Под управлением души

22 мая 2014
0
467

В июне в Астане пройдет третий по счету конкурс военных оркестров «Әскери керней» на призы главнокомандующего Внутренними войсками МВД РК.

В 2012 году лучшими стали музыканты уральского гарнизона. Киверы, форма, украшенная эполетами и аксельбантами, – в таком виде военный оркестр предстал перед строгим жюри и зрителями. Под собственное исполнение марша оркестранты демонстрировали слаженные строевые движения, танцевали «мамбу» и популярный казахский танец «Камажай» (юмористические номера входят в конкурсную программу). В 2013 году они снова оказались в тройке лидеров.

В небольшой комнате музыкальные инструменты и чехлы всех мастей. Это святая святых оркестра воинской части 5517. Именно здесь проходят репетиции и подготовка ко всем праздничным мероприятиям. Нередко на музыкальной «передовой» разворачиваются самые настоящие «баталии». Дирижер, как командир, строг и требует точного исполнения приказов.

Помещение, в котором располагается оркестр напоминает ученический класс: парты, доска с четко расчерченными на ней нотными строками. Однако это не школа, а армейское подразделение, где каждый музыкант – отдельная боевая единица.

Оркестр по своей структуре разношерстный. Играют те, кому лишь 20, и те, кому за 40. Есть гражданские, они приходят сюда как на работу, контрактники и один солдат срочник, который не только часть музыкального коллектива, но параллельно выполняет свой воинский долг. Турар Майманов уже отслужил полгода. В армию пошел в том числе и для того, чтобы затем остаться работать в военном оркестре.

Отбор сюда строгий, принимаются только лучшие музыканты. Дирижер, капитан Нуржан Ягурович Дауленов, руководит коллективом уже 8 лет, в ходе разговора сетует на то, что найти хорошего духовика или барабанщика сегодня целая проблема.

«У нас не хватает музыкантов, а именно духовиков. Музыкальные колледжи и институты выпускают их единицы, а те, кто приходят устраиваться к нам, не обладают достаточным умением. К тому же принимать в военный оркестр можно лишь тех, кто прошел срочную службу, – говорит руководитель. – Мне нужен был барабанщик, долго не мог найти. Познакомился с Тураром, уговорил его идти служить, чтоб затем официально принять к нам в оркестр. В свое время он окончил музыкальное училище имени Курмангазы, работал в областной филармонии. Сейчас, как положено, служит, но и репетирует вместе с нами. Старается, не хочет отставать от старших товарищей. В коллективе есть те, кто стоял у истоков организации военного оркестра. Например, кларнетист Мэлс Меркиясов. Человек опытный, талантливый. У него можно многому научиться.

Теперь готовимся к новому выступлению. Мы задействованы во многих городских мероприятиях, так что времени осталось совсем мало».

Служат оркестранты как положено: строевая подготовка, выезд на полигон, стрельбы, сдача нормативов. Они в первую очередь военные, поэтому физическая форма должна быть в порядке.

Репетиции каждый день, по несколько часов. Собираются музыканты в своей «мастерской» за 10-15 минут до начала. Постепенно заполняется репетиционный зал, инструменты издают первые хаотичные звуки. Потом полифония такая, что у постороннего человека с непривычки закладывает уши.

По-военному пунктуально, в студию входит дирижер, и все наконец-то обретает порядок. На свои места сразу же становятся и люди, и ноты.

Нуржан Дауленов в свое время окончил Гурьевское музыкальное училище по классу тромбон, затем преподавал в институте культуры имени Аль-Фараби, пока не пригласили в военный оркестр. Через полтора года стал его руководителем. Смотреть за работой профессионала, даже для человека, не посвященного в таинство дирижерского искусства, сплошное удовольствие. Еле заметное движение руки – оркестр, как живое существо, замер в ожидании новой команды. Со стороны кажется, что управлять этим «родом войск» легко, но все не так-то просто.

Нуржан Ягурович не делит музыку на любимые жанры, хотя предпочтение все же отдает маршу. Он требует особой тщательности в исполнении.

«Вы понимаете, что такое марш и как он должен играться? Сколько эмоций он несет в себе? Я добиваюсь от музыкантов максимальных усилий. Все команды отдаются, как на военных учениях, – говорит дирижер. – Иногда позволяю себе злиться и критиковать, но, конечно, не выходя за рамки. Дирижер – человек эмоциональный, иначе не будет ни сплоченности, ни качественного исполнения».

В день у военного оркестра несколько репетиций, каждая продолжается 40 минут. Во время перерыва музыканты могут положить инструменты и пройтись. В это время студия как бы остывает, погруженная в творческий беспорядок. Затем все начинается снова.

«Мы выступали в России, в Самаре. Также в Атырау, Актау, Актобе. Как я уже говорил на многих городских мероприятиях. Вот был спуск корабля «Сарыарқа». Мы отвечали за торжественную часть. Проходят у нас в городе и офицерские балы, без нас, конечно, тоже не обходится».

У музыкантов изначальная установка на безошибочную, максимально точную игру. Вертикаль подчинения железная и вместе с тем простая – дирижер, тамбуршток (инструмент для руководства оркестром в движении), оркестр.

Военный дирижер обладает не только музыкальным даром. Он должен быть вынослив, собран и организован, так как управление оркестром, с проведением специальных ритуалов, требует особой подготовки.

Словом, военный оркестр стоит увидеть и услышать.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top