Под катком раскулачивания

26 марта 2015
0
1850

(Окончание. Начало в № 12)

В деле имеются несколько выписок из протоколов заседаний этой комиссии.

Из протокола №35 Заседания Президиума Ур. ком. от 7.X.31 г.

Слушали §31: материалы Кругло-озерновского с/совета на хозяйства:

1) Логинова Ивана Емельяновича,
2) Мартынова Фомы Гурьяновича,
3) Фиклистова Василия Кузьмича,
4) Закалова Якова Гурьяновича,
5) Прусова Евдокия Семеновича,
6) Логашкиной Анны Петровны,
7) Уселина Михаила Семеновича.

Постановили: ликвидировать по II-й категории как крупно-кулацкие хозяйства до и после революции с применением постоянных рабочих.

Слушали §32: материалы Кругло-озерновского с/совета на хозяйства:

1) Бакаллина Афанасия,
2) Матросова Матвея,
3) Скобычкина Панкрата.

Постановили: за отсутствием кулацких признаков решение с/совета отменить и данные хозяйства оставить на месте.

Слушали §33: материалы Кругло-озерновского с/совета на хозяйства:

1) Закалова Сильверста,
2) Логашкина Кирилла,
3) Ковалева Ивана,
4) Толоконникова Федора,
5) Кузнецова Федора,
6) Фофонова Федота,
7) Севрюгина Федора.

Постановили: запросить Кругло-озерновский с/совет о предоставлении подробной характеристики до и после революции.

Выписка из протокола №36 от 16.VIII.31 г. заседания Уралкрайкомиссии по ликвидации кулачества как класса.

Слушали: материалы Серебряковского с/совета на Шерстнева Георгия. Заявления Чеснокова Ефима и Петровского Степана о пересмотре решения об их выселении.

Постановили: Шерстнева Г. ликвидировать по 2-й категории как крупно-кулацкое и до, и после революции с применением постоянной наемной рабсилы. По заявлениям Чеснокова и Петровского в просьбе отказать.

Выписка из протокола №36 от 16.VIII.31 г., заседания Уральской крайкомиссии по ликвидации кулачества и байства как класса

Слушали: материалы Круглоозерновского с/совета на хозяйства:

1) Ковалева Ивана Петровича,
2) Толоконникова Федора Ивановича,
3) Логашкина Кирилла Ивановича,
4) Севрюгина Федора Евстефеевича,
5) Фофонова Федота Ивановича,
6) Закалова Сильверста Ивановича,
7) Кузнецова Федора Михайловича.

Постановили: первые 6 хозяйств ликвидировать по II категории, а хозяйство Кузнецова оставить на месте за отсутствием кулацких признаков.

И здесь мы встречаем немало имен, которых не было в предшествующем документе. Обращает на себя внимание и тот факт, что не все хозяйства, представленные сельсоветами к раскулачиванию, проходили утверждения на уровне крайкомиссии, хотя, как увидели ниже, это не всегда проходило для этих хозяйств бесследно. Из этих документов также видно, что не все безропотно относились к решению своей судьбы. Некоторые из раскулаченных подавали заявления с обжалованием решений сельсоветов.

Да, несколько хозяйств по решению крайкомиссии были оставлены на месте (лишь небольшая часть из представленных и, возможно, до поры до времени). Ну а что же с теми, раскулачивание которых было утверждено и этой инстанцией? По этому поводу в деле имеется следующее распоряжение:

Серебряковскому с/совету

С получением сего Уральский райисполком предлагает в суточный срок направить все кулацкие хозяйства (независимо от того, где находятся их семьи), подтвержденные ГИКом, в Алексеевский поселок.

Пред. Уралрайисполкома Куверзин.

Зав. оперативным отделением Мелерова.

Нет никакого сомнения – распоряжение было выполнено. Подтверждением может служить следующий документ:

Справка

Дана Шашкову в том, что он направляется в пос. Алексеевку сопровождать кулацкое хозяйство на одной подводе на паре быков. Всем общественным организациям, сельсоветам оказывать содействие гр. Шашкову, если что случится в пути.

Пред. с/совета (подпись) 13.08.31

Общеизвестно, что движимое и недвижимое имущество раскулаченных конфисковывалось в пользу местных колхозов. В этом плане в деле имеется, пожалуй, единственный из документов. Написан от руки простым карандашом и поэтому плохо читаем:

Акт

1931 г., август, 31. Мы, нижеподписавшиеся председатель сельскохозяйственной артели «Красный сигнал» Серебряковского с/совета т. Голубев С. и член Президиума с/с Гузепов Василий, составили настоящий акт в нижеследующем: сего числа передать дома, принадлежащие кулакам, выселенным из поселка Круглоозерного: 1) Шерстневу Георгию – 500 р., 2) Севрюгину Федору – 500 р., 3) Бахиреву Ивану А. – 400 р., 4) Закалову Сил. Ив. – 600 р., 5) Фофонову Федору – 600 р., 6) Паслоппову Александру – 400 р., 7) Фильчеву Сидору – 350 р., 8) Закалову Якову – 400 р., 9) Феллисову Василию – 800 р., 10) Думчеву Сидору – 600 р., 11) (?) Семену – 600 р., 12) Мартынову –800 р., 13) Бачеллину Александру – 500 р., 14) Усалину Михаилу – 700 р., 15) (?) Ивану – 400 р., 16) Толоконникову – 800 р., 17) (?) Павлу – 300 р. Всего же на сумму 9950 р. (девять тысяч девятьсот пятьдесят рублей).

Председатель колхоза (подпись)

Член Президиума с/с (подпись)

Большинство из приведенных здесь имен нам уже знакомы по предыдущим документам. На некоторых из них (Закалова Сильверста, Фофонова Федота (или Федора), Севрюгина Федора) Уралкрайкомиссия запрашивала у сельсоветов дополнительную информацию, которой, видимо, не вполне хватало для «ликвидации» этих хозяйств. Наряду с этим здесь встречаются и новые имена: Фильчев Сидор, Паслоппов Александр, Думчев Сидор.

Документов о передаче колхозу скота, сельскохозяйственного инвентаря и прочего имущества раскулаченных в деле не имеется.

Одним из ответов населения на проводимую политику коллективизации явился забой скота, хорошо известный по роману «Поднятая целина» М.А. Шолохова.

Имеющиеся в нашем деле документы зафиксировали всего один такой случай на территории Серебряковского сельсовета, хотя в действительности таких было, возможно, намного больше.

На официальном бланке (что само по себе уже привлекает внимание) был зафиксирован факт забоя, а в написанном от руки обвинительном заключении указано, что «Михаил Чукалин без зазрения совести зарезал Галлу 9 месяцев, чтобы не допустить ее обобществления».

Это дело было передано на рассмотрение сельсовета и – мы увидели далее – имело для Михаила Чукалина неприятные последствия.

Если весной 1931 года в поселках, входящих в ведение Серебряковского сельсовета, проходило раскулачивание, то осенью началось «очищение колхозов от чуждых элементов». Цель была одна – «подчистить» недоделки раскулачивания. Подтверждением этого служит следующий документ.

Выписка из протокола общего собрания поселка Круглоозерного

27.X.31

Присутствовало 10 человек.

Слушали: о чуждых элементах в колхозе.

I. Бакалкин Яков
Бакалкин Яков, как сын кулака. До революции имели 2 паровые мельницы и эксплуатировали наемный труд. Сам Яков вредил в колхозе тем, что бежал с зяблевой вспашки.

II. Бакалкин Афанасий
Бывший белый офицер, помощник коменданта, под его руководством истязали красноармейцев-пленников. Сидел в тюрьме, но был выпущен ОГПУ за недостатком доказательств.

III. Закалов Михаил. Был спекулянтом и бандитом во время гражданской войны.

IV. Щурихин Иван, сын кулака, похитил из красного обоза мешок зерна.

V. Чукалин Михаил, сын кулака, брат его отличался зверствами в борьбе с красноармейцами. Сам Михаил выступал против Советской власти. Зарезал тайком телицу, боясь, что ее обобществят.

Постановили: поставить с/совет в известность о том, что в колхозе находились лица, чуждые нам, вредившие нам в колхозном строительстве, с тем, чтобы их изолировали из поселка и из Уральского ГИКа.

Вот так. Если ты «сын» и «брат», «бежал с зяблевой вспашки» (без указания причин), «похитил мешок зерна» (если, конечно, это так), распорядился своей телкой – значит ты вредитель, которого надо выселить за пределы района. Но самое серьезное обвинение было предъявлено Афанасию Бакалкину: «белый офицер, помощник коменданта, под его руководством истязали красноармейцев-пленников». Безусловно, в ближайшее десятилетие белое движение могло сыграть в судьбе Афанасия Бакалкина роковую роль, несмотря на то, что в свое время даже у ОГПУ не нашлось достаточных доказательств вины Афанасия Бакалкина. Имя Афанасия Бакалкина нам уже встречалось. Весной сельсовет пытался его раскулачить, но крайкомиссия отменила решение сельсовета «за отсутствием кулацких признаков». Теперь же сельсовет, видимо, решил взять «реванш». Обращает на себя внимание и количество присутствующих на «общем собрании поселка Круглоозерного» – 10 человек.

События, связанные с трагедией раскулачивания на территории Серебряковского сельсовета, не ограничились 1931 годом. В нашем деле хранятся 2 официальных бланка, датированные сентябрем 1933 года. Начинаются эти бланки со слов: «Облотделом ОГПУ задержан по подозрению как беглый кулак».

В одном из этих документов речь идет о жителе поселка Круглоозерное Александре Владимировиче Егорове. В этом случае я ничего не могу сказать.

А вот вторым задержанным «по подозрению как беглый кулак» значится Федор Семенович Скобычкин. Это отец знаменитого в нашей области Федора Федоровича Скобычкина, который дважды возглавлял совхоз «Анкатинский», являлся директором Уральской сельскохозяйственной опытной станции, а совхоз «Березовский» под его руководством стал орденоносным хозяйством.

Его же отец, Федор Семенович, будучи крепким хозяином, бежал из Круглоозерного во время коллективизации и более 30 лет прожил на небольшом хуторке Пикет (или Бегет), неподалеку от Подстепного. Документов же у него в начале 30-х годов, скорее всего, никаких не было (откуда они могли взяться у человека, проживающего практически в пойменных лугах, если и у колхозников вплоть до хрущевских времен не было даже паспортов). И Федора Семеновича Скобычкина задержали «для выяснения личности».

Конечно, после ознакомления с этими документами, открытых вопросов остается немало. Со стопроцентной уверенностью можно заявить, что далеко не все раскулаченные проходят по ним. На какие сроки высылались раскулаченные? Почему не все семьи последовали в ссылку вслед за главами семейств? Ведь в Круглоозерном до конца своих дней проживали дети из нескольких раскулаченных семей.

Автор: Сергей Калентьев

Добавить комментарий

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top