Почти мистическое действо

7 марта 2019
0
355

В нежные, изящные, идиллические картины, словно рожденные из прозрачной вуали или фаты невесты, ворвались работы, исполненные страсти, динамики, мощи, доныне несвойственных ее творчеству, и… вновь нашли своих почитателей.
«Нерест», «Из лавы», «Лик ночи», «Соль-озеро» и другие новые работы члена Союза художников Казахстана Н. Е. Тихоновой экспонируются в городском выставочном зале, олицетворяя приход весны. Она и сама – женщина-весна, причем в любое время года. «Мой мир – сплетение реальности и причудливых фантазий, где дух природы и человека, как сказка и бытие, заставляют задуматься, почувствовать беспокойство и ответственность за мир, в котором мы живем, а также за будущие поколения, которые мы растим», – говорит о сокровенном Надежда Ефимовна, ветеран педагогического труда.

Работы Надежды Ефимовны узнаваемы – художник пишет в основном в технике пуантилизма. Точками, придающими картинам ощущение воздушности, легкости, прозрачности и своеобразной невесомости. При близком рассмотрении они напоминают мозаику, при удалении от них кажется, что краски наложены сплошным слоем – такую виртуальную метаморфозу порождают.

«В ожидании перевозчика» – название работы звучит весьма прозаично, однако выглядит поэтично. Три девушки, словно невесты, в белоснежных длинных платьях сидят у реки, поджидая лодочника, который переправит на другой берег. Их причудливые наряды, позы передают внутренние состояния, характеры, думы… Чувствуется дуновение освежающего, напоенного влагой и благоуханием ветерка. Ощущение, что через мгновение красавицы сойдут с полотна, поражая своей статью и пластикой.

Похожие чувства вызывает «Иссохшее русло», хотя тема отнюдь не идиллическая. Женская юбка олицетворяет … пересохшее русло реки, с замершими в ней навсегда рыбами. Трагический финал в природе. При этом особенностью творчества автора является не сгущение красок и ощущений, а дарение позитива, надежды, в них явное предостережение. Нередко художник использует поэтические строки, которые, как и живописные полотна, говорят пространственно, многогранно, философски, побуждая поразмышлять над образами и высказываниями. Словно погружают зрителя в иной мир, позволяя увидеть и прочувствовать то, что за кадром, пофантазировать. По словам Тихоновой, стихи поэтессы Тамары Шабарениной гармонично отражают суть ее работ. К примеру, образ женщины с зарождающейся в ней новой жизнью воплотился в строки:

Сон-трава и вселенский покой,
Купол неба круглеет под платьем,
Ах, ты, Господи, грех-то какой,
Ах, ты, Господи, счастье-то, счастье…

К приятному удивлению уральцев, сегодня она работает в иной манере. И хоть не принято говорить о женском возрасте, все-таки замечу, в такие зрелые лета вряд ли кто-то начнет что-то новое. Но не Надежда Ефимовна, которая продолжает восхищать как человек и художник. Живет в неустанных поисках, творит, играя красками и получая удовольствие. Избрала новое направление в современной живописи – флюид арт. «Это целая история, – улыбается она. – Для меня работа по так называемой технологии жидкого акрила незнакома, этому нигде не обучалась. Пришлось самостоятельно доходить до всего.

На первые попытки затратила столько сил и средств, – качает головой. – Испортила холсты, столько всего выбросила в мусорный бак, что забеспокоилась: не усомнятся ли соседи в моей нормальности.

Дело в том, что вечером рисую, претворяя какую-то идею, и все, вроде бы получается. Ухожу спать. Просыпаюсь утром, предвкушая предстоящий процесс, подхожу и… вижу совершенно другое.

Оказалось, краски очень подвижные, и один цвет, более сильный, может нейтрализовать или поглотить другой, более слабый, превращая мои старания в ничто. Ну как же так, думала я. И поняла: нет смысла продолжать «мартышкин труд». Надо изучить материал, его особенности, постигнуть секреты, сочетание красок, подчинить их себе. Вторая причина – в наших магазинах нет качественных материалов.

И все-таки я продолжала. У «Трех деревьев» свой нелегкий путь. Задумала «Дорогу одиноких», но она «не шла», и раз десять меняла тему, пока рука сама не стала выписывать деревья. В следующий раз из хаоса красок вдруг проявился образ женщины, впоследствии преобразованный в «Лик ночи».

Однажды взяла акрил: красный, черный и белый, но писала, как маслом. Мне позвонили с Украины, сказав, что в десять часов вечера во многих странах будут молиться за их страну, чтобы конфликты не переросли в войну. Я переживала: люди запутались, не могут сами выбраться из беды и обращаются за помощью к Всевышнему, чтобы Он дал им разум и силы прекратить распри. Так родилась картина «Опалимые», в которой каждый видит свое. Кто-то – руки Бога, заслонившие людей от огня».

Непривычные для любителей реализма работы почти осязаемо изображают стихии воды, огня, таинство рождения или завершения жизни… Она идет к финалу творческого процесса, не до конца представляя, что из этого выйдет. «Мне кажется, что заливка картины и все дальнейшие превращения происходят не только по моей воле, что-то подключается извне, а я соучастник этого мистического действа…», – поясняет она, не договаривая, будто боясь спугнуть удачу.

В «Нересте», где размыты очертания образов, явно просматривается поток стада осетровых, движимых в места нерестилищ великим инстинктом размножения. Их скорость, «брачная» раскраска буквально завораживают. Несколько другие чувства: смешение страха, беспокойства рождает картина разлившейся лавы с вулканическими включениями причудливых форм. По-своему любопытен так называемый след ночной птицы, где на переливающемся изумрудно-зеленом фоне яркими притягательными пятнами угадываются не то глаза пернатых, не то яркое оперение павлина…

Творческий талант Надежды Ефимовны проявился не только в живописи, стихосложении, но и даре рассказчика. Несколько ее новелл вошли в сборник педагогических исследований Колесовой Л.Г. в качестве живых примеров обмена опытом учителя живописи, которым она щедро делится. Каждый рассказ, вошедший в главу «Судьбы сплетенье…», художественная история или трогательный эпизод о ее воспитанниках, впоследствии избравших путь своего наставника и достигших определенных высот в изобразительном искусстве.

Надежда Белая – фамилия до замужества – родилась в Северном Казахстане. Окончила Красноярское художественное училище имени Сурикова. Руководила изостудией, детской художественной школой имени Сакена Гумарова. Участвовала в сорока выставках: городских, республиканских, международных. Персональных на ее счету – восемнадцать, настоящая посвящена 70-летию. На торжественном открытии ей вручили Почетную грамоту от Союза художников РК за вклад в развитие изобразительного искусства, Благодарственное письмо. Ее муж Вячеслав Тихонов также был художником, в свое время написал серию портретов ветеранов Великой Отечественной войны. Супруги вырастили двоих детей. В настоящее время у Надежды Ефимовны двое внуков и два правнука.

«Я словно ухожу в другое измерение, могу работать по двенадцать-четырнадцать часов, не замечая времени суток, наслаждаясь процессом и испытывая разные эмоции и ощущения от рождающихся картин-медитаций», – признается художник.

Фото: Ярослав Кулик

Обсуждение закрыто.

ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top