близко не общалась с ним, так как уже училась в Алма-Ате и чувствовала себя в какой-то степени самостоятельным подростком. Мамина доброта и порядочность не дали ни на минуту засомневаться в том, чтобы оставить сестер на произвол судьбы, когда от тяжелой болезни умер Болат аға. Некоторые моменты жизни мамы неизвестны для меня, многие детали я узнала намного позже. Наверное, их от меня скрывали, не хотели расстраивать или были другие причины. Если бы я знала о них тогда, наверное, устроила бы скандал некоторым «доброжелателям» – родственникам своих сводных сестренок. Этот период для мамы был очень сложным: нужно было растить, кормить, дать образование девочкам. В то время продукты отпускались по талонам. Мама не сдалась и держалась. Добрые люди попадались чаще, чем другие.

Я видела, как мама переживала, когда главный врач области несправедливо снял с нее высшую категорию и унизил перед всем коллективом. Тогда, не зная абсолютно этого человека, я его ненавидела, для меня он был страшным чудовищем. Мы все переживали за маму, особенно бабушка – мамина мама. Но справедливость восторжествовала через 5 лет. Мама сумела отстоять свою гражданскую и профессиональную честь. Хорошо помню момент, когда маму вызвали в Министерство здравоохранения в Алма-Ату. Там работала прекрасная женщина, ее фамилия Зотова, имени не помню. Мама на всякий случай оставила ей номер телефона филармонии, где я работала. Тогда мама была со мной. Ее вдруг срочно вызвали в Минздрав, предварительно сообщив о положительном решении и восстановлении высшей категории. Что происходило с ней! Это надо было видеть! От волнения ее руки не могли попасть в рукава плаща. Мы бежали в Министерство и кричали от радости… Сейчас, конечно, я не держу обиды на тех людей, которые встречались на ее интересном и сложном жизненном пути. Некоторые были несправедливы к ней, но больше и огромное количество было друзей, коллег, которые поддерживали ее и относились с большим уважением.

С супругом Болатом и дочерьми Гульжазирой и Самал

И опять из детства… Как-то мама со своими близкими подругами Мариям и Гульжиян собрались в кино. Во всяком случае, мне, пятилетней, они сказали именно так. Все соседи, друзья и знакомые называли меня «маминым хвостиком», потому что я была ужасной плаксой и не отпускала маму «по своим делам». И вот они, три молодые красавицы, начали собираться. Мама в нейлоновом красивом платье, черная лаковая сумочка, туфли-шпильки, шиньон на голове. Как сейчас помню. Прихорашивались они у нас дома. Выходят… я за ними, в мамин подол вцепилась мертвой хваткой. Мама стоит как вкопанная, спустились с пятого этажа с ревом. Потом подружки ринулись бежать вокруг дома от меня – я за ними. Рев на весь квартал, детская истерика. Одна из подруг не выдержала: «Роза, у всех дети как дети, а твоя, слов нет!» Поругала она меня сильно, я отвернулась и пошла прочь, убитая детским горем… Это были уроки воспитания. Меня долго во дворе называли плаксой. Сегодня мало осталось тех, кто в то время жил в нашем доме на Дзержинского, 51 (ныне проспект Евразия, 51). Но я подозреваю, что в тот день они все-таки пошли не в кино, наверное, это был ресторан «Дорожный», как минимум. Уж больно они были красиво одеты и выглядели превосходно.

Спасибо тебе, милая, за все, благодаря тебе я живу, дышу, имею профессию, друзей. Милая мамочка, я обязана тебе всем – жизнью, характером, здоровьем, образованием. Спи спокойно, ты рядом со Светой… Я скучаю сильно…

Воспоминания из детства… Наверное, их много, очень много. Мы все время будем в долгу перед своими родителями. И только светлые мысли, вера в будущее, забота о близких помогут нам найти счастье в жизни.

Годы учебы в Алма-Атинском медицинском институте

С коллегами, первые годы работы в Уральске

С коллегами

Айгуль Кульбекова
Фото из семейного архива

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top