Подруги

23 октября 2014
0
1531

Они дружат уже много лет и ни разу не ссорились. Утверждают: настоящая женская дружба бывает. Причем самая искренняя. У подруг много общего – возраст, профессия, увлечение, идеи. Но главное – мечта, которую они старательно воплощают в жизнь.

Их мастерская наполнена запахом клея, древесины и кожи. На стенах – стилизованные панно и картины, отличающиеся особым национальным колоритом. Художницы-декораторы Салтанат Куспаева и Тогжан Бабиева проводят небольшую экскурсию.

Одна из первых композиций – «Восточный альков». Картина выполнена в теплых тонах с богатым декорированием позолотой и тесьмой, гравировкой и художественной росписью. Далее «Восточный натюрморт» – лучшая работа, как считают они сами. Выполненная в технике цветной графики, она передает все изящество Востока.

– Архитектурные мотивы фона сочетаются с вытянутыми формами сосудов. Словно танцующая композиция передает ощущение восточного застолья, – объясняют девушки.

Серия «Зер» – последняя. Декоративные элементы в виде треугольных деталей, называемые в традиционном искусстве «тұмарша», символизируют триединство мира и несут в себе положительную энергетику оберегов. Известно, в древности в полые элементы декора закладывали частицы тотемных животных: когти волка, совы, клыки, перья. Позже их сменили письмена с сурами из Корана.

Совсем недавно их творчество было представлено на республиканской выставке «История и культура». Много теплых слов высказали как профессионалы, так и просто посетители выставочного зала.

– Мы, конечно, волновались, – рассказывает Тогжан. – Для нас это был экзамен и мы его сдали на отлично.

За красотой скрыт ежедневный, кропотливый труд. Не всегда связанный с вдохновением и желанием творить.

– Иногда приходится выжимать из себя, как из пустого сосуда по капле, – откровенничает Салтанат. – В этот момент сложно поверить, что что-то получится. Идея как искра, вспыхнет, но этого мало, нужен костер, пламя… Что делать дальше? Не знаю. Приходит Тогжан, подхватывает тему. Начинаем думать вместе.

Здесь сделано все вручную. Об этом напоминают куски фанеры на полу, лоскуты ткани, древесная пыль и бумага с незаконченными эскизами и зарисовками.

– Этому еще только предстоит «родиться», – показывая наброски, делятся девушки.

Салтанат и Тогжан вместе уже много лет. Познакомились в ЗКГУ. В одно время поступили на факультет декоративно-прикладного искусства. Сидели рядом. Пользуясь случаем, просят выразить слова благодарности преподавательскому составу вуза. Уверяют, там работает плеяда талантливых, болеющих душой за свое дело педагогов. Здесь же несколько лет преподавала и сама Тогжан, учила студентов этого же факультета. Салтанат работала в колледже. Было интересно, но хотелось творить самим, создавать что-то свое, красивое и обязательно с опорой на традиции и обычаи народа.

В их команде и Алма Бижанова. Она не так давно окончила тот же университет, опыта большого нет, но надежды подает.

Называть свое дело бизнесом не спешат. Слишком много было вложено, слишком долго еще придется оправдывать затраты. Несколько лет арендовали помещение, пока наконец-то не приобрели свое.

– Это здание – бывшая молельная комната, она была построена в 1806 году, – рассказывают художницы. – Уже потом, в советское время, к нему были пристроены еще несколько строений. Потомки купца живут в городе, в соседнем доме.

История – одно из увлечений художниц. Знания есть, но прежде чем приступить к работе, они еще раз перелистывают десятки книг.

Искусство, как и все остальное, должно развиваться, необходимо его переосмысление, убеждены они.

– За любым творчеством стоят бытовые вопросы, которыми нужно заниматься. Помните: «Когда б вы знали из какого сора растут цветы, не ведая стыда». Помогают мужья, иначе бы не справились. Нужно найти подходящий материал, доставить его. С закупками нередко возникают проблемы. Специализированных магазинов в городе нет. Кое-что привозим из других городов, выписываем по Интернету, находим в секонд-хендах.

– Ювелирное искусство занимает особое место в истории казахской культуры. Именно в нем наиболее полно и ярко отражаются идеалы народа, его вкусы, – продолжают декораторы. – Поэтому во многих картинах присутствует элемент украшений. «Зер» в переводе с казахского – золото. В этой серии многие символы навеяны именно национальным ювелирным искусством.

Каждая деталь – символ. Вот это кольцо – «Құдағи жүзік», его наши предки надевали на два пальца. Оно символизировало объединение двух родов, а мелкая зернь – плодородие семьи.

Продолжение ювелирной темы можно увидеть и в картине «Айсұлу» (именно так зовут дочь Тогжан). Она жила в ее воображении давно. Что-то подобное нарисовала, будучи студенткой.

– Лунная красавица, таинственная и чистая, ее тонкие черты и изящество говорят о внутреннем благородстве и возвышенности чувств, – рассказывает Тогжан. – Серебро ее украшений сдержанно, но в то же время ювелирная тонкость и богатство орнаментации восхищают и притягивают взор. Тут и серьги, таинственно поблескивающие при свете луны, и роскошное нагрудное украшение «өңiр жүйек», и подвески для волос – «шолпы». Искусная стилизация форм, грация линий и орнаментальных мотивов создают ощущение загадочности.

У девушек есть семьи, маленькие дети. Им очень сложно все это совмещать, но они стараются, выручают друг друга. Потому что – подруги.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top