По следам Карелина

17 июня 2021
0
719

17 июня – Всемирный день борьбы с опустыниванием и засухой

(Продолжение. Начало в № 23)

Экспедиция петербургских ученых по территории нашей области имела целью определить границы степных и пустынных зон Прикаспийской низменности. В экспедиции приняли участие два доктора биологических наук, ведущих специалистов Института ботаники имени Комарова в Петербурге Ирина Сафронова и Андрей Сытин.

Век в путешествиях

Оба они – настоящие энтузиасты своего дела. Ирина Николаевна исследованием растительности степных и пустынных зон России, Казахстана, Туркменистана, Узбекистана, Монголии занимается с 1958 года и до последнего времени совершала ежегодные экспедиции в различные регионы России и других стран.

Участвовала в экспедициях в Арктике – на островах Северного Ледовитого океана, полуостровах Таймыр, Ямал, на Чукотке. А несколько лет назад приняла участие в экспедиции по нашей области. Результатом стала ее очередная научная работа и карта растительности Западно-Казахстанской области с указанием координат и зон распространения. А всего у Сафроновой – около трехсот научных работ и статей.

Экспедицию не случайно назвали «По следам Карелина». По духу ее участников, по их преданности делу, страсти к путешествиям и исследованиям эти люди очень похожи на своего знаменитого предшественника, несмотря на два с лишним века, которые их отделяют.

«Я целый век провел в путешествиях и более 50 лет занимался зоологией и ботаникой. Дайте совет: как лучше издать с картинками: 1) путешествие по Башкирии, 2 тома; 2) путешествие по Киргизии, 3 тома; 3) путешествие по Туркмении и северо-западным границам Персии, 3 тома; 4) путешествие по северо-западным границам Китая, 3 тома. Как Вы мне посоветуете, так и поступлю», – писал Григорий Карелин из Гурьева редактору журнала «Северное сияние» Генкелю 17 февраля 1863 года.

О Карелине написано незаслуженно мало. Его личная жизнь полна загадок. Вот почему он предпочел провести остаток жизни в захолустном Гурьеве, если его семья оставалась в Москве?

До 1842 года семья жила в Оренбурге, где он и женился почти сразу по приезду на дочери генерала Мансурова. Там же родились три их дочери. (Кстати, младшая – Елизавета – стала бабушкой Александра Блока. То есть, Григорий Карелин – прадед великого поэта).

В 1839 году Карелин по предложению Московского общества испытателей природы командируется на восток Казахстана «для исследования естественных произведений Зюнгарии и других земель». Зюнгарией тогда называли большую область вокруг Джунгарского Алатау. 15 марта 1840 года они выехали в страшную распутицу из Оренбурга и лишь к третьему мая добрались до Семипалатинска. В состав экспедиции кроме Карелина и Кирилова вошли 22 казака и проводник Джаксалык. В распоряжении отряда были 27 лошадей, пять верблюдов, юрта, три палатки. Путешественники поднялись на перевал Чегарак-асу, а потом в течение месяца двигались по лабиринтам горных хребтов Тарбагатая. Этим же летом они обследовали Нарымский и Курчумский хребты Алтая, окрестности озера Зайсан, Черный Иртыш, побывали на озере Маркаколь. Тогда эти земли были еще в китайских владениях.

Карелин одним из первых составил карту Семиреченского края, собрал образцы полутора тысяч видов растений, животных и птиц. Таких богатых сборов не знала ни одна экспедиция того времени.

До 1842 года Г.С. Карелина сопровождал в путешествиях его приемный сын, студент Иван Кирилов, ставший его другом и соратником в научных исследованиях. Этот год начался для Карелина неудачно: болела жена, власти плели интриги. Но самым большим ударом для него стала необъяснимая смерть Ивана Кирилова. Он вез из Семипалатинска в Петербург драгоценный отчет путешественника о его исследованиях, проведенных на озере Зайсан, Черном Иртыше и в Аягузе.

Смерть молодого и здорового человека была так нелепа и внезапна, что некоторые исследователи связывают это трагическое событие с пребыванием в России Томаса Аткинсона – англичанина, выдававшего себя за путешественника, а на самом деле агента Великобритании, ревностно следящей за успехами российской политики в Средней Азии. Биографы Карелина обратили внимание на одно обстоятельство: некоторые маршруты путешествий Карелина по казахским степям довольно точно совпадают с поездками Томаса Аткинсона. Иноземного путешественника интересовали главным образом места рудных залежей и другие сокровища азиатских степей. Позже в Лондоне Аткинсон издал огромный труд о своих путешествиях по Прииртышью и Южному Алтаю. Не исключено, что потом именно по следам Аткинсона пришел в Казахстан крупный капиталист Лесли Уркварт.

С 1841 по 1845 год Карелин живет в Семипалатинске, каждое лето организовывает экспедиции в прилегающие области – от Алтая на севере до отрогов Тянь-Шаня на юге. В 1845 году генерал-губернатор Сибири князь Горчаков, не любивший дерзкого и острого на язык Карелина, высылает его из города за то, что якобы «обнадеживал торговцев выхлопотать понижение пошлин на чай». Отстраненный от экспедиционных работ, обиженный и униженный, Карелин уединился от всего мира в крохотном, заброшенном Гурьеве и в течение 20 лет занимался обработкой материалов своих 30-летних путешествий.

В одной из своих работ Карелин писал: «В 1852 году приехал я на недолгий срок к устьям р. Урала с главной целью наблюдать оба перелета, гнездование и линянье птиц; но передо мною открылось такое поле для наблюдений по множеству других предметов, а также свобода и затишье для приведения в порядок многих моих путешествий, что вместо двух годов прожил я безвыездно в пределах урало-казачьих более 16 лет. Ну, и насмотрелся же… Сколько мог, не нарушая приличия, и чрез то, не вредя своему делу, удалялся я от так называемого общества, да по счастью негде было его и найти. Гурьев – место пустынное, глухое, захолустье донельзя невежественное».

В 1867-68 годах в «Уральских войсковых ведомостях» была опубликована его статья «Естественные произведения земель Уральского казачьего войска», переизданная с дополнениями в 1875 году в «Трудах С.-Петербургского Общества естество-испытателей». Разбирая книгу казанского профессора Эверсмана «Естественная история млекопитающих животных Оренбургского края», Карелин создает монографию природных ресурсов, растений и животных западноказахстанских степей. К статье приложен перечень полезных ископаемых, диких млекопитающих края и каталог 345 видов птиц «урало-казачьих владений», шестнадцати из которых названия даны Карелиным. В это время Карелин начинает работу над «Естественно-историческим очерком земель Уральского
казачьего войска», а к концу 1868 года заканчивает труд под названием «Урало-казачья фауна».

Но тем одиннадцати томам его путешествий и открытий, о которых он писал издателю, так и не суждено было увидеть свет. В мае 1872 года в Гурьеве случился пожар, который захватил и одноэтажный домик Карелина на высоком правом берегу Урала. Почти все его рукописи погибли в огне, а его самого, страдавшего последние два года параличом ног, вынесли на руках из пылающего дома. От этого удара он уже не оправился. Потрясенный потерей трудов всей своей жизни, Григорий Силыч Карелин умер 17 декабря 1872 года.

Не надо мешать природе

За несколько лет до этой трагедии Карелина в Гурьеве навестил лейтенант Жеребцов, о котором впоследствии писал Паустовский в документальной повести «Кара Богаз». Он первым отважился
зайти в зловещий залив на корабле и пришел высказать свое предложение – «черную пасть» надо закрыть. Карелин рассердился, потом рассмеялся, объяснив эту «опрометчивость» молодостью Жеребцова.

«Думаю, что и вам не так уж много лет», – возразил Жеребцов. На что Карелин ответил: «Пустыня съела молодость» (выглядел он ужасно).

В 1980-м году, через сто с лишним лет после этого разговора, залив все-таки перекрыли, и это чуть было не привело к экологической катастрофе. Член-корреспондент АН СССР А.Г. Бабаев в статье «Кара-Богаз зовет на помощь» (Правда. 1986. 10 февр.) писал: «Высыхание залива привело к нарушению экологической обстановки в районе, загрязнению окружающей среды, сельскохозяйственных угодий, засолению почв».

В 1984 году был проложен трубопровод, и каспийская вода вновь хлынула в залив. Исправление этой экологической ошибки обошлось СССР в огромную сумму. Почти сразу после развала Союза власти Туркменистана взорвали дамбу и вернули «всё как было». Сначала и правда – всё стало, как было.

Падение уровня моря, начавшееся в 1940-х, прекратилось в 1977 году, а к 1980-му (когда построили дамбу) уже наблюдалось увеличение уровня. Естественно, эксперты записали это на свой счет. Однако никакой связи с возведением дамбы не было. Это подтверждает и тот факт, что после подрыва дамбы в 1992 году падения уровня воды в Каспии не произошло, а наоборот, прирост продолжился и сохранял свои темпы до 1997 года, после чего вновь пошел на спад.

Каспийское море уже давно прозвали пульсирующим или дышащим. То есть уровень воды в нем подвержен резким колебаниям, причем они могут произойти и в десять лет, а могут растянуться на целое столетие. И то, что сейчас Каспий мелеет, не является катастрофой и поводом для беспокойства. Это происходит согласно естественному циклу.

Прав был Карелин – не надо вмешиваться в природу – она сама все отрегулирует. И Каспий поднимется, и Шалкар наполнится, и Урал оживет. Во всяком случае, хочется в это верить.

(Продолжение следует)

Фото из экспедиции
ВСЕ РАЗДЕЛЫ
Top