Почему они такие?

9 ноября 2017
0
115

Ежегодно под суд попадают сотни несовершеннолетних. Половина из них нарушает закон повторно, дела разбирают ювенальные судьи. Как выяснилось, они не только решают детские судьбы, но всякий раз стараются помочь встать на правильную дорогу. О работе специализированного межрайонного суда по делам несовершеннолетних г. Уральска рассказала ювенальный судья Жанар Баймуратовна Ешпанова.

Ж. Б. Ешпанова

Материалы дела предельно скупы: «Ищанов В., 1995 года рождения, воспитывающийся в полной семье, закончивший 7 классов, совершил кражу…».

– Разве из этого что-нибудь поймешь? Как ребенок живет, почему решился на такое?

Соглашаюсь с судьей: информации действительно мало.

В ювенальном суде на подростка составляют целое досье, можно сказать – карту социального сопровождения. Собирается она по крупицам: что-то рассказали социальные педагоги, психологи школы, где учится ребенок, свое мнение у участкового.

– Вот, например, 16-летний подросток. Украл у одноклассника велосипед и продал. Вроде бы, все ясно. А оказалось, у него родители пьют, и он несколько дней не ел. В ситуации необходимо разобраться. Нам помогает психолог, он у нас участвует практически в каждом процессе. Беседует с родителями, ребенком. Для него отведена специальная комната, где в тишине они могут поговорить, – объясняет Жанар Баймуратовна.

Кабинет психолога в учреждении самый уютный. Детям нравится аквариум с золотыми рыбками, уютные большие кресла. К тому же на столе цветные карандаши и бумага.

– Пожалуйста, рисуй, – предлагает специалист.

– Все, что хочешь? – недоумевает мальчишка.

– Конечно, все что придет в голову. Даю тебе полную свободу.

Подросток, не важно сколько ему лет, старается, меняет карандаши, крутит на столе альбомный лист. Психолог затем «расшифровывает» картинку. В цветах, образах и просто в «каляках-маляках» скрыто психологическое состояние подростка, его внутренний мир, иногда не совсем детский.

– И что, картинки действительно помогают понять, в чем дело?

– Еще как, даже обидчик бывает на ней, – подтверждает судья.

В результате совместных уси-лий судьи и психолога в материалах дела появляются тончайшие детали, которых не заметили, нечаянно упустили.

Мальчишка, вчерашний отличник, усыновленный в раннем детстве, вдруг сделался замкнутым и стал воровать. Мама, после долгих уговоров, слез и просьб, опустила руки. Запретила ему сидеть за компьютером, отняла мобильный телефон, не пускала на улицу после уроков, а он таскать чужое не перестал. Дети, у которых что-то пропадало, жаловались родителям, учителя – матери, потому что находили украденную вещь у ее сына в портфеле. Она краснела, затем снова его наказывала, в итоге дело дошло до суда. Психолог после долгих разговоров с подростком определила: именно так он реагирует на развод родителей. Переживал в себе, ни с кем не делился, взрослые слишком увлеклись выяснением отношений, чтобы заметить это. Он был приемным ребенком и был уверен, отец ушел из-за него.

– Когда вникаешь во все тонкости, понимаешь, что перед тобой не подсудимый, а прежде всего мальчишка, – рассказывает Жанар Баймуратовна. – И тогда уже становится ясно, кто на самом деле виноват, а главное, как помочь.

Судить детей как взрослых нельзя – вот главная установка ювенальной юстиции. В зале нет решеток. Подростков судья называет исключительно по имени, избегая обращения «подсудимый». Вообще процесс больше напоминает школьный педсовет.

Приговор здесь вообще не главное. Большинство дел в ювенальном суде закрывается за примирением сторон.

– В 2012 году стартовал международный проект «Ювенальная юстиция в Казахстане», в рамках которого в Астане и Алматы были образованы первые экспериментальные ювенальные суды. С учетом положительного опыта теперь они функционируют во всех других областных центрах и некоторых крупных городах, – поясняет Жанар Баймуратовна. – Основная функция ювенального суда – перевоспитание, защита законных интересов и прав несовершеннолетних. Суд действительно не ставит целью сурово наказать, пусть это даже серьезное преступление. Его совершил подросток, который в силу своего возраста не до конца отдает отчет своим поступкам.

В ювенальных судах рассматриваются уголовные, гражданские и административные дела. Особое внимание уделяется вопросу воспитания детей, оставленных без родительского попечения. Актуальным является вопрос усыновления (удочерения) сирот. При разрешении дел этой категории всегда требуется ответственный, особый и индивидуальный подход. Анализ судебных дел о расторжении брака показывает, что в настоящее время значительно увеличились споры об определении места жительства детей после развода и времени общения с ребенком одного из родителей. В этих вопросах ювенальные суды принимают решения с учетом защиты прав и свобод несовершеннолетних детей.

– Нами решаются вопросы о направлении детей с девиантным поведением (поведение, которое не соответствует требованиям социальных норм) в специализированные учебные заведения, – продолжает судья. – Рассматриваем административные дела, связанные с ненадлежащим выполнением родителями своих обязанностей по воспитанию и обучению детей. К примеру, если ребенок не ходит в школу, занимается бродяжничеством, находится в позднее время на улице без сопровождения законных представителей или родителей. Достаточно большое количество дел связано с лишением родительских прав.

Участковый, социальный педагог, классный руководитель пришли в дом к ученику, за которым родители, по всей видимости, не смотрят. Он приходит в школу грязным, голодным, без учебников и тетрадей. А чаще всего не появляется совсем. В доме холодно, продуктов нет, уюта тоже. Пьяные родители с трудом понимают, кто к ним пришел и что от них нужно. В суде разбирают данную ситуацию. Они сегодня трезвые, но до конца не осознают, что их могут лишить родительских прав. Судья выносит самый суровый приговор.

– Это крайняя мера, – поясняет Жанар Баймуратовна.

– Закон устанавливает строго ограниченный перечень оснований, по которым родитель может быть лишен родительских прав. Основная причина – невыполнение родительских обязанностей, в том числе по уплате алиментов. Поводом может стать отказ без уважительных причин нести ответственность за своего ребенка. Если имеет место – жестокое обращение, есть факты физического или психического насилия над ребенком, покушения на его половую неприкосновенность. Но, если в течение полугода родитель исправился, общается с ребенком, заинтересован в его судьбе, он может восстановиться в правах. Правда, дел о восстановлении намного меньше, чем о лишении.

Согласно статистике, количество преступлений несовершеннолетних становится меньше. Возможно, это связано с тем, что принят новый Уголовный кодекс. Появились примирительные процедуры, медиация. Достаточно распространенной является практика, когда стороны примиряются на стадии дознания или следствия. До суда в среднем доходит порядка 50% дел, по которым стороны не договорились.

Подростки совершают преступления. Чаще всего отбирают мобильные телефоны. Причем не только мальчики нарушают закон, но и девочки. Две девушки попросили телефон у взрослого мужчины. Объяснили, им нужно срочно позвонить, но как только телефон оказался у них в руках, убежали.

Часты случаи вымогательства, и здесь не имеет значения, о какой сумме идет речь. Требуют все что угодно – деньги, телефоны или даже коробку сока. В Каратобинском районе несовершеннолетние завели подростка в сарай, избили и потребовали, чтобы он принес им сок. Можно подумать, что этим занимаются дети из неблагополучных семей, но на деле, говорит судья, не всегда так.

– В каждом случае присутствует психологический фактор. Поэтому нам необходимо знать мотивы поведения. Почему подросток совершил подобный поступок, что стало поводом? Прежде чем вынести наказание, стараемся определить для себя, станет ли для него это уроком или он снова решится на подобное?

Однако сок – не самое страшное, на что могут решиться подростки. Иногда в их руках оказывается нож. Сценарий один – конфликт, начинаются разборки. В курсе вся школа, кроме учителей и родителей. Выясняют отношения после уроков только двое, остальные в качестве сторонних наблюдателей. Каждый мог бы рассказать кому-то из взрослых, или просто убедить друзей не устраивать драку. Вместо этого все дружно молчат. Ученик школы пришел на разборки с ножом, ударил учащегося колледжа, который пришел вступиться за друга. Ранения нанес в жизненно важные органы, в том числе задел легкое. Пострадавший в тяжелом состоянии госпитализирован в больницу, несколько дней провел в реанимации.

– Всякий раз я задаю один и тот же вопрос: почему? Почему не предупредили, почему равнодушно смотрели, почему не боялись, что один убьет другого. И знаете, что они мне отвечают? Что вмешиваться не по правилам. Социальные педагоги, психологи должны объяснять, к каким последствиям могут приводить такие «шалости». Мы и сами выезжаем в школы и другие учебные заведения, рассказываем о случаях из практики. Слышат ли нас? Думаю, не всегда.

Фото Ярослава Кулика и из архива специализированного межрайонного суда
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top