По Волге и Дону

7 декабря 2017
0
73

(Окончание. Начало в № 33-36, 38, 40-42, 44-46)

Степной поселок Ильевка, стоящий на северном берегу Карповского водохранилища, был, пожалуй, одним из немногих населенных пунктов на нашем длинном водном пути, где у нас не было никаких экскурсий.

Остановка утром продолжительностью четыре часа. Кто хотел из туристов – сошли на берег и посвятили время знакомству с окружающей местностью, другие, и таких тоже было немало, предпочли остаться на теплоходе, где всегда есть немало возможностей для того, чтобы с интересом и культурно провести время.

Впрочем, большинство из покинувших судно, пользуясь благоприятной солнечной погодой, устремились на поселковый пляж, благо от пристани он находился всего в каких-нибудь десяти-пятнадцати минутах ходьбы. И, наверное, это было самым правильным решением. Ильевка – небольшой населенный пункт, бывший хутор Ильевский, образованный где-то в девятнадцатом веке, и поэтому не мог, как многие станицы и села на Дону, похвастать чем-то старинным и тем более древним.

Я же обратил внимание на то, как здесь уважительно и бережно относятся к недавнему советскому прошлому. Заглянул в местный парк и будто перенесся на несколько десятилетий назад. На сравнительно небольшой территории, зеленой, заботливо ухоженной, вдоль аллей стояли бюсты полководцев Великой Отечественной войны, тут и там виднелись портреты деятелей советской эпохи, начиная от Ленина, Сталина, Калинина и кончая такими, чьи имена нынешней молодежи почти ничего не говорят. Тут же, рядом с каждым портретом, – подробная информация о партийном или советском деятеле, о его вкладе в развитие страны. Я не думаю, что в Ильевке в большинстве своем живут большие поклонники Иосифа Сталина или Лаврентия Берии. Здесь скорее другое. Советская эпоха оставила такой огромный след в истории страны, в судьбе всех нас, заставших ее, что глупо делать вид, что ничего этого не было, бороться с памятниками и другими ее символами. Историю надо уважать и принимать такой, какая она есть.

Ильевка это уже Волгоградская область, и тут с особой остротой почувствовалась горечь предстоящего близкого расставания с нашим «домом на воде», спутниками по десятидневному круизу, часть из которых, как мы, сойдет на берег в Самаре, другие же отправятся дальше по Волге, до Перми, где и прописан наш теплоход.

Если бы мы путешествовали автомашиной по суше, то уже через час, преодолев километров семьдесят, были бы в Волгограде. Речной же путь гораздо длиннее: в город-герой прибудем не раньше восьми часов утра следующего дня.

На этот раз, во второе посещение, мы знакомились уже не столько с самим городом на Волге, сколько с… небом. Да, с тем самым небом, что у нас над головой. В местном планетарии нам предоставили прекрасную возможность полюбоваться ночным небосводом с великим множеством звезд и других космических объектов, всем тем, что в современных городах, к сожалению, уже по-настоящему-то и не увидишь.

В вестибюле каждого вошедшего встречает Иосиф Виссарионович Сталин. Его бюст установлен на самом видном месте, и отнюдь не случайно. Планетарий, который был открыт в сентябре 1954 года, – это дар трудящихся Германской Демократической Республики советским людям и лично самому генералиссимусу по случаю его 70-летия. На средства немецких рабочих было не только возведено само здание планетария, но и приобретено все необходимое оборудование для него, самое передовое по тому времени. Они пожелали, чтобы планетарий был именно в Сталинграде, где немецко-фашистским агрессорам в свое время был нанесен такой сокрушительный удар, который привел к коренному перелому во всей войне.

Потом у нас происходила трогательная церемония прощания с городом-героем. Еще до того, как нашему многопалубному красавцу предстояло отойти от пристани речного вокзала, организаторы круиза посоветовали отдыхающим приобрести цветы. В точно назначенное время, по команде, их надо было бросить на воду.

Покидали мы город под звуки песен и маршей военной поры, громко транслировавшихся по судовой радиосети. Долго, несмотря на быстрый ход теплохода, мы еще любовались городскими пейзажами, тянувшимися на много километров вдоль Волги. А над всеми строениями высоко возвышалась легендарная фигура Родины-матери с мечом. Я, может быть, повторюсь, но скажу, что не знаю в стране ни одного другого монумента, посвященного минувшей войне, в котором с такой пронзительной мощью и глубиной было бы отражено все то, что сравнительно недавно, по историческим меркам, довелось пережить народу.

Звучит единая команда, перекрывающая музыку, и со всех палуб на темно-зеленые волны, поднятые ветераном речного флота, летят букеты цветов и скромненькие венки из полевых цветов. Кое у кого из участников круиза заблестели от слез глаза.

В Саратове у нас были две интересные экскурсии.

Мы побывали в Парке Победы на Соколовой горе. Неизгладимое впечатление произвел музей боевой славы, где прямо под открытым небом были выставлены оружие, боевая техника и снаряжение периода Великой Отечественной войны и более позднего периода. В экспозициях отражены достаточно полно также локальные войны и вооруженные конфликты, в которых участвовали советские войска.

На смотровую площадку, огромный рукотворный холм, ведет широкая лестница в пять уровней – по числу огненных лет Великой Отечественной. Оттуда, сверху, открывается великолепный вид на Саратов, Волгу и город Энгельс, находящийся на ее левом берегу.

Среди мостов, перекинутых через великую реку, отчетливо виден железнодорожный, построенный в тридцатые годы прошлого века. Трудно было переоценить его стратегическое значение в войну. Немцы много раз пытались разрушить мост, но ни одна бомба так и не упала на него, настолько он хорошо охранялся нашими частями.

Музей самоваров, расположенный на улице Кутякова, частный и был открыт недавно, года два назад. Однако он успел стать одним из самых посещаемых саратовцами и гостями города мест. Здешнюю коллекцию самоваров называют уникальной. И действительно, перешагнув порог заведения, попадаешь как будто в особый и неповторимый мир того, что в прошлом было неотъемлемой частью обихода почти в каждом доме.

– История самоварного дела на Руси насчитывает около трехсот лет, – сказала экскурсовод. – К появлению самоваров косвенно причастен сам Петр Первый. В начале восемнадцатого века Россия воевала со Швецией, воевала тяжело, и одной из причин неудач были орудия, сделанные из некачественного металла. Их буквально разрывало во время стрельбы. Иван Демидов предложил императору отдать ему несколько металлургических заводов на Урале, пообещав взамен наладить выпуск первоклассного оружия. Он так и сделал, а затем стал изготавливать попутно еще и различные изделия, как сейчас сказали бы, гражданского назначения.

Поначалу самовары изготавливались вручную из медных листов, работа была очень тяжелой, и поэтому они стоили весьма дорого – один самовар равнялся стоимости примерно двух коров. И их могли приобрести только богатые люди. Но по мере развития промышленности быстрыми темпами росло и производство самоваров, их популярность в народе.

Каких только мы не увидели в этот день самоваров: каждодневные, парадные, дорожные, солдатские, детские, трактирные, самовары-кухни, на которых можно было приготовить не только чай, но и супы, каши, самовары-«эгоисты», рассчитанные лишь на одного человека. Здесь же в немалом количестве представлены самовары и подобные им чайные приборы из Польши, Ирана, Китая, Кореи, США и других стран мира. Многие раритетные вещи, которым по 150-200 и более лет, а возраст одного экспоната превышал даже пять столетий (!), вызывали к себе глубокое почтение уже тем, что были носителями престижных в прошлом наград, которые выгравированы на их золотых и серебряных боках.

Круиз наш заканчивался, и на следующий день предстояло расставание с Волгой. Возможно ненадолго – чтобы уже в следующем, восемнадцатом году, вновь отправиться в плавание по реке, но уже выше Самары.

Фото автора
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top