Почем здоровье для народа

4 ноября 2021
0
854

Сколько ни реформируют здравоохранение, лучше оно себя не чувствует. И пандемия это тоже доказала. Столько лет «оптимизировали» – сокращали число коек, инфекционных больниц, стационаров, а они ой как понадобились. При этом на здравоохранение, в том числе на гарантированный объем бесплатной медицинской помощи, государство выделяет огромные деньги. Почему реформы не принесли ожидаемого положительного результата, а наоборот?

Поставить медицину на рыночные рельсы пытались еще в 90-е годы прошлого века – создали фонд медицинского страхования – ну, чтобы, как на Западе. Просуществовал фонд недолго – с 96 по 98-й год – и закончилось все очень плохо: пропали и деньги, и руководитель. Сегодня глава первого отечественного ФОМС Иманбаев живёт в США. В 2001 году в Казахстане его заочно приговорили к 9 годам лишения свободы. Согласно материалам дела, Иманбаев причинил ущерб государству в размере 906 млн. тенге – огромные по тем временам деньги (доллар стоил 80 тенге). Его осудили заочно. Ну и что? Живет себе в Америке и не тужит.

А ограбленный Минздрав пытались «пристегнуть» то к одному, то к другому ведомству, и только в 2001-м году, когда ситуация в стране несколько улучшилась, было создано отдельное Министерство здравоохранения РК, которым стал руководить врач Доскалиев. Этот период запомнился закупкой за границей некачественных вакцин, от которых пострадали дети, и еще рядом скандалов.

В 2004-м году руководить Минздравом назначили Ерболата Досаева – экономиста, «эффективного менеджера». То, что у него нет медицинского образования, никого не смущало: медицина это теперь тоже – рынок услуг. Новый министр представил правительству проект Государственной программы реформирования и развития здравоохранения на 2005-2010 годы, главным принципом которой был переход на международные принципы оказания медико-санитарной помощи.

Упор делался на первичную медико-санитарную помощь. Досаев утверждал, что лечить больного амбулаторно государству намного выгоднее, чем госпитализировать его. Медперсоналу обещали поднять зарплату, сделать профессию престижной и улучшить образование.

Но началось все, как обычно – с оптимизации. В селах закрывались фармацевтическо-амбулаторные пункты, в городах сокращались стационары, больных чуть ли не сразу после
пераций, перенесенных инфарктов и инсультов выписывали из стационаров. Санэпидстанции и противочумные службы исключили из системы национальной безопасности и лишили финансирования (вот это и аукнулось во время пандемии).

Медицинская карьера «эффективного менеджера» закончилась печально: после скандала с массовым заражением детей ВИЧ-инфекцией в Шымкенте, он ушел с поста министра. На его место пришел Анатолий Дерновой, который тоже начал с реформ. При нем из медицинских вузов убрали факультеты педиатрии. Когда лечить детей стало совсем некому, факультеты тихо вернули на место.

Вернулся «на место» и Жаксылык Доскалиев, продолжив начатое дело реформирования. Теперь он стал внедрять Единую национальную систему здравоохранения. Одно из новшеств: каждый имеет право сам выбрать себе больницу и врача – хоть в столице. Те больницы, которые не пользуются спросом – закрыть. «Нам не нужно столько больниц, – уверял министр правительство, – мы финансируем пустые койки». Лозунг этой системы – деньги идут за пациентом. Куда они шли, потом выясняло следствие: после коррупционного скандала министр был уволен, арестован, осужден, но потом помилован.

В 2010-м году знамя реформации подхватила Салидат Каирбекова. При ней нам обещали электронные паспорта здоровья. Кто-нибудь их видел? Что там в компьютере у врача – неизвестно.

В 2014-м году на смену Каирбековой пришла Тамара Дуйсенова, идеолог программы «Денсаулык» и новой волны обязательного медицинского страхования. По мнению Минздрава, деньги теперь будут поступать в хорошие государственные и частные клиники с хорошим оборудованием, а плохие, оставшись без денег, закрываться.

В 2017-м году на ее место в кресло министра пересел вице-министр Елжан Биртанов. Он впервые прямо заявил, что медицина – это бизнес и продолжил борьбу со стационарами и койко-местами. Еще одно его «достижение» – реорганизация онкодиспансеров в разряд обычных многопрофильных больниц. При этом министр уверял, что сэкономленные средства от этой «оптимизации» будут направлены на закупку дорогостоящих лекарств. Медицинская сфера в этот период отмечена рядом скандалов, в том числе продажей бесплатных лекарств для онкобольных за рубеж и массовым заражением коронавирусом медперсонала Алматинской центральной больницы. Смертность от онкозаболеваний в республике продолжала расти.

Год назад по Минздраву в разгар пандемии снова прокатился ряд коррупционных скандалов. На Биртанова завели уголовное дело, его обвиняли в хищении 1,5 миллиарда бюджетных средств, и ему грозил срок до 12 лет лишения свободы. Но в этом году статью переквалифицировали на «злоупотребление должностными полномочиями». Кстати, миллиарды выделены на ту самую цифровизацию и «электронные паспорта здоровья», за которые так ратовал министр.

Пандемия еще больше обнажила провал всех этих либеральных реформ, и не только в Казахстане. Как отметил нынешний глава Минздрава Алексей Цой, сейчас каждый регион нуждается в дополнительных койко-местах и врачах-инфекционистах, которых перестали готовить в медвузах. А с пандемией лучше всего справляются там, где еще не полностью уничтожили советскую систему здравоохранения, которую, кстати, признавали лучшей во всем мире. В Китае, Вьетнаме, на Кубе, где она используется, лучше всего справляются с пандемией.

Может быть, пора признать, что Советский Союз был прав: медицина – это не бизнес. Медики призваны спасать людям жизнь, а не извлекать прибыль. Сразу с двумя задачами она не справится.

Или нас будут лечить, или – «крутить» на деньги.

Фото: Ярослав Кулик
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top