Почувствовать эпоху

10 марта 2022
0
3222

Многие из этих ребят в музее Пушкина побывали впервые. И в буквальном смысле прикоснулись к удивительной истории своего города и края. И хотя это посещение в феврале больше соответствовало трагической дате дуэли на Черной речке, разговор шел о золотых сентябрьских днях приезда поэта в Уральск.

Старшеклассников привела на экскурсию учительница русского языка и литературы вечерней школы № 1 Балсулу Ермеккалиевна Даукенова. Переступив порог бывшего Атаманского дома, ребята сразу попали в атмосферу XIX века.

Заведующая музеем Зармина Хангереева провела экскурсию, показала линогравюры у входа в основной зал с изображением тех мест, которые посетил Пушкин, приехав в Уральск 189 лет назад. Она рассказала о том, когда и зачем Пушкин приезжал, показала экспонаты – мебель времен Пушкина, старинную физгармонию – на такой музицировали тогда дамы, копии рукописей поэта, старинные издания книг «Капитанская дочка» и «История Пугачевского бунта». Зармина Саматовна обратила внимание ребят на два портрета кисти знаменитого художника Тропинина – Пушкина (копия) и атамана Давыда Бородина – подлинник, что является особой гордостью музея.

У этого портрета тоже целая история. Попав в запасники краеведческого музея, он долгое время находился в забвении – нельзя было в советские годы выставлять портреты казачьих генералов. Обнаружили его местные краеведы почти случайно, полотно нуждалось в реставрации и, возможно, только принадлежность портрета кисти великого художника (что подтвердили московские эксперты) спасло его.

Давыд Бородин – сын Мартемьяна Бородина, который за 60 лет до приезда Пушкина сопровождал плененного Пугачева в столицу.

Портрет Бородина написан В.А. Тропининым в Москве не позднее 1827 года, то есть в то время, когда художник создавал знаменитый портрет Пушкина. На сеансах в мастерской Тропинина на улице Ленивке, где художник жил с 1824-го по 1856 годы, Пушкин и Бородин могли встретиться, познакомиться и разговориться. Может быть, уже тогда под влиянием рассказов атамана о Пугачеве, о гражданской войне и возник у поэта интерес к пугачевской теме. Не случайно в январе 1827 года он говорил княгине М.Н. Волконской, отъезжающей к мужу в Сибирь: «Я хочу написать сочинение о Пугачеве. Я отправлюсь на место происшествия…»

А в 1833-м – в год приезда Пушкина – хозяином этого дома был наказной атаман Уральского войска Василий Покатилов. Его любили за веселый нрав, остроумие, отвагу в военных действиях, гостеприимство. Можно только представить, какими широкими застольями принимал он знаменитых гостей.

Пушкин не забыл гостеприимства наказного атамана. Посылая в конце февраля 1835 года оренбургскому военному губернатору Перовскому четыре экземпляра «Истории Пугачева», поэт просил передать один экземпляр книги атаману Покатилову.

С кем из казаков виделся поэт на званых обедах в Атаманском доме? О чем они беседовали? К сожалению, никто из встречавшихся с Пушкиным в Уральске не оставил воспоминаний. Хотя среди казачьих офицеров было много образованных, интересующихся литературой людей. А возможно, их воспоминания просто не дошли до нас.

Тем не менее, скупые записи в дорожной книжке поэта, обрывочные рассказы уральцев, дошедшие до наших дней, архивные документы, а главное, письма самого поэта помогают с известной долей вероятности воссоздать «дела давно минувших дней».

«Оттуда (из Оренбурга – ред.) поехал я в Уральск – тамошний атаман и казаки приняли меня славно, дали мне два обеда, подпили за мое здоровье, наперерыв давали мне все известия, в которых имел нужду, и накормили меня свежей икрой, при мне изготовленной», – писал Пушкин жене уже из Болдино.

Ребятам рассказали, почему Пушкин предпринял такое длинное и трудное путешествие из Петербурга в Оренбург и дальше – в Уральск. Ведь для написания исторического труда у него достаточно материала: «18 пухлых томов» протоколов, по собственному выражению поэта, он буквально изучил.

Но, видимо, главным для поэта было стремление увидеть стариков, очевидцев «возмущения», современников Пугачева, узнать «мнение народное» о восстании 1773-1775 гг., о самом «мужицком царе», услышать народные предания, отмеченные чертами «истины неукрашенной и простодушной».

В 1836 году он писал: «Я посетил места, где произошли главные события эпохи, мною описанной, проверяя мертвые документы словами еще живых, но уже престарелых очевидцев, и вновь проверяя их дряхлеющую память историческою критикою».

Проезжая казачьи селения и бывшие крепости, каждая из которых была в свое время захвачена пугачевцами, поэт останавливался, встречался со стариками – свидетелями громких дел, записывал в дорожную тетрадь их рассказы.

Краеведы подсчитали: к приезду Пушкина в Уральске оставалось 70 очевидцев восстания – стариков 73-75 лет и более. Они многое могли поведать поэту. Но участник всего один – 82-летний Михаил Пьянов, отставной казак, в молодые годы служивший у Пугачева гренадером в личной его «гвардии», охранявшей и сопровождавшей предводителя во всех походах и поездках.

Пьянов был младшим сыном старого товарища Пугачева – Дениса Пьянова, в доме которого Пугачев останавливался на постой в 1772 году, ему же первому будущий вождь восстания открыл тайну о своем «царском» происхождении.

Вся семья Пьяновых убежденно считала Пугачева «государем Петром Федоровичем». Пугачев любил эту семью, был посаженным отцом на свадьбе Михаила Пьянова в январе 1774 года.

Там же, на свадьбе, он сказал старому товарищу Денису Пьянову слова, многое объяснившие Пушкину в отношениях Пугачева и его ближайших сподвижников, истинных вожаков восстания, руководивших его действиями: «Улица моя тесна». Эти слова поэт целиком привел в «Капитанской дочке». На вопрос Гринева: «А ты полагаешь идти на Москву?» – самозванец несколько задумался и сказал вполголоса: «Бог весть. Улица моя тесна; воли мне мало. Ребята мои умничают. Они воры. Мне должно держать ухо востро; при первой неудаче они свою шею выкупят моею головою».

Еще до приезда в Уральск Пушкин знал о некоторых обстоятельствах сватовства и женитьбы Пугачева на яицкой казачке Устинье Петровне Кузнецовой, о чем свидетельствует запись в дорожной книжке: «Пугачев в Яицком городке увидел молодую казачку Устинью Кузнецову и влюбился в нее. Он стал ее сватать…» Посланные сваты, возвратившись, заявили Пугачеву, что Устинья, «девка хороша и постоянна», «такому благополучию рада».

На другой день «оную за себя взял, и в церкви святых апостол Петра и Павла обвенчался». Свадьба состоялась 1 февраля 1774 г. в Яицком городке, а уже 22 марта 1774 года пугачевское войско потерпело поражение под Татищевой, и Яицкий городок был взят правительственными войсками.

Экскурсантам рассказали, что в Старом Соборе семь месяцев держал осаду гарнизон правительственных войск, обороняясь от пугачевцев. За это время в крепости, какой тогда был Собор, окруженный толстыми стенами, съели всех лошадей, кошек, собак и стали питаться уральной глиной. А комендантом крепости был отец будущего великого баснописца Ивана Крылова.

Учительница Балсулу Еремеккалиевна Даукенова рассказала ребятам о том, что благодаря поездке в Уральск, Пушкин написал повесть «Капитанская дочка».

Главное, в этот день старшеклассники почувствовали, в каком удивительном городе мы живем, как переплелись в нем времена, эпохи, великие люди и события.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top